ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 248

Автор:
Глава 248.


Полковник Слышкин, командир 15-й стрелковой дивизии, правого соседа корпуса Катукова на кшеньском рубеже, был старым знакомым генерала. Перед самой войной, когда Катуков командовал танковой бригадой в Бердичеве, Слышкин был начальником военно-строительного участка. Как и подобает донскому казаку, полковник отличался исключительной храбростью. Не избегал он и дружеских застолий. Однако здесь, в пойме реки Кшень, генералу и полковнику было не до застолий. Авиация и артиллерия противника не давали стрелкам Слышкина поднять головы. Не имел возможности перейти от глухой обороны к активным действиям и танковый корпус. Руссиянов, Катуков и Слышкин стойко удерживали оборону на Кшени к югу от Ливен. С приходом танков Павелкина плотность боевых порядков возросла. Но плохо прикрытых промежутков всё равно оставалось предостаточно, и через эти промежутки постоянно просачивались немецкие разведотряды. В этом им помогала высокая, в человеческий рост, колосящаяся рожь, поля которой простирались со всех сторон. За разведотрядами противника гонялись два лёгких танка Т-60 из механизированной разведки Катукова. Калибр скорострельной пушки танка Т-60 не намного превышал калибр охотничьего ружья, и в бою с танками противника эти танки были обречены. Зато они прекрасно зарекомендовали себя там, где пехота противника действовала без поддержки бронетехники.

В первый же день обороны на Кшени один из полков Слышкина, не выдержав жестокой бомбёжки, запаниковал и бежал с позиций. Генерал Катуков, занятый обустройством нового КП на восточном склоне высотки, узнал об этом из донесения своей механизированной разведки. Через пять минут генерал был на вершине высотки и наблюдал в бинокль, как среди ржаного поля, ещё недавно контролировавшегося правым соседом, выгружается из грузовиков немецкая мотопехота. В резерве у Катукова были дивизион "катюш" и танковый батальон капитана Бурды. Стремительно выдвинувшись из-за вершины высотки на западный её скат, дивизион "катюш" произвёл залп прямой наводкой. Когда ржаное поле догорело, на пепелище устремился танковый батальон капитана Бурды. Противник был отброшен. Вскоре вернулись в покинутые траншеи и стрлки Слышкина. Оборона на Кшени была восстановлена.

Прошло три дня. В глубоком тылу уже шли бои на улицах Воронежа, а гвардейцы Руссиянова и Катукова прочно удерживали кшеньский рубеж.

Далеко к югу от них держались на берегу реки Оскол гвардейцы генерала Белобородова. Затишье, наступившее 3 июля, продолжалось всего два дня. Утром 5 июля после сильной артиллерийской и авиационной подготовки 6-я немецкая армия форсировала реку Оскол на фронте 38-й армии. Гвардейцы Белобородова вместе с приданными им войсками усиления - 9-й
танковой бригадой и 5-м гвардейским миномётным полком - до вечера 6 июля вели упорный бой на линии железной дороги Валуйки-Купянск. Вечером 6 июля из штаба генерала Москаленко поступил приказ на отступление. Оставив в арьергарде 18-й гвардейский полк полковника Кондратенко, Белобородов с наступлением темноты вывел с передовой дивизионную колонну и после ночного марш-броска занял оборону на тыловом рубеже в 30 километрах восточнее Оскола, вдоль насыпи железной дороги Валуйки-Луганск. Не успели войска отдохнуть и приступить к инженерным работам на новом рубеже, как пришёл новый приказ - немедленно оставить и этот рубеж, отступить ещё на 90 километров, в район Кривоносово, и к утру следующего дня развернуть там оборону двенадцатикилометровым фронтом на север, чтобы не допустить выхода немецких танков в тыл армии Москаленко со стороны Россоши.

Совершить марш-бросок пешим порядком в столь короткий срок дивизия не могла. Белобородов посадил на грузовики 200 стрелков, артиллеристов и связистов, прицепил к грузовикам пушки и приказал подполковнику Романову к утру занять мобильным авангардом оборону в Кривоносово и стоять там насмерть. Подполковник козырнул, вскочил на подножку грузовика, и вскоре лишь высокое облако пыли, подсвеченное заревом заката, напоминало об ушедшей на восток колонне.
До полуночи оставался ещё час. В полночь Белобородов двинул главные силы дивизии вслед за авангардом, оставив на железнодорожной насыпи полк Кондратенко с приказом немедленно отходить при возникновении угрозы окружения.

Утро 7 июля застало дивизию на марше. Шли по грунтовым дорогам несколькими параллельными колоннами. В утреннем небе не было ни облачка. Всюду по сторонам простиралась степь. Густые облака пыли, поднимаемые войсками, были отчётливо видны немецким пилотам, пролетавшим в сторону Дона высоко над головами гвардейцев. Несколько раз немецкие истребители пронеслись над дорогами и, убедившись, что в колоннах у Белобородова нет танков и грузовиков, утратили к его колоннам интерес. Вероятно, зрелище отступающих войск Тимошенко было этим летом не в диковинку немецким пилотам, и они уже знали, что патроны нужно беречь - на все мишени их всё равно не хватит.

К полудню колонны прошли только половину пути, когда далеко впереди послышались звуки артиллерийской канонады. Это вёл бой с немецкими авангардами подполковник Романов, успевший занять Кривоносово за четыре часа до появления немецких мотоциклистов.

Труднее всего приходилось, однако, арьергардному полку Кондратенко. Он отступал с боем и не раз был вынужден вести бой на два фронта, прорываясь на восток из оперативного окружения.

К утру 9 июля дивизия Белобородова в полном составе сосредоточилась в районе Кривоносово и заняла круговую оборону на перекрёстке дорог. Не успевшие отдохнуть с дороги войска батальон за батальоном вступали в бой с немецкими танками и мотопехотой. От авангарда подполковника Романова к этому времени мало что осталось. 2-я рота его полка, оборонявшая рубеж Кривоносово, Поддубное, была окружена тридцатью танками с батальоном мотопехоты и полегла до последнего человека, уничтожив пять немецких танков из тридцати. Покончив со второй ротой, немцы прорвались к расположению штаба 22-го полка в роще южнее Кривоносово. Начальник штаба раздал офицерам гранаты. В бою за штаб почти все офицеры были убиты. Четыре немецких танка были подбиты связками гранат. После полудня немцы ворвались в деревню Ново-Белая. Здесь их встретил полк Кондратенко. Потеряв три танка и сотню человек пехоты, противник отступил из деревни. Полк Докучаева десять часов отражал следующие одна за другой атаки танков и мотопехоты на деревню Волоконовка и в порядке отступил по приказу командира дивизии.

Наступила ночь. Противник потерял за день 15 танков, потеснив Белобородова на два-три километра. Ночь была безлунная. В кромешной темноте в расположение дивизии Белобородова подходили малыми группами со стрелковым оружием отступающие войска 28-й и 38-й армий. Это позволило генералу к утру пополнить свои поредевшие полки.

В ту же ночь прибыл офицер связи из штаба армии. Он привёз приказ командарма Москаленко оставить Кривоносово и отступать на 80 километров к югу в район хутора Бокай. Утром войска уже маршировали на юг. В Кривоносово, как обычно, задержался в качестве арьерграрда полк Кондратенко.




Читатели (73) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы