ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



По следам чудовища. Глава 27

Автор:
Автор оригинала:
Александр Андрейко
ГЛАВА 27

– Собственно говоря, здесь я и живу! – усмехнулся Флюгель, толкая тяжёлую входную дверь одного из домов – того, что был расположен ближе к краю утёса и не имел внутреннего двора.
Та оказалась не заперта. Последовав за своим провожатым, Миха скользну внутрь просторного помещения и… тут же обомлел. Впрочем, обомлел он вовсе не из-за богатства обстановки, которое, конечно, присутствовало, но на деле было расфуфыренной, бьющей в глаза роскошью: сверкающие люстры под потолком, красные, сделанные из толстого бархата, скатерти на столах, тяжёлые тёмно-синие портьеры, ниспадавшие на окна, фривольные картины и дорогой паркет на полу. Всё вокруг так и веяло вульгарщиной.
– Привет, Флюгель, – промурлыкала подошедшая к двум, вновь вошедшим людям, девушка лет двадцати, а может и моложе, одетая в короткое платье с глубоким вырезом декольте.
Вообще, дамочек здесь было пруд пруди. Они были рассыпаны по всему залу. Кто-то старше, кто-то младше, но все, как на подбор. Разумеется, здесь находились не только они. Компанию разнокалиберным красоткам составлял целый сонм каких-то сомнительных личностей, которые усердно выпивали, сдвинув столы в кучу и собравшись в один большой шумный рой, а также горланили песни, громко смеялись, играли в карты и щипали выбранных ими цыпочек за задницы.
Где-то в углу зала – в самой тени, некто, слегка владеющий инструментом, устало, но увлечённо наигрывал на пианино. Судя по тому, как он это делал, Миха предположил, что маэстро, по всей видимости, так же, как и все, пребывал в глубоких «дровах». Мелодия то и дело срывалась или не успевала за собственным бегом, отчаянно заплетаясь в неверных пальцах «пьяного мастера». Впрочем, аудиторию это совсем не смущало. Бравые ребята, наполнявшие помещение, куда больше были заняты выпивкой и женщинами. Кто-то, вылезший из-за стола и поддерживаемый «дамой своего сердца», уже брёл вверх по лестнице, то и дело спотыкаясь на крутых ступеньках, очевидно, направляясь «в нумера» на втором этаже. Будущее его оставалось для Михи туманным. Думалось, что в таком состоянии данный субъект вряд ли был годен на что-то, кроме как продавить своим телом кровать. Хотя… кто его знает…
Завершало картину, широкое полотнище тёмно бордового ситца, висевшее на стене противоположной входу и, содержащее вышитые на нем золотистые буквы, по всей видимости, изобличавшие название заведения. «Маргарта и кошечки» - так там было написано.
– Да это же самый настоящий бордель! – вытаращил глаза Миха.
Подошедшая к Флюгелю куколка повернулась к парню и захлопала глазами, как будто только что его заметила, удивлённо окидывая взглядом его одеяние из натур продуктов.
– Это твой друг, Флюгель? Кажется, раньше я его не видела.
– Не обращай на нас внимания, Эльвира. Мы сугубо по своим делам, так что сейчас нам не до того, – отмахнулся от неё рыбак, без остановки двигаясь вдоль стены куда-то влево.
– Ну как знаете… – куколка скользнула глазами по полураздетой Михиной фигуре. – Если что, я всегда тут!
– Да-да! Я в курсе! – усмехнулся старик. – Эй, Миха! Хватит глазеть! Пошли уже! – гаркнул он на своего спутника, провожавшего взглядом удаляющуюся работницу заведения.
– Иду-иду… – тот неохотно отвёл взгляд.
– Лучше не заглядывайся. По крайней мере, не с твоими нынешними финансами! – усмехнулся старик, открывая дверь, расположенную в дальнем углу и ведущую в узкий плохо освещённый коридор.
– Да я не заглядываюсь… Я, вообще, почти что женат… – отмахнулся от этого обвинения парень, устремляясь за рыбаком – Ты что, владелец борделя? – его распирало, резонное в этой ситуации, любопытство.
– Не совсем… Хотя, вообще-то, было бы неплохо! – несколько неопределённо ответил ему Флюгель, расхохотавшись каким-то своим мыслям.
Кажется, им, наконец, удалось проскользнуть не замеченными мимо творившегося в главном зале балагана. Пройдя около дюжины шагов вперёд, старик толкнул ногой какую-то малоприметную дверцу, ведущую в небольшую, но уютную комнатку с одним, но открывающим великолепный вид на море, окном. Вокруг пахло табаком и немного тянуло рыбой.
Подойдя к комоду, стоящему у стены справа, Флюгель начал там рыться, очевидно, подыскивая своему гостю, какое-нибудь подобающее случаю одеяние, однако, не успел он этого сделать, как хлопнула дверь, ведущая из зала, и послышались быстрые звонкие шаги. Кто-то уверенно пересекал коридор, шествуя к ним на тонких каблуках. Пару секунд спустя, на пороге комнаты возникла уже немолодая, но ещё и не совсем старая дама, лет сорока пяти, со впалыми щеками, одетая в кричаще красное платье, с тонной «штукатурки» на лице и ярко красными накрашенными губами. В руке она сжимала тонкий мундштук с дымящейся полу выкуренной сигареткой.
– Флюгель, старый мерзавец! Где тебя только носило?! Я вся извелась! В городе творится, не пойми что! Только и слышно: «Кого-то убили! Человек летучая-мышь!» и прочий бред. А всё из-за того балагана, который случился прошлой ночью. Все жители в страхе! И ты как раз так не вовремя уплыл аж на несколько дней! Ребята Олафа чуть не отменили сделки… – на этом месте дама почему-то смолкла и покосилась на Миху, прижимавшего к груди, выделенную Флюгелем одежду. – А это ещё кто? Вы, простите, какого племени… рода? – дама в красном с удивлением уставилась на нелепый растительный наряд.
– Я – новый помощник Флюгеля. Мы вместе рыбачим. Не поверите… Оставил одежду сушиться на мачте, так ветром в море сдуло! Вот непруха, так непруха! – улыбнулся ей Миха.
Флюгель, не ожидавший от своего гостя такого правдоподобного вранья, удивлённо вскинул брови, а потом усиленно закивал.
– Вот значит как? Раньше ты обходился один… Стареешь? Впрочем ладно… Пошли! Надо кое-что обсудить насчёт наших дел, любимый. Это очень срочно! Олаф уже на грани того, чтобы променять нас на ещё кого-нибудь – на Лихиевских, например. Эти сволочи давно присматриваются, чтобы занять наше место! Этого ни за что нельзя допустить! Ганса этот неврастеник к себе даже не пустил, но тебя он точно выслушает! – затараторила дама, на ходу затягиваясь сигареткой и быстро утаскивая рыбака за руку, прочь из комнаты.
– Маргарта, погоди! – запротестовал было Флюгель, но поняв, что та не отстанет, смирился. – Сапоги найдёшь в шкафу. У меня, вроде, были там новые, а размер у нас, кажется, один. Я вернусь часа через два! – успел крикнуть он, пока не исчез, увлекаемый вдаль неумолимой силой.
Миха проводил его насмешливым взглядом.
– «Любимый!» Ха! Ну, старый чёрт! Пристроился же в теплом местечке! «Я нашёл место для отдохновения души!» – пробормотал он, вспоминая патетические распинания своего нового приятеля. – И о чём это его пассия болтала? Кажется, проблемы в городе мешают каким-то их делам… Понятно! Сдаётся мне, бескорыстных людей вообще на свете нет, да и не было никогда!
Вздыхая над своими размышлениями о бренности всего сущего, Миха облачился в далеко не новую, но чистую рубаху умеренных тонов с воротом и накладными карманами на бортах, а также полинялые штаны со здоровенными заплатами во всех возможных местах. Затем, порывшись где сказали, ему действительно удалось обнаружить пару довольно приличных сапог. Те были слегка великоваты, но парень справедливо решил, что это лучше чем, если бы они оказались ему малы. Уладив, таким образом, одну из насущных проблем, он выбросил за окно свой шедевр из набедренных водорослей и задумался над тем, что делать дальше.
Флюгель говорил, что будет через два часа, но ждать целых два часа Миха не мог. Тени на улице уже опасно удлинились, кольцо потеряно, а значит нужно поскорее искать какое-нибудь укрытие на ночь, причём, желательно подальше от ни в чём не повинных людей. Что будет, если в бордель, среди ночи, ворвётся мистическая стая разъярённых насекомых? Невинных людей здесь было критически мало, но Миха всегда был крайне ответственным человеком, так что не мог допустить трагедии. Даже здесь. Да и перед другом было бы весьма неудобно. Хорошо хоть до следующего полнолуния ещё целый месяц и об этом можно пока не думать.
– Жизнь моя тяжкая! – невольно процедил сквозь зубы парень.
Немного посидев на кровати, молодой воин принял решение. До заката оставалось ещё два часа. При определённом везении он ещё успеет быстренько переговорить с деревенским старостой, объявить ему свои намерения и выпросить у него небольшой аванс на подготовку и прочие нужды. В городе, судя по всему, царила паника, так что тот должен был стать куда сговорчивее, нежели обычно. Где-то в глубине души, совсем не вовремя зашевелилась совесть, говорившая, что нехорошо вот так бессовестно пользоваться суматохой, которую сам же и навёл, но выбора не было, поэтому Миха сполз с кровати и нехотя покинул комнату.
Пройдя по уже знакомому коридору, он вышел в зал. Флюгеля там не было. Впрочем, подобное место и не могло подходить для каких бы то ни было переговоров. Непрекращающийся пьяный гвалт, выкрики, чьи-то песни, звон бутылок и другие шумы, как и прежде, висели в воздухе и совсем не собирались утихать даже в отдалённой перспективе. Участники били полны энтузиазма и требовали продолжения банкета, временами получая свежее подкрепление в замен временно выбывших. Не исключено, что это были проспавшиеся члены того же шумного кружка. Было бы совсем не удивительно, если бы оказалось, что бордель работает круглосуточно. В самом деле, а зачем закрываться, если есть клиенты, которые сорят тут деньгами?
– Слышали новость? Банды Джейка Кровавого ножа больше нет! –донеслось до Михиного уха со стороны пьяной компании.
Услышав это парень остановился и обернулся к говорившим.
– Чего?! Как это нет? – удивился плюгавенький мужичёк с многодневной небритой щетиной и двумя ножами, торчащими за поясом.
– А так! Нет и всё! Каюк им! – его собеседником был красный от выпитого воин с саблей-катласом за поясом и странно повязанным на голове чёрным платком. В Михином селе платки носили только старушки, но они завязывали их под подбородком, а этот тип зачем-то завязал его на затылке. Смотрелось, впрочем, очень даже ничего.
– Хоть одна хорошая новость! Я знал, что рано или поздно на них отправят полк стражи. Доигрались, придурки! Предлагаю за это выпить! – едва шевеля языком хрипло проговорил плюгавый и трескуче рассмеялся. Кажется, к членам упомянутой банды он не испытывал, ровным счётом, никакого сочувствия.
– Это не стражи рук дело, – нахмурился тип в платке. – Говорили, что их на части порвали!
– На части? В смысле? – поперхнулся вином плюгавый.
– В прямом! Причём произошло это совсем недалеко. Всего пару часов конной езды на восток. Говорят, картина была такая жуткая, что приезжие со стороны столицы до сих пор ничего есть не могут.
Услышав это, молодой воин нервно сглотнул.
– Эй, красавчик, не желаешь неплохо провести время? – окликнула, застывшего на краю зала Миху, подошедшая работница заведения.
– Нет спасибо. Я спешу… – очнулся парень, снова заторопившись к выходу, однако в следующую секунду до него дошло, что его неожиданная собеседница может быть полезна и в более прозаических делах. – Где живёт ваш градауправитель? – обернулся к ней Миха.
– И всё? Эх… жаль. Ты симпатичный. Я бы сделала тебе скидку… – огорчилась девица, – Ну да ладно… Если надумаешь, я всегда тут. Просто попроси позвать Милли, – игриво подмигнула она. – А градауправителя сыскать нетрудно. Выйдешь на улицу, его дом напротив.
– Спасибо! И передай Флюгелю, что его гость тоже ушёл и тоже по срочным делам. Пусть не волнуется. Я не смылся! – бросил Миха своей собеседнице, выходя за дверь.
– Хорошо… – удивлённо пробормотала деваха, но через несколько секунд нахмурилась. – Я что тебе, почтальон? – надула она губы, но парня уже и след простыл.
Тем временем, Миха подошёл к искомому дому. Для него было немного странно, что бордель стояло так близко к жилищу главы города – резиденту, так сказать, официальной власти. Хотя это могло означать, что возлияния в казну со стороны борделя были официальной статьёй дохода, причём немалой. А почему нет? В конце концов, не его – Михи дело, чем и как живёт здешнее население и какие тут порядки.
Одного взгляда на жилище местного чиновника было достаточно, чтобы понять - тот думает исключительно о Родине. Высокое трехэтажное здание с дорогой черепицей, широкими окнами, шикарным газоном и мраморной статуей во дворе, который был отделён от внешнего мира кованой оградой из гнутых причудливыми узорами стальных прутьев, могло принадлежать только такому человеку. Во всяком случае, для человека не дворянина это было весьма нехило. Скалистый был селением того же типа, что и Живитинск в диких землях, так что скорее всего, главным здесь был обычный городской чиновник. За время своего пребывания в Саалемском королевстве, Миха успел уяснить, что дворяне занимали эту должность только в областных центрах – столицах своих баронств или графств, или что там ещё бывает…
В общем, всё было просто шикарно. Единственной деталью, портившей весь вид, была здоровенная дыра, зиявшая в стене и частично крыше правой части здания. Последствия пронёсшегося здесь катаклизма слегка захламляли внутреннюю территорию, однако работ по устранению данной неприятности, почему-то, никто не вёл.
Вздохнув, Миха подошёл ближе. Калитка на воротах во двор оказалась заперта, и с улицы её было не открыть, да и такое поведение гостя, вполне могло быть не так понято хозяевами участка, поэтому парень, не мудрствуя лукаво, воспользовался небольшим колоколом, висевшим при входе. Дернув за верёвку, он стал терпеливо дожидаться реакции обитателей дома.
Прошло пару минут, прежде чем входная дверь открылась. Из-за неё показалась чья-то голова, внимательно осматривавшая территорию. Она ненадолго задержалась взглядом на источнике шума, после чего убралась восвояси, и наблюдатель соизволил показаться полностью.
Степенно вышагивая по мозаичной дорожке, идущей через двор, к воротам направился какой-то лысеющий тип в чёрной ливрее. Подойдя ближе, он смерил нежданного гостя высокомерным взглядом.
– Чем могу быть полезен, сударь! – осведомился он.
При этом, тон его говорил следующее: «Как вы только посмели нас потревожить! Совсем всякая рвань обнаглела!»
– Я к градауправителю, – ответил Миха. – По делу, – на всякий случай уточнил он.
– И по какому же? – не удовлетворился этим объяснением слуга, скептически морща лоб.
Судя по всему, он был уверен, что его, просто-напросто, донимает какой-то очередной попрошайка. В этих условиях, общение грозило затянуться, поэтому, вместо ответа, парень запустил руку за ворот рубах и показал слуге Лицензию.
– А-а-а-а! Что же вы сразу не сказали, что вы по важному делу! Господин градауправитель у себя. Как вас представить? – тут же расплылся в улыбке человек в сюртуке.
– Сударь Михаил – один из лучших Стальных мечей, выпускник с отличием, имеющий богатый опыт борьбы с нечистью и способный решить любые ваши проблемы, – чтобы не мелочиться, ответил Миха, из-за недостатка времени, желавший быть принятым поскорее и без проволочек.
– Уверен, сударь градауправитель будет рад вас принять, однако прошу меня простить и подождать несколько минут, – Сказав это, он быстро исчез там же, откуда недавно показался.
– Какая, всё-таки, полезная вещь! И общий язык найти очень помогает! – удовлетворённо подумал молодой воин, уже с гораздо большим почтением, оглядывая висящую на шее «безделушку». Честно говоря, он не ожидал такой быстрой смены отношения к собственной скромной персоне.
Спустя три минуты, слуга уже спешил обратно к воротам.
– Прошу вас пройти за мной, – проговорил он, поворачивая какой-то рычаг, торчавший прямо из земли, напротив калитки, в некотором отдалении от неё.
Одновременно с этим, где-то внизу послышался тихий скрежет и ворота приоткрылись, давая гостю возможность попасть внутрь, после чего слуга их просто-напросто захлопнул. Послышался щелчок, и ворота снова оказались заперты.
– Хитро у вас тут всё устроено, – удивлено пробормотал Миха, разглядывая заинтересовавшее его ноу-хау.
– Сударь Кузар, наш городской кузнец, – настоящий мастер по изготовлению разнообразных приспособлений. Говорят, он долгое время учился в столице, причём не только кузнечному, но и инженерному делу. Наш посёлок очень гордится тем, что здесь проживает такой человек, – охотно просветил гостя слуга.
– Понятно… – понимающе вздохнул Миха, с ностальгией вспоминая, на каком положении в Волчьем в последние годы был он сам.
Пройдя внутрь дома, слуга повёл его на второй этаж. Во время этого путешествия, парень удивлённо таращился по сторонам. Такой богатой обстановки в чьём то жилище, он не видел со времён их с Иафаром приёма у Его Превосходительства градауправителя Доминика, чьего полного титула Миха так и не узнал. Парень уже начинал сомневаться, что местный начальник – выходец из простого люда, однако в этот момент они со слугой подошли к кабинету. Дверь, ведущая внутрь, была открыта. Заглянув в помещение, Миха обнаружил там толстяка с «квадратным» лицом, курившего за столом сигару, с пузом наголо. Одет он был в полностью расстёгнутую рубашку дорогого покроя, с накрахмаленным воротником. Золотая цепь во всю шею заметно отягощала его, и без того бренное, существование. Кольца из того же металла прочно охватывали каждый из толстых пальцев сидящего. Судя по всему, тот не смог бы снять их, даже если бы вдруг захотел. Впрочем, подобного желания Миха на его лице не углядел. Рядом с градауправителем стояла наполовину початая бутылка какого-то крепкого пойла. Кажется это был ром. Стаканов или кружек рядом видно не было из чего вытекал вывод, что ром потреблялся напрямую «из горла».
– Здрасьте… – пробормотал Миха, удивлённо изогнув одну бровь.
Судя по внешнему виду, местным градауправителем был какой-то бывший бандюга, каким-то образом выбившийся во власть.
– Здарова! – ответил тот, блеснув парочкой золотых зубов. – Так это ты будешь избавлять нас от человека-летучей мыши и этого… Как его там, Фредерик?
– Чупакабры, сударь, – услужливо напомнил слуга.
– Да! Точно! И от чупакабры тоже, – кивнул толстяк. – А то, чёрт знает что в городе творится, ядрён-батон!



Читатели (171) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы