ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



По следам чудовища. Глава 21

Автор:
Автор оригинала:
Александр Андрейко
ГЛАВА 21

– В общем, такие вот дела… Ты не знаешь случайно, где бы мне достать такую штуку? – Миха с надеждой глядел на Джо, почёсывавшего затылок в глубоком размышлении.
– Не представляю! – развёл здоровенными ручищами гигант. – В принципе можно было бы спросить у Яаридо, но я не уверен, что даже у него найдётся то, что ты хочешь. Да и вообще… Как проверить подлинность? Я ума не приложу!
– Я понимаю, но поищи, пожалуйста! За ценой я не постою! – всё не унимался Миха.
Джо обречённо вздохнул.
– Ты слишком мне доверяешь. Почему бы тебе самому не поискать? Вдруг я тебя обману по цене?
– Насколько я тебя знаю, ты не станешь этого делать, а если я уйду, то что-нибудь непременно случится. Гремлины снова взбесятся именно тогда, когда я отлучусь. Это закон! Я жутко невезучий! Что-то непременно произойдёт.
– По-моему у тебя паранойя, – проговорил Джо, внимательно вглядываясь в Михино лицо.
– Джо! Это не паранойя. Это – предчувствие!
– Я же говорю, что паранойя, – отмахнулся от этих увещеваний Джо. – Ладно, поищу! Но я специально обману тебя втрое! – добавил гигант, то ли в шутку, то ли в серьёз.
– Спасибо. Я твой должник, – улыбнулся привратнику Миха, совершенно точно знающий, что тот его ни за что не обманет…

-----------------------------------------------

Приближался вечер. Одна из великих мудростей гласит: «Заставь работать друзей, а сам иди читай книгу». Так Миха и поступил. Не со зла, конечно. Ему и правда очень не хотелось без лишней нужды покидать резиденцию. Предчувствие – дело серьёзное. Оно уже уберегло его от смерти, во время нападения лешего, и много раз помогало в других незначительных эпизодах, так что парень был склонен скорее доверять своим чувствам, нежели не доверять. Кроме того, он ни на минуту не забывал, что его до сих пор разыскивает стража. Уж она-то точно ничего не забыла, просто временно отложила этот случай в сторонку, под гнётом каждодневных дел, и при случае легко возьмётся за него снова. Сообщение в газетах промелькнуло и исчезло, но всё равно - это великое чудо, что никто не соотнёс внешность разыскиваемого упыря и его собственную. Миха никак не мог нарадоваться тому, что Мечи были такими мало читающими.
– Да здравствует тупое мечемашество! – думая обо всём этом, парень перелистнул очередную страницу.
Нет. Он читал не детскую книжку, которую так нахваливал библиотекарь. С той тоненькой книжонкой давно уже было всё понятно. Миха проштудировал её вдоль и поперёк и прекрасно понял изложенную там мысль. Правда звучала она как-то уж слишком невероятно, да и источник особого доверия не вызывал, поэтому на успех молодой воин надеялся не слишком то и сильно. Параллельно он продолжал поиск и других путей, справедливо полагая, что всё равно сможет проверить эту версию, лишь тогда, когда Джо достанет для него необходимую редкость. Ввиду всего вышеизложенного, перед Михой снова возвышалась гора книг. Порой он ловил себя на мысли, что это уже начинает ему нравиться.
– Так и книжным червём недолго стать! – подумал парень, но прерываться не собирался.
Книги содержали очень полезные и важные вещи. Мир бестий оказался невероятно разнообразным и одновременно устрашающим, хотя последний факт, Миха успел для себя уяснить уже довольно давно, причём на практике. Читая том за томом, он всё больше поражался тому, как он мог всё это время обходиться без подобных сведений и при этом до сих пор оставаться в живых. Прочитай он эту книгу пораньше, ему удалось бы избежать множества неприятных ситуаций, как в случае с манящим деревом, когда только интуиция и невероятное везение позволили ему додуматься до одного из немногих способов борьбы с вызываемым им наваждением. А гигантские пещерные сколопендры, оказывается, очень плохо видят и ориентируются по запаху и дрожанию почвы. Если ты ничем не пахнешь и стоишь на месте… Хотя, поразмыслив, Миха понял, что такой совет вряд ли можно применить на практике, но сам факт был весьма занимателен…
Порядком зачитавшись, он не заметил, как наступила глубокая ночь. Всё было как обычно: тускло светила лампа, мерно шуршал кровожадный ковёр из гигантских насекомых, покрывавших собой каждый квадратный сантиметр сарая и прилегающей территории, светили луны. Одна из них почти уже округлилась. Скорее всего, полнолуния следовало ждать завтра. Вторая из них приближалась к первой четверти. Маленький растущий месяц кроваво красного цвета, был уже весьма толстым. Ещё немного и он превратится в полуокружность.
Тем временем Миха читал особенно интересный отрывок, в котором описывался исход вампиров.
«И сказал Кровавый Бог: Да будет у меня народ, который создам я, и будет он поклонятся мне и обращать в мою веру других и призывать в свои ряды тех, кто достоин. И создал он ночной народ. И дал им часть своей силы».
Внезапно до Михиного слуха донёсся знакомый звук. Так могла звучать лишь рама какого-нибудь открываемого окна. С тех пор, как молодой воин поселился в столь удачном для наблюдения месте, ему однажды уже пришлось стать свидетелем весьма странных событий. Если ему не почудилось, то они повторялись. Такой шанс наконец выяснить, что же здесь творится, упускать было нельзя. Парня подбросило, словно он сидел на сжатой пружине, нервы мгновенно натянулись до придела. Недочитанная книга полетела на пол.
Проворно ринувшись к дощатой стене, парень принялся спешно искать какую-нибудь щёлочку, не закрытую насекомыми и позволявшую наблюдать Западное крыло во всей, так сказать, красе. Такой, как назло, всё не находилось.
Проклиная настырное комарьё и иже с ними, Миха взял тонкую щепку, валявшуюся на полу, и раздражённо отпихнул мельтешащие тушки, открывая себе такой необходимый в данную минуту обзор.
Он не ошибся. Всё было в точности, как и тогда. Две призрачные фигуры, с ног до головы задрапированные в чёрные хламиды, тихонько прикрыли за собой окно и проворно волокли по земле какой-то крупный свёрток, сильно напоминавший человеческое тело. Миха яростно скрипнул зубами.
– Где ты, Морсбери! Вот и проси тебя о чём-нибудь! Опять всё на мне, а я сейчас, как раз таки, и не очень-то боеспособен! – парень с ужасом представил, что будет, если он сейчас выйдет из сарая.
В то же время, было понятно, что фигуры в чёрном рассвета ждать не станут. Весьма вероятно, что чья-то жизнь сейчас зависит от того, сумеет ли он хоть что-то придумать.
Миха наморщил лоб. Спустя секунду, его лицо озарила гримаса вселенского просветления.
– Вот оно! Не панацея, конечно. От такого количества насекомых вообще ничто не спасёт, но всё же…
Не теряя ни секунды, он бросился одевать доспех. Много времени это не заняло, а главное, в его внутреннем кармане постоянно лежала коробочка с загрубителем. Эта демоническая мазь с жутковатым эффектом, была настоящим спасением во время путешествия по лесу Гьёхве. Если бы не она, комары уже давно оставили бы от него мумифицированную тушку, и были б таковы. Вне леса мазь почти не требовалась, а в столице Миха и вовсе почти забыл зачем носит её с собой… До того момента, как потребовалось из кожи вон, но отправиться на ночную прогулку, вживаясь в роль одинокого спасателя, которого, вообще-то, самого бы кто-нибудь спас… Да… Это было бы неплохо…
Сборы заняли не более пятнадцати секунд, после чего входная дверь в Михину хижину с грохотом распахнулась, и её хозяин, прихватив свой устрашающий меч, вырвался на улицу. Туча насекомых, словно стая вспугнутых птиц, поднялась в воздух, шелестя своими неисчислимыми крыльями.
Не давая тварям возможности догнать себя, Миха бросился вслед двум исчезающим во мраке фигурам. Одно другому не мешало. Кстати, на этот раз, благодаря его расторопности, «хламиды» были намного ближе, и у него были все шансы их всё же настичь.
Как и в прошлый раз, фигуры проворно скрылись за поворотом здания, поспешно ретировавшись на задний двор, располагавшийся со стороны торца Западного крыла. Миха припустился, что есть мочи. На рывке он даже оторвался от своей вездесущей ночной свиты, но ненамного. У здоровенных насекомых и скорость была больше.
Повернув за угол, Миха объявился прямо за спинами преследуемых.
– А ну стоять! – крикнул он, стремительно их догоняя, с мечём наперевес.
Его наконец-то соизволили заметить. Одна из фигур бросила свою ношу и, развернулась к Михе лицом, а потом достала длинную слегка изогнутую саблю. Не издав ни звука, тёмный силуэт ринулся на своего преследователя.
Он был очень быстр. Вытянув руку, Михин противник решил покончить с ним одним быстрым ударом в лицо. Это было весьма близко… Лишь в последнюю секунду парень успел отклониться чуть в сторону, и сабля всего лишь слегка задела ему висок, пропоров на нём кожу и срезав пучок волос. Повезло, что кожа была намазана загрубителем, иначе рана была бы намного глубже.
Взмахнув своим громадным мечём, Миха со страшной силой отбил саблю противника в сторону, едва не срубив тому голову и тут же замахнулся для ответного удара. Видя это, фигура в хламиде отпрыгнула назад, и Миха снова рассёк лишь воздух. Теперь его враг опасался приближаться к парню вплотную, явно недоумевая, каким образом тот может так быстро махать таким здоровенным оружием.
Тем временем, подоспела авиация, правда она была не за наших. Настырные насекомые закружили вокруг Михи, словно снежинки в буран, то и дело садясь на лицо своей негодующей жертвы. Они жутко отвлекали. Уж когда-когда, а сейчас было совершенно не до них.
Увидев, что противник оказался в невыгодном положении, фигура в чёрном сразу же ринулась вперёд. Одновременно с этим, Миха заметил, что вторая фигура начала что-то громко бормотать. Из-за жужжания, стоящего теперь в ушах, парень не мог разобрать что именно.
– Неужели читает какое-то заклинание! – мелькнула в его голове ужасная мысль.
Если так, то следовало любым способом помешать этому процессу, но как?! Первый его противник, налетел с быстротой молнии. Увернувшись от Михиного меча, запоздавшего на какое-то мгновенье из-за того, что тот отвлёкся на насекомых и вторую фигуру, «хламида» проскользнула почти вплотную и, сместившись чуть вправо, совершила быстрый выпад, целясь остриём в подмышечную впадину, не защищённую доспехом. Этим ударом, противник рассчитывал сразу же пронзить Михино сердце. Видя это, молодой воин оттолкнулся ногами вперёд, ускорив своё движение по инерции, и кубарем полетел по земле. При этом он сильно ушиб локоть и чуть не выпустил оружие, зато смертельный удар его противника прошёл мимо.
Парень быстро перекатился и молниеносно поднялся на ноги. Это был неплохой шанс.
Очевидно, вторая фигура в балахоне тоже это поняла.
– Ничтожество! Ты пропустил его! – казалось, голос из-под тёмной накидки и шипел и хрипел одновременно.
– Прошу меня простить! Я немедленно исправлю эту досадную случайность! Просто я рассчитывал, что он уже должен заснуть… – подала голос вторая фигура.
Голос говорившего показался Михе каким-то очень уж знакомым.
– Твой мозг такой же крошечный, как твоё умение сражаться! В этом шуме он вполне мог и не услышать сонную мантру, и всё равно, ты его пропустил! От тебя никакого толку! Опять всё делать самому! – вторая фигура явно была в жутком негодовании.
А потом, Миха даже понять не успел, что произошло. На краткий миг всё вокруг озарилось ярким светом. Он почувствовал, как его отбросило в сторону. Каждую мышцу, словно свело и заклинило, а разум взорвался целым снопом боли. Пролетев несколько метров, он мешком рухнул в пыль. Вокруг осыпались дымящие насекомые. В воздухе повис запах палёных волос и хитина. Это было последнее, что Миха запомнил наяву. Потом, он словно провалился в чёрный колодец. Бледное пятнышко света, на его верху, всё отдалялось и отдалялось, а потом полностью исчезло.

---------------------------------------------


Здесь внизу, стоял кромешный мрак. Ничего не было видно. Понятие «внизу» угадывалось интуитивно. Миха, словно бы кожей чувствовал, как на него давит глубина. Он не понимал, как он сюда попал, и что это за место.
Странное место. Звуки его шагов тонули во мраке, словно в вате, а дыхание было тягучим, словно приходилось дышать не воздухом, а киселём.
Миха посмотрел на свои руки и с удивлением понял, что может их видеть. И не просто видеть. Он может видеть сквозь них, причем с некоторыми подробностями. Он видел свою кровь, бегущую внутри прозрачного тела, по каждой пульсирующей жилке. Она была неоднородна и переливалась свечением. Видимые им сосуды, то вспыхивали яркими вспышками, то погружались в глубокую тьму и тогда этот участок Михиного тела становился похож на жуткий сквозной провал бесконечной черноты. С ужасом отшатнувшись в сторону, он потерял равновесие и неловко сел на землю, не понимая, что происходит.
Пол был мягким, словно матрас. Вернее даже не так. У него нельзя было нащупать чётко ощущаемой границы. Ошарашенный всеми этими невероятными открытиями, парень сидел на месте, не в силах подняться на ноги и не понимая, что происходит.
Внезапно, он почувствовал на себе чей-то взгляд. Этот взгляд пронизывал его, словно сотни тонких игл. Он был неуютный, мерзкий и хищный. В нём читалась злоба и неутолимая жажда. Это было чистое, можно сказать, даже стихийное желание, буквально кричащее намерением обратить в прах всё, что только можно, всё, до чего можно добраться, всё, на что упал этот взгляд.
На мгновенье Миха замер, словно кролик перед удавом, а потом, опомнившись, судорожно, на подгибающихся ногах, сорвался с места и опрометью ринулся прочь.
Он бежал сквозь непроглядный мрак, не чувствуя, что двигается вперёд, и вдруг со всего маха налетел на стену. Ощущение от удара об неё было таким же размытым и нечётким, как и все ощущения, которые он здесь испытывал. Не обращая внимание на боль, поднявшись, парень побежал дальше, а потом дальше и дальше: лишь бы не быть рядом с этим, пожирающим его, взглядом. Временами он снова налетал на стены или спотыкался обо что-то, но продолжал бежать. Он слышал, чувствовал, осязал, как его что-то преследует. Оно было быстрым и неотвратимым. Миха не знал есть ли у этого нечто размер и форма, но создавалось ощущение, что оно заполнило всё пространство за его спиной.
Оно приближалось. Убегать от него было так же бессмысленно, как догонять заходящее Солнце, но Миха всё равно бежал, так быстро, как мог.
Внезапно, его сознание царапнул коготок тихого голоса, вкрадчивого, словно бамбук медленно прорастающий сквозь тело.
– Отдай! Не убегай от меня! Это бесполезно! Ты принадлежишь мне! Отдай! Не убегай от меня!
Хоровод этих слов приникал внутрь головы, принуждая остановиться. Это было, словно липкая паучья сеть, словно вязкий густой клей, заполнивший окружающее пространство. Хотелось покончить с этим, расслабиться и с облегчением лечь на землю. Из последних душевных сил, парень продолжал переставлять трясущиеся ноги, упорно двигаясь вперёд. Они не слушались, просто не желали идти! Он почувствовал, как к нему протянулось что-то страшное, аморфное и приторно-успокаивающее, обещающее конец всех мучений. Во тьме слабо блеснуло что-то похожее на гигантские иглообразные когти.
- Ну уж нет! – яростно воскликнул Миха. Он не хотел сдаваться. Не сейчас… Ещё есть дела… Ещё есть…
Рванувшись что есть сил, он на последних ошмётках гаснущей воли с трудом отполз в сторону – ещё на пару шагов. Когти приближались. Казалось, что они заполонили собой всё вокруг. И тут его плечо наткнулось на что-то. Невероятно… но, кажется, это была дверь!
Парень не стал ломать голову над тем, откуда она здесь взялась и не ловушка ли это, а просто собрав все силы, которые у него ещё были и те, которых у него уже не было, открыл холодную тяжёлую створку и скрылся за нею. Захлопнув спасительную преграду, он дрожащей рукой нащупал засов и как можно быстрее задвинул его. В следующую же секунду дверь содрогнулась от страшного удара. На её поверхности, прошла волна крупной дрожи, и на мгновенье красным цветом вспыхнул какой-то рисунок. Тварь, находившаяся по ту сторону двери забилась в исступлённом бешенстве, что есть силы молотя по неожиданной преграде, помешавшей её планам и издавая жуткий, скребущий нервы, визг. Теперь в её голосе не было и намёка на сладкое спокойствие.
– Отдай! Отдай то, что моё! – бесновалось нечто, но Миха уже не слушал его. И даже не собирался.
Он остро чувствовал, как мир вокруг сотрясается от страшных ударов. Пол ходил ходуном, а двери трещали, готовые вот-вот слететь с петель.

--------------------------------------

– Ну что? Очнулся, дорогуша? – Миха услышал над собой знакомый голос. Одновременно кто-то нахально трепал его рукой за лицо.
Парень открыл глаза.
– Значит, это был сон… – ошарашено прошептал он.
– Уже бредишь? Не торопись сходить с ума, прошу тебя! Я хочу, чтобы ты был в сознании, когда мы приступим непосредственно к процессу!
Эти слова произнесла та самая фигура в чёрной хламиде, с которой Миха, ещё совсем недавно сражался. Его непонятный противник сидел над ним на корточках. Сам Миха в это время был связан по рукам и ногам. Очень плотно, надо сказать, связан: совершенно невозможно пошевелиться. Очевидно, его противники не были склонны недооценивать его силу. Внизу ощущался каменный пол, а редкие факелы выхватывали из темноты очертания каменного тоннеля.
– Что? Всё ещё не признал меня? Давай помогу! – мерзко усмехнулась тёмная фигура.
Опустив капюшон, говоривший открыл Михе своё лицо.
– Хмурый! – воскликнул парень, узнав помощника инструктора - мерзкого любителя садистских выходок. Миха невзлюбил его с первого дня своего пребывания в Мечах.
– Хмурый? Это что, я? Ну и прозвище ты мне дал… – тот удивлённо почесал затылок.
– Зачем тебе понадобились люди? Зачем тебе я? Что вообще происходит?! – крикнул ему в лицо парень, тщетно извиваясь в своих путах.
Хмурый торжествующе улыбнулся. Выдержав театральную паузу, он сотворил на своём лице картинно-будничное безразличие и изрёк:
– Что-что! В жертву тебя принесём! Приходилось когда-нибудь быть жертвой? Хотя что это я… Наверняка это твой первый опыт подобного рода… Можешь меня поблагодарить: когда ещё такое испытаешь?! Пожалуй, тебя, мы будем резать особенно медленно!



Читатели (171) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы