ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 251

Автор:
Глава 251.


Из переговоров со штабом Юго-Западного фронта командующему 38-й армией генералу Москаленко было известно о крайне тяжёлом положении, сложившемся на участке 28-й армии генерала Крючёнкина. Армия Крючёнкина обеспечивала правый фланг Москаленко, на фронте у Москаленко два дня было тихо, и командарм не стал возражать, когда командующий фронтом забрал из второго эшелона 38-й армии и передал в 28-ю армию, включив в оперативно созданную группу генерала Пушкина, 22-й танковый корпус, 13-ю и 156-ю танковые бригады. Маршал Тимошенко, у которого не оказалось стратегических фронтовых резервов, намеревался таким образом консолидировать фронт 28-й армии, заняв оборону на рубеже реки Тихая Сосна.

Поздней осенью 1805 года в сражении при Аустерлице Наполеон убедительно продемонстрировал, сколь рискованной затеей являются крупномасштабные маневры войск вдоль фронта перед лицом противника, готового перейти в наступление. В том сражении русско-австрийская армия была жестоко наказана. То же произошло и в данном случае с маршалом Тимошенко. Танки, отобранные им у 38-й армии, к реке Тихая Сосна подойти не успели: немцы уже форсировали реку и отбросили армию Крючёнкина ещё дальше на юго-восток, на реку Чёрная Калитва. В свою очередь, 38-я армия, оставшись без танков во втором эшелоне, сделалась гораздо более уязвимой и лишилась возможности удерживать оборону на сильной позиции с загнутым правым флангом, прикрытым бронетанковыми войсками. Противник, чья воздушная разведка внимательно следила за передвижениями танковых колонн за линией фронта, не замедлил этим воспользоваться.

5 июля генерал-полковник Паулюс возобновил наступление на участке 38-й армии. Сосредоточив крупные силы пехоты и артиллерии в районе Двуречной, он форсировал Оскол и захватил два небольших плацдарма. К исходу 5 июля на этих плацдармах было всего лишь по батальону пехоты с артиллерией и несколькими лёгкими танками. В штабе Москаленко поначалу не придали этим плацдармам большого значения. Будь правый фланг 38-й армии надёжно обеспечен соседом - и судьба обоих плацдармов была бы решена в несколько дней: оба были бы ликвидированы. Однако за правым флангом у Москаленко на Юго-Западном фронте развивалась оперативная катастрофа, и уже в ночь на 7 июля маршал Тимошенко был вынужден приказать Москаленко оставить сильную позицию по реке Оскол и отходить в расположение 118-го укрепрайона на рубеж Нагольная-Ровеньки-Курячево-Белокуракино. Отступать ослабленной армией с сильной позиции, имея за спиной два не ликвидированных предмостных укрепления противника, чрезвычайно тяжело, если вообще возможно. Но у Моcкаленко не оставалось выбора. Приказав командирам соединений отступать, оставив на реке Оскол арьергарды численностью от батальона до полка, командующий сумел за сутки отвести армию на указанный рубеж.

Однако оперативная катастрофа за правым флангом 38-й армии стремительно развивалась, и в ночь на 9 июля стало ясно, что и на тыловом укреплённом рубеже остановить отступление и развернуть оборону не получится. Танки фон Швеппенбурга повернули на юг вдоль берега Дона. А далеко за левым флангом 38-й армии назревала ещё одна оперативная катастрофа - там успешно развивалась операция "Клаузевиц", начатая фон Боком 7 июля. 1-я танковая армия фон Клейста возобновила наступление и нанесла сильный удар из района Артёмовка, Славянск в направлении на Миллерово и Кантемировку.

Заняв 7 июля Россошь (штаб Юго-Западного фронта едва успел бежать из Россоши за Дон, в Калач, после чего фактически утратил оперативный контроль за обстановкой и связь с войсками), танкисты фон Швеппенбурга продолжили стремительный рейд на юг, подтягивая тылы уступом вправо. Утром 8 июля они заняли Ольховатку (30 километров северо-западнее Россоши) и в нескольких местах форсировали Чёрную Калитву. Следом за корпусом фон Швеппенбурга быстро подтягивались с севера мобильные дивизии 4-й танковой армии. Воздушная разведка Юго-Западного фронта обнаружила колонну из 100 немецких танков, приближающуюся к Россоши с севера. За танками шли грузовики с мотопехотой.

В три часа дня 8 июля немецкие танки с автоматчиками на броне появились в районе Мартынцы, Ерёмовка. Одновременно стало известно, что 300 немецких танков выдвигаются двумя колоннами по дорогам Россошь-Кантемировка и Ольховатка-Каменка. К исходу 8 июля голова первой колонны достигла Митрофановки, голова второй - Екатериновки. Оставаться в окопах 118-го укрепрайона, имея у себя за правым флангом в 15 километрах танковую колонну противника, генерал Москаленко не считал возможным. Он запросил у Тимошенко разрешения оставить 118-й укрепрайон и немедленно отвести армию на 15 километров к востоку, за реку Айдар. Тимошенко отвод запретил и приказал Москаленко загнуть правый фланг, развернув фронтом на север 9-ю гвардейскую дивизию Белобородова, 199-ю и 304-ю стрелковые дивизии и 3-ю танковую бригаду. В окопах 118-го укрепрайона остались 300-я, 162-я и 242-я стрелковые дивизии. Москаленко понял, что Тимошенко оставляет 38-ю армию на заклание. Он направил Тимошенко (тот находился на ВПУ в Гороховке, в 10 километрах к востоку от города Новая Калитва) повторный запрос на отвод, а копию запроса направил в Генштаб Василевскому. В два часа дня 9 июля от Тимошенко пришёл ответ: "Никаких данных о прорыве немецких танков к Митрофановке в штаб фронта не поступало, а если это данные авиаразведки, то они явно ложные. За удержание указанного мною 38-й армии рубежа будет персонально отвечать командарм Москаленко". Отдав этот приказ, маршал Тимошенко покинул ВПУ в Гороховке и поспешно перебрался в Калач.

Во второй половине дня 9 июля 6-я армия Паулюса силами 51-го армейского корпуса атаковала с запада позиции генерала Москаленко в 118-м укрепрайоне.

Положение 38-й армии стало критическим. Направив третий запрос на отвод в штаб Юго-Западного фронта и не получив никакого ответа, командарм Москаленко в восемь часов вечера взял ответственность на себя и приказал войскам отступать на юго-восток. Выставив арьергарды, главные силы армии успешно оторвались от Паулюса и отступили за реку Айдар, избежав окружения.

10 июля войска окопались на новом рубеже. Москаленко восстановил связь со штабом фронта. Маршал Тимошенко признал, что был неправ, утвердил задним числом решение Москаленко на отвод и приказал продолжить отступление к железной дороге Россошь-Миллерово, указав несколько промежуточных рубежей.

К утру 11 июля, совершив изнурительный марш-бросок, войска 38-й армии перекрыли железную дорогу севернее Чертково.

С раннего утра 11 июля разгорелся жестокий бой 38-й армии с танками 4-й танковой армии, рвущимися на юг. К полудню обращённый на север фронт 38-й армии был прорван в нескольких местах. Что было ещё хуже, танки фон Швеппенбурга устремились в обход правого фланга 38-й армии на восток, в большую излучину Дона.

Москаленко приказал армии отступать за реку Калитва и далее на восток в направлении станицы Вёшенская. Подъезжая вечером к реке Калитва, штабисты Москаленко увидели в бинокль на другом берегу немецкие мотоциклы и бронемашины. Мотоциклисты гнали на юг вниз по течению по параллельной дороге, явно намереваясь успеть к мосту раньше штабистов Москаленко. Командарма спасли сапёры: они успели заранее заминировать дорогу на восточном берегу, и генерал Москаленко успел проскочить по мосту на восток перед самым носом у немецкого авангарда. Заночевали в Кашарах. Связь со штабом фронта пропала окончательно.

12 июля радисты Москаленко связались с Генштабом и получили приказ о передаче 38-й армии в состав Южного фронта: Юго-Западный фронт был упразднен Ставкой. Однако все попытки Москаленко связаться со штабом Южного фронта не дали результата.

Положение 38-й армии в большой излучине Дона было крайне тяжёлым. Оба фланга были открыты. Соседей не было. Связи с фронтовыми штабами не было. Идти в Миллерово на соединение с 9-й армией Южного фронта значило присоедениться к ней в котле между танками 4-й и 1-й танковых армий противника. Москаленко решил на свой страх и риск продолжить отступление на восток. С тяжёлыми арьергардными боями армия отступала на восток, преследуемая по пятам 6-й армией Паулюса, рвущейся к Сталинграду.

16 июля Москаленко вывел армию к Дону у города Серафимович. Армия была спасена.

Накануне, 15 июля, Гитлер отправил в отставку с формулировкой "по болезни" фельдмаршала фон Бока. Взгляды Гитлера и фон Бока на дальнейшее ведение операций решительно разошлись. В частности, фон Бок наотрез отказался отдавать 11-ю армию, которую Гитлер решил перебросить из Крыма под Ленинград.

Больше фюрер уже не обращался к услугам честолюбивого ветерана. В начале мая 1945 года 64-летний фон Бок, коротавший время с семьёй за городом, получил телеграмму от Манштейна. Из неё он узнал о падении Берлина, о смерти Гитлера и о формировании нового правительства во главе с гросс-адмиралом Дёницем. Дожидаться близкого конца войны амбициозный фон Бок не захотел. К тому же у фельдмаршала были веские основания опасаться за судьбу женщин в случае прихода сухопутной неприятельской армии. В Германии уже знали и о не продиктованных военной необходимостью ковровых бомбардировках союзниками старинных немецких городов, и о штабелях изнасилованных и убитых немецких женщин, оставляемых русскими на обочинах дорог. Фон Бок посадил в машину жену и дочь и помчался по дороге через Киль в Гамбург. Неподалёку от Киля машину расстрелял с бреющего полёта пилот английского истребителя. Там, на дороге, в салоне расстрелянной машины, и нашли англичане изрешеченные пулями тела фельдмаршала фон Бока, его жены и дочери.









Читатели (167) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы