ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 243

Автор:
Глава 243.



21 июня 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования упразднила Юго-Западное направление как командную инстанцию.

Штаб Юго-Западного направления подлежал немедленному расформированию. Юго-Западный и Южный фронты поступили в прямое подчинение Ставке, ни в грош более не ставившей полководческие способности маршалов Шапошникова и Тимошенко.

Маршал Шапошников подвергся негласной травле. Многие штабные и боевые генералы и офицеры, прежде избежавшие террора спецслужб благодаря его личному заступничеству перед Сталиным, теперь были арестованы. Когда вслед за военными, пользовавшимися поручительством маршала, Берия позволил себе арестовать и ближайших его родственников, тот сам попросил Сталина об освобождении по состоянию здоровья от руководства Генштабом. Сменивший Шапошникова Василевский авторитетом своего предшественника не пользовался у Сталина даже близко. Да и сам Генштаб как командную инстанцию Сталин отныне называл не иначе как "канцелярией", не упуская ни одного случая продемонстрировать генштабистам своё пренебрежение.

Маршал Тимошенко после барвенковской катастрофы и провала под Харьковом спасся от трибунала лишь благодаря родственной связи со Сталиным. Дочь Тимошенко была замужем за сыном Сталина Василием. За Тимошенко должны были ответить Хрущёв и Баграмян. Для начала обоих понизили в должностях. Баграмян написал письмо в Ставку с просьбой отправить его на фронт командовать войсками в любой должности. Его просьба была вскоре удовлетворена. Последовало назначение Баграмяна начальником штаба в 28-ю армию. Затем столь же внезапно назначение было отменено, и из Москвы пришла лаконичная телеграмма, предписывающая Баграмяну незамедлительно вылететь в Генштаб к Василевскому. А в штабе Юго-Западного фронта вернулся к прежним обязанностям начальника штаба при Тимошенко генерал-лейтенант Бодин.

Порядка всё это, разумеется, в руководстве войсками не прибавило и лишь усугубило штабной чехардой тяжесть оперативной катастрофы на фронтах.

22 июня немцы начали операцию "Фридрих II". После часовой артподготовки и мощных ударов авиации войска 38-й и 9-й советских армий подверглись натиску тринадцати немецких дивизий, в том числе трёх танковых и одной моторизованной.
Главный удар наносился из района Чугуева на Купянск. Два вспомогательных удара были нанесены из района Балаклеи с общим направлением на Изюм. Создалась реальная угроза расчленения и разгрома 9-й и 38-й армий на западном берегу реки Оскол.

Тимошенко запросил у Василевского разрешения отвести войска за Оскол. Василевский разрешил. Отвод был совершён в течение 24, 25 и 26 июня.

28 июня, тепло простившись с маршалом Тимошенко, Баграмян заглянул в кабинет к старому своему знакомому генералу Бодину. От Бодина он узнал о начавшемся большом немецком наступлении против Брянского фронта.

- Сегодня с раннего утра немцы развернули крупномасштабное наступление. Особенно опасная обстановка складывается на фронте 40-й армии.

- Полагаю, что тем самым противник начинает главные операции летней кампании. Считаю необходимым обратить Ваше внимание на то, что в связи с этим предшествующая активность противника в районе Волчанска может означать подготовку сильного удара и с этого направления.

- Маршал Тимошенко и я придерживаемся того же мнения и делаем всё, чтобы воспрепятствовать этому вероятному замыслу. Беда, однако, заключается в том, что у нас уже нет для этого фронтовых резервов. Только что Василевский отобрал у нас в пользу Брянского фронта два из трёх наших танковых корпусов - 4-й и 24-й. С одним 13-м корпусом мы уже не в состоянии помешать противнику занять те позиции, какие тот сочтёт целесообразным занять.

Оба помолчали. Всё было теперь ясно без слов. Потом генералы обнялись, и Баграмян поехал на аэродром.

30 июня его принял в Генштабе Василевский.

- Ваша просьба, генерал, о назначении на командирскую должность удовлетворена. Вы назначены заместителем нового командующего 61-й армией Западного фронта генерал-лейтенанта Белова. Не задерживаю Вас в Москве. Выезжайте тотчас же. По дороге загляните в Малоярославец, там представитесь Жукову и Соколовскому.

Жукова в Малоярославце Баграмян не застал. Представившись Соколовскому и Булганину, он продолжил путь и поздно вечером 2 июля явился в штаб генерала Белова, только что принявшего дела у прокомандовавшего полгода 61-й армией генерала Попова, отправившегося теперь, в свою очередь, принимать новое назначение.

Белов и Баграмян не виделись после Полтавы. Теперь встреча старых друзей, знакомых ещё по совместной учёбе в академии имени Фрунзе, прошла в самой непринуждённой обстановке. Обоим было что рассказать за стаканом чая.

- За тебя, Павел Христофорович, заступился Жуков. Берия уже собирался тебя арестовать. Жуков, узнав об этом, заявил Сталину, что Баграмян пригодится ему на Западном фронте, и что разбрасываться такими кадрами теперь не время. Кстати, у меня в замах ты не засидишься. На днях Рокоссовский едет принимать Брянский фронт, а ты сменишь Рокоссовского во главе 16-й армии. Это уже дело решённое.

Генералы пили чай до утра.



Читатели (119) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы