ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 236

Автор:
Глава 236.



В последних числах июня на восьмисоткилометровом фронте от Орла до Таганрога у командующего группой армий "Юг" фельдмаршала фон Бока всё было готово к началу большого летнего наступления 1942 года.

На левом фланге фон Бока армейская группа генерал-полковника фон Вейхса в составе 2-й полевой и 4-й танковой армий ожидала условного сигнала к началу операции "Блау", в ходе которой ей предстояло во взаимодействии с 6-й немецкой и 2-й венгерской армиями двумя одновременными ударами по сходящимся направлениям на Воронеж окружить и уничтожить половину войск Брянского фронта и оставшиеся у Тимошенко после катастрофы в барвенковском дефиле войска Юго-Западного фронта, занять Воронеж, выйти к верховьям Дона и, выставив заслон на московском направлении, повернуть главные силы на юг, в междуречье Дона и Волги, заходя с севера во фланг и глубокий тыл Тимошенко и Малиновскому.

На правом фланге фон Бока армейская группа фон Клейста в составе 1-й танковой, 17-й полевой и 8-й итальянской армий ожидала сигнала к началу операции "Клаузевиц", в ходе которой ей предстояло ударом из района Славянска в направлении на Миллерово взломать оборону Малиновского и во взаимодействии с группой фон Вейхса замкнуть в районе Сталинграда большой котёл вокруг боеспособных остатков войск Юго-Западного и Южного фронтов, после чего повернуть на юг и развивать наступление в направлении Новороссийска и Кавказа.

28 июня условный сигнал был получен в войсках. Группа фон Вейхса перешла в наступление на 45-километровом участке фронта из района восточнее Курска силами трёх пехотных, трёх танковых и одной мотопехотной дивизий против трёх стрелковых дивизий 40-й армии генерал-лейтенанта артиллерии Парсегова.

Генерал Парсегов, командовавший летом 1941 года артиллерией Юго-Западного фронта, опыта командования общевойсковой армией не имел и в качестве командарма выказал полную беспомощность. Выставленный им южнее Ливен кордон из трёх стрелковых дивизий был откровенно слабым прикрытием на танкоопасном направлении. К исходу 28 июня мобильные авангарды фон Вейхса легко прошли через позиции 15-й, 131-й и 170-й стрелковых дивизий 40-й армии и продолжили движение, не встречая сопротивления на своём пути. Утром 29 июня в полосе наступления фон Вейхса прошли грозы с ливневыми дождями, и наступление приостановилось. После полудня засияло солнце, дороги быстро просохли, и к вечеру войска вышли к реке Тим южнее Ливен.

Обозначилось направление главного удара Вермахта в летней кампании 1942 года - на Воронеж.

Первая реакция Сталина была адекватной. В распоряжение командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта Голикова был передан из резерва Ставки 17-й танковый корпус, а из состава Юго-Западного фронта - 4-й и 24-й танковые корпуса. Сталин вызвал Голикова к аппарату ВЧ:

- Запомните хорошенько, генерал. Первое. У Вас под рукой теперь больше тысячи танков. У Вашего противника их не более пятисот. Второе. В непосредственной близости от участка немецкого прорыва у Вас 500 танков. У немцев от силы 300 - 350.
Всё теперь зависит исключительно от Вашего умения грамотно распорядиться доверенными Вам силами и управлять ими по-человечески. Поняли?

Командующий фронтом отвечал утвердительно и обещал в самое короткое время ликвидировать прорывы противника танковыми контрударами.

Уже на следующий день выяснилось, что взаимодействие танков, артиллерии и авиации на поле боя у противника отработано превосходно, а в согнанных на скорую руку грозных на бумаге танковых корпусах Брянского фронта - из рук вон плохо. Зенитная артиллерия танковых корпусов оказалась слабой, а в истребительном авиакорпусе генерал-майора авиации Савицкого, одном на весь Брянский фронт, истребителей было на порядок меньше того количества, которое было бы достаточно для надёжного прикрытия с воздуха полутора тысяч танков, причём все запросы наземных войск в прикрытии авиацией удовлетворялись в порядке общей очереди, что приводило к распылению сил и вовсе сводило на нет эффективность ПВО Брянского фронта. Вины командующего фронтом, конечно, в этом не было. Советскому Генштабу летом 1942 года предстояло получить у противника на поле боя ещё один жестокий урок большой стратегии.

1-й гвардейский танковый корпус генерала Катукова стоял у Голикова во втором эшелоне на стыке с 13-й армией позади кордона из трёх стрелковых дивизий 40-й армии. Командующий фронтом полагал, что гвардейцев Катукова хватит здесь с лихвой для устранения всех возможных оперативных неприятностей.

Корпус Катукова получил приказ контратаковать прорвавшегося в тыл 40-й армии противника вечером 28 июня. К утру 30 июня корпус скрытно выдвинулся на исходный рубеж южнее Ливен и изготовился нанести удар в северный фас немецкого дефиле. С юго-востока, навстречу танкам генерала Катукова, в южный фас дефиле должен был одновременно ударить 16-й танковый корпус генерала Павелкина. Однако из охотника корпус Павелкина превратился в дичь: наступающий со стороны Волчанска на северо-восток моторизованный авангард 6-й армии Паулюса захватил переправы на реке Оскол и перерезал коммуникации 16-го танкового корпуса. Оставшись без снабжения, Павелкин был вынужден забыть о наступлении и с боем прорываться из окружения назад.

На рассвете 30 июня танки Катукова, поддержанные корпусной артиллерией, перешли в наступление с рубежа Жерновка, Овечий Верх, Никольское, сбили аванпосты противника и стали медленно, но верно теснить его пехоту и танки. Со своего КП генерал Катуков наблюдал в бинокль, как откатываются на юг цепи немецкой пехоты, как вспыхивают факелами один за другим немецкие танки, прикрывающие отход. К исходу 1 июля северный фас немецкого дефиле южнее Ливен был отодвинут на 4-5 километров к югу.

2 июля обстановка резко изменилась. Небо над полем боя южнее Ливен наполнилось гулом армады из 75 бомбардировщиков - главным образом это были "Юнкерсы", но были среди них также "Хейнкели" и итальянские "Капрони". Тысячи бомб посыпались на позиции мотострелков и на демаскированные танки Катукова. Прикрывавшие Катукова с воздуха два звена истребителей с красными звёздами на крыльях были бессильны помешать этому воздушному террору и вскоре покинули поле боя. Одновременно открыла убийственный огонь прямой наводкой тяжёлая артиллерия противника, к позициям которой неосторожно приблизились наступающие танки . Мотопехота Катукова залегла. Танки попятились назад под ударами немецкой авиации.

Воздушные и артиллерийские налёты продолжались до вечера. В перерывах между налётами немцы контратаковали танками и пехотой. Атака следовала за атакой. Все они были отражены гвардейцами. Однако приказ командующего фронтом на 2 июля не был выполнен. Контрудар двух танковых корпусов захлебнулся.

Командующий Брянским фронтом запросил у Сталина разрешения задействовать резерв Ставки и получил это разрешение.

3 июля немцы приступили к форсированию реки Кшень, одновременно пытаясь прорваться на восток в брешь между флангами корпусов Катукова и Павелкина. Танкисты Катукова сутками не спали и не покидали танков. Действовали по отработанной схеме контратаками из засад, перемалывая танки и пехоту противника в ожесточённых боях за каждый населённый пункт, обозначенный на штабной карте, а в действительности давно переставший быть населённым и представлявший собой груду битого кирпича и обугленных брёвен.

Советские танкисты несли в этих боях неоправданно большие потери вследствие полного господства противника в воздухе.

Чувствуя вкус победы, немецкие командиры утратили бдительность и стали пренебрегать осторожностью. Наказание последовало незамедлительно. 246-й полк немецкой мотопехоты переправился через Кшень на свежий плацдарм перед носом у Катукова. Катуков послал туда 49-ю танковую бригаду полковника Черниенко. Плацдарм был ликвидирован. Мотополк был сброшен в реку. На берегу, в травянистой низине реки Кшень в районе Огрызково, Новая жизнь, остались две тысячи немецких трупов и вся техника, включая 26 орудий. Остатки разбитого полка небольшими группами переправились вплавь обратно за реку.

Однако общая оперативная обстановка после захвата Паулюсом переправ на реке Оскол развивалась катастрофически для Брянского и Юго-Западного фронтов. Моторизованные войска противника, взломав советскую оборону на стыке этих двух фронтов на всю глубину, беспрепятственно устремились по тылам 13-й армии на северо-восток, прямо к Воронежу.

Сталин, узнав, что корпус Катукова отбивается в обороне южнее Ливен, поручил Василевскому, в очередной раз, теперь уже насовсем сменившему кстати заболевшего Шапошникова во главе Генштаба, устроить выволочку командованию Брянского фронта, что Василевский и сделал. Не ограничиваясь этим, Сталин приказал Василевскому лично вылететь на КП Брянского фронта, где явно творилось неладное.

Вечером 3 июля Катуков получил приказ из штаба фронта передать позицию южнее Ливен 109-й стрелковой бригаде, перегруппироваться на правом берегу реки Кшень в районе Огрызково, Юрское, выйти к населённому пункту Волово и не допустить прорыва противника на север в междуречье рек Кшень и Олым.

Решив эти задачи, Катуков должен был нанести удар в направлении Турчаново-Замарайка и левым флангом выйти в район железнодорожной станции Тербуны, чтобы во взаимодействии с 16-м танковым корпусом, наносящим удар в направлении Воловчик-Замарайка, ликвидировать брешь между корпусами.

При этом танковые корпуса Катукова и Павелкина были объединены в одну войсковую группу под общим командованием генерала Катукова. В эту же группу должны были войти 15-я стрелковая дивизия и 8-й кавалерийский корпус.

Генерал Голиков был в тот же день отозван приказом Ставки в Воронеж, где занялся исключительно вопросами развёртывания на подступах к Воронежу двух полевых армий. На КП Брянского фронта в окрестностях Ельца временно, до прибытия Василевского, остался за старшего генерал-лейтенант Чибисов.

Не теряя времени, генерал Катуков выслал вперёд разведку, за ней авангард, а следом выехал и сам под защитой дивизиона "катюш". Дожидаться сменщиков остался с главными силами корпуса начальник штаба полковник Кравченко. В тот же день "катюши" Катукова произвели опустошение в собравшихся на левом берегу Кшени в ожидании завершения постройки переправ скоплениях немецких войск. С удовлетворением осматривая в бинокль результаты ракетных залпов, генерал обратил внимание на необычную окраску немецких танков. Танки были окрашены в цвет африканской пустыни. Они предназначались Африканской армии Роммеля, но попали на Восточный фронт. Накануне летнего наступления фон Бока Гитлер бросил сюда свои последние резервы. Он уже понимал, что исход мировой войны будет решаться не в Африке.







Читатели (191) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы