ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



По следам чудовища. Глава 13

Автор:
Автор оригинала:
Александр Андрейко
ГЛАВА 13

Город был большим. Вернее, если мерить незатейливыми Михиными мерками, он был просто огромен. Простой деревенский кузнец, никогда, даже будучи у себя на родине, не выбиравшийся из глубокой провинции, раньше и подумать не мог, что кто-то строит дома больше чем в два этажа. Да что там! Раньше даже два этажа казались ему несусветным чудачеством. Здесь же нормой были и три, и четыре, и даже пять ярусов. Парень очень удивился, кому могло понадобиться столько многоэтажных изб, мол – в таком доме и заблудиться недолго, – а узнав, что каждый этаж это несколько отдельных изб, которые поставленных одна на одну, удивился ещё больше, заявив, что: «непонятно тогда, как нижние не боятся, что к ним провалятся верхние, и где тогда у верхних огороды и погреб». На эти его вопросы охотники ответить почему-то затруднились. Впрочем, Миха и сам скоро понял, что ни о каких огородах здесь и речи быть не могло. Этот место было совершенно не таким, как прочие города.
Вся центральная улица была вымощена брусчаткой, причём камни были разных видов и положены таким образом, чтобы образовывать узор, завораживающе отблёскивавший в свете вечерних фонарей. Кругом, куда не кинь взгляд, лепились целые рассадники кустов и деревьев. В этих небольших парках довольно часто можно было обнаружить беседки, окружённые клумбами, а то и какие-нибудь скульптуры или даже небольшие бассейны, наполнявшиеся из акведуков, то и дело пересекавшими дорогу сверху. Можно было подумать, что местный народ специально экономил место, чтобы было, где поговорить, посидеть, а то и полежать в теньке, задумчиво глядя на текущую воду и меланхолично покуривая сигаретку.
Через некоторое время, слева от дороги, Миха заметил широкий мост, покрытый белым мрамором, однако проезд туда был перекрыт высокими коваными воротами и охранялся стражей, одетой в какую-то довольно пёструю форму. На вопрос: «Куда он ведёт?» – старик ответил, что это Мраморный мост, и ведёт он в квартал так называемой высшей знати, причём используется сравнительно редко, в отличие от Гранитного моста, расположенного южнее. Всё потому, что тамошние обитатели не очень любят перебираться на другой берег. Тогда же парень узнал, что город, как оказалось, разделён на две части рекой, протекающей внутри, причём разделён не столько географически, сколько классово. Левый берег, на который и вели мосты, принадлежал, собственно говоря, знати. Он делился на квартал высшей знати и квартал… просто знатных, где кроме всего прочего располагались Школа Великого Искусства внутренней Энергии, а также Высокая Дворянская Академия. Кроме всего перечисленного на левом берегу находился собственный порт, предназначенный, конечно же, исключительно для знати, для того, чтобы не пользоваться одним портом с так называемой «чернью». Исключением из этого правила был дворец, стоявший прямо на реке и пересекавший её, подобно гигантскому мосту, увенчанному многочисленными башнями. Вместе с огороженной вокруг него территорией, этот архитектурный монстр, стоящий в самом центре города, отхватывал солидный кусок земли на обоих берегах.
На правобережье же обитали все прочие. Эта громадная территория, почти вчетверо превышавшая своими размерами другой берег, включала в себя Портовый район, вместе с Малым рынком и собственно портом, Торговый район, вместе с Большой рыночной площадью, а также Ремесленный район. Вся эта громадная система разновысотных домов и строений, засаженная зеленью, была пронизана паутиной больших и малых улиц, акведуками, перемежалась маленькими парками и окружалась громадной внешней стеной.
– Так! Чтобы дойти до Мечей, тебе надо слезть здесь. Пойдёшь по этой улице до седьмого перекрёстка, потом повернешь направо. Пройдёшь вперёд, пока не увидишь небольшой парк со старой беседкой… Там тебе надо будет повернуть опять направо… Там немного поплутаешь… Спросишь в общем… Ну, бывай, удачи! – с этими словами старик помахал Михе рукой и, хлестанув лошадей, скоропостижно укатил вдаль по улице.
– Погоди… те… – только и успел сказать Миха. По правде говоря, он не понял даже половины этих сбивчивых и весьма туманных указаний. Наверное, старик и сам не знал точно, где жили-поживали эти самые, нужные его странному попутчику, Мечи. Оно и немудрено. Со своим двухметровым сынулей, носившим полупудовый топор за поясом, на их услугах вполне можно было и сэкономить.
Вздохнув о своей тяжкой доле, парень поплёлся в темноту – подальше от главных улиц. Вокруг, как назло, не было ни одного горожанина. С тоской подумав о том, что все нормальные люди сейчас спят, а старик мог бы высадить его и около какой-нибудь таверны, не сбивая с панталыку на ночь глядя, парень пошёл дальше.
– Так… седьмой перекрёсток… седьмой перекрёсток… – Миха шел по улице, считая эти самые перекрёстки.
К сожалению, в этом громадном и зачастую иррациональном городе трудно было понять, что вообще можно считать за таковой. На пути молодого провинциала попадались то широкие улицы, то узкие улочки, то широкие тропинки, пересекавшие дорогу по пути из парка в парк, то два поворота в соседние закрытые дворы. Решив, что старик имел ввиду нормальные дороги, по которым способна проехать стандартная телега, Миха стал считать только явные перекрёстки явных улиц. Повернув направо на седьмом из них, он пошёл вперёд, ища глазами ориентир типа «небольшой парк со старой беседкой». Пройдя довольно далеко вперёд, он ,в конце концов, нашёл какой-то парк, но беседки там не было - только пару деревянных лавок.
– Ну, наверное, он просто чуть подальше, – подумал Миха, понемногу начиная беспокоиться.
Через полтора часа плутаний по паркам, дворам и улочкам, он так и не нашёл ничего похожего на резиденцию Мечей. Зато были успешно найдены полдюжины старых беседок и около трёх дюжин небольших парков.
– Да, где я нахожусь, демоны побери это место! – заорал он в ярости, в конце концов, устало опускаясь на какую-то лавку, оказавшуюся поблизости.
Эти дурацкие ночные поиски начинали уже надоедать.
– Так… Я ведь могу постучать к кому-нибудь и просто спросить, – догадался Миха, сразу успокоившись.
Разжившись этим великолепным планом, он направился к двери ближайшего не многоэтажного дома, лелея в душе твёрдую уверенность, что уж в подобных то местах живут более-менее нормальные люди – простые, близкие по духу деревенским, и уж они-то просто рады будут ему помочь… глубокой ночью.
– Э-э-эй! Есть кто дома?! Я хотел бы у вас кое-что спросить! – заорал Миха, уверенно тарабаня в закрытую входную дверь.
Минут пять ничего не происходило. Недовольный результатом Миха начал стучать сильнее. Внезапно одно из окон открылось.
– Да заткнёшься ты или нет!? Народ спать хочет! – раздался оттуда хриплый голос, какого-то заспанного мужика.
– Я сюда только приехал! Я бродил по улицам, а старик путано мне всё объяснил, и я не свернул на нужном повороте… То есть я заблудился! У вас очень большой город! – затараторил парень, воодушевлённый началом общения с местными.
Неожиданно на голову ему полилось что-то жирное и липкое, а затем, сверху свалилось и несколько арбузных корок.
– Ах ты гад!!! Помоями меня поливать вздумал!!! Да я твой дом на кирпичи разберу и каждый из них засуну тебе в … – опешил Миха, совершенно не ожидавший такого вероломства в свой адрес.
В довершении ко всему рядом послышались чьи-то шаги.
– Молодой человек, прекратите безобразие! – эта фраза, словно брошенный топор, вонзилась прямо в спину пребывающего в праведном гневе путника.
– А ты ещё кто такой?! – огрызнулся парень, опуская уже занесённый для удара по двери меч и разворачиваясь к источнику звука.
– Опустите оружие! Я вынужден арестовать вас за нарушение общественного спокойствия! – грозно проговорил начальник ночного патруля, невесть как и откуда объявившегося рядом.
Это была последняя капля.
– Ах вы уроды! Я два часа хожу по улицам вашего, не к ночи помянутого дрянного города, и хоть бы одна ваша задница нарисовалась на горизонте, а теперь вы появляетесь, чтобы меня арестовать!? Я из вас сейчас фарш приготовлю!!! – возвысил голос Миха, слетая с катушек от обиды и бросаясь на стражу с мечём наперевес. Если быть честным, то в тот момент, он и сам уже чётко не понимал, что на самом деле хочет с ними сделать: просто запугать или действительно на них напасть.
Неожиданно стражники попятились назад, да в такой дикой панике, словно увидели не полночного буяна, а громадную ядовитую змею.
– У него глаза горят! Да это упырь! Спасайся! – закричали они, меняясь в лице и опрометью бросаясь врассыпную. Сделали они это с невероятной прытью, так что кроме потерянного кем-то из них в спешке ботинка, никакой добычи Михе не досталось.
– И не возвращайтесь, а то я за себя не ручаюсь! – проорал им вслед взбешенный парень.
Успокоившись спустя несколько минут, он ещё раз взвесил и обдумал свои действия.
– Что-то я погорячился… Так можно и за решётку ни за что загреметь, – пробормотал он, запаковывая меч и вешая его обратно за спину.
Нужно было срочно убраться с места ночного переполоха. Отряхнувшись от «подарка гостеприимных местных», Миха погрозил на прощанье в равнодушную тьму окон и ринулся прочь – туда, куда потемнее.
Оказалось, что сделал он это, как раз вовремя. Во двор уже вернулась стража, причём на этот раз с солидным подкреплением. Миха насчитал не менее полутора дюжин факелов, прежде чем скрыться за углом, на ходу успев поразиться тому, откуда вдруг взялось столько народа, и где они все всё это время прятались.
– Вон там что-то мелькнуло! Это та тварь! – закричал кто-то из толпы.
Услышав эти слова, всё факельное шествие, как по команде снялось с места и шустро ринулось в закоулок, где недавно скрылся беглец.
Действовали они, надо признать, довольно грамотно. Пробежав какое-то расстояние, Миха понял, что часть группы загоняет его налево, а часть уже ринулась наперерез. Над головой просвистела стрела. Ситуация накалялась.
– Да так меня пристрелят ещё до того, как поймают! – панически подумал он.
Резко свернув направо, парень нырнул в какой-то узкий проулок, полный сушащегося белья, в котором он тут же начал путался и небольших поленниц, и которые он неуклюже сшибал всем своим весом, чем успешно, надо отдать ему должное, торил дорогу. Преследователям из-за этого было проще, но и они, несмотря на всю невольную помощь преследуемого, то и дело спотыкались о поленья, да и благодарность выказывать не спешили.
– Да чтоб вас всех! – взвыл Миха, когда ещё одна стрела чиркнула по его доспехам.
Нужно было срочно что-то делать, и… Миха сделал. Забежав на одну из поленниц, он рыбкой бросился в ближайшее окно, расположенное на первом этаже. Выворотив раму и разбив стёкла, он мешком ввалился в какую-то комнату. Раздался истошный женский крик. Это какая-то полуголая тётка голосила рядом, панически закрываясь от Михи одеялом.
– Простите! Это ради спасения жизни! – смущённо крикнул ей парень, поднимаясь с пола и стремглав бросаясь в следующее окно, находившееся с другой стороны.
– Стоять, гад! – услышал он за спиной разъярённый мужской голос, но было уже поздно.
Тем временем стража в основной своей массе дисциплинированно оббегала здание. Правда, некоторые стражники прыгнули в окно, вслед за Михой, но там их уже ожидал «тёплый приём» в лице разъярённого хозяина с крепко сколоченным деревянным табуретом в руках. Это дало беглецу немного времени.
Улучив момент, когда все потеряли его из виду, беглец подбежал к невысокой пристройке, кособоко прильнувшей к одному из домов. Подпрыгнув, он зацепился за край навеса крыши и, подтянувшись на руках, залез наверх, распластавшись там и замерев в неподвижности.
Вскоре внизу послышалось громыхание сапог.
– Где он? Кто-нибудь его видит?! – эту фразу произнесло сразу несколько человек.
– Быстрее вперёд, он сейчас уйдёт! – проорал знакомый Михе голос.
Кажется, это был тот самый начальник патруля, который недавно так неудачно для парня объявился неподалёку.
Подождав пока стихнут звуки погони, молодой воин тихо спрыгнул с крыши и, прячась во мраке, быстро исчез во дворах.

-------------------------------------------------

Через какое-то время, отбежав от места происшествия на приличное расстояние, он нашёл небольшой каменный бассейн, наполнявшийся из акведука. Вода из него уходила в довольно широкое отверстие, забранное съёмной решёткой. Кажется, под городом была канализация. Раньше Миха только слышал о местах, в которых есть подобные благоустройства.
– Вот почему на улицах такого большущего города так чисто, – подумал он, умываясь в бассейне, протирая испачканную одежду и внутренне отдавая дань уважения тем, кто соорудил всю эту полезность.
– Нет, я вернусь! Найду того мужика и расквашу ему лицо! – саданул он кулаком по каменному паребрику, чувствуя как внутри него вновь поднимается злость. Даже холодная вода не слишком то и помогала. Правда за окна другого дома было немного стыдно, но Миха искренне полагал, что позже найдет то жилище и возместит его хозяевам весь ущерб. При этом было ясно, что он безнадёжно заблудился в этом громадном человеческом муравейнике, не имевшем ни конца, ни края. Какой уж там одинокий дом…
– Но я найду того гада и…
Додумать парень не успел.
– Доброй ночи, уважаемый! – послышался сзади него сиплый мужской голос. В интонациях произносившего, явно чувствовался сарказм. Это наводило на мысль, что в действительности он совсем не полагает нынешний вечер добрым.
– К чему бы это? – так же саркастически подумал Миха.
Пришелец тем временем развивал мысль.
– Не желаете ли угостить нескольких сограждан, пришедших засвидетельствовать вам своё почтение, небольшим количеством звонких монет? По велению доброй воли, так сказать…
Вслед за этой, слишком уж витиеватой для бандита, фразе раздался дружный басистый гогот сразу нескольких человек.
Миха развернулся к ним с каменным лицом. Его преследовало навязчивое чувство какого-то остопротивевшего дежа-вю, и ему было не смешно.
– Настоящие обезьяны. Целых пять штук, – подумал он, нисколько не переживая о безвременной кончине своего чувства юмора.
Грабители меж тем явно были полностью уверены в себе. Каждый из них, был на целую голову выше своего предполагаемого «мецената» и несравненно внушительнее. В руках они сжимали толстые палки, доски и смутно блестевшие во мраке ножи. Вот так всегда: когда стража нужна – её нет, а когда ну совсем она ни к месту… ну вы поняли.
– Вы из Общества лихих дел? – тихо спросил Миха.
– Ага, так я тебе и сказал! Гони вещи, а то я уже устал ждать! – заорал ему в лицо ближайший бугай, брызгая изо рта слюной.
– Видите ли… Я не люблю людей из Общества лихих дел, – тихо проговорил Миха, протягивая ему свою сумку и тут же молниеносно нанеся удар по челюсти своего недолгого собеседника.
Грузно завалившись назад в неуклюжем пируэте, грабитель рухнул на землю, а воин тем временем, воспользовавшись общим замешательством, с размаху вырубил ещё одного. Затем, увернувшись от двигавшейся ему в голову доски, он перехватил руку державшего и резко свернул ему кисть до хруста, вырвав оружие из рук нападавшего. Развернувшись, он отразил ещё дин удар. Всё было сделано молниеносно, однако последний из бандитов успел зайти сзади и выбросить руку, пытаясь вонзить нож в спину своему, проявившему неожиданную прыть, оппоненту. Видя это краем глаза, парень немного сдвинулся, и нож угодил в широкое лезвие двуручника, который не было времени доставать. Скользнув но нему, лезвие всё же вонзилось в тело, но большая часть энергии была погашена, и рана оказалась неглубокая. Спасибо доспеху и госпоже удаче. Хотя, разумеется, в этой опасной ситуации, Миху спасла лишь медлительность и неповоротливость, с которой действовали нападавшие. Куда им до Иафара!
Тем временем взбешённый кузнец одним рывком сломал руку громилы и, крутанувшись, с разворота обрушил дубину на голову напавшего сзади. От удара доска разломилась на части. Во все стороны брызнули щепки.
Теперь оставался последний. Он уже не пытался нападать, видно соображал быстрее, чем его подельники, поэтому понял, что ноги в этой ситуации мудрее рук. Однако Миха соображал ещё быстрее, швырнув обломок доски ему в затылок. Бандит сбился с шага, и воин, легко догнав убегающего, подсек ему ноги.
– Не трогай меня! Я отдам тебе все деньги… и вещи! Я извиняюсь! Да, мы из Общества лихих дел! Я был неправ! – стонал громила, в ужасе отползая назад.
Одним рывком, подняв его за шиворот на ноги, Миха посмотрел на бандита своими пожелтевшими глазами, горящими в темноте.
– Я и так это знаю! – сказал он. Его голос был больше похож на рык, нежели на человеческую речь, что напугало даже его самого, не говоря уже о его собеседнике, от страха временно превратившемся в кусок ламинарии. – Мне нужно кое-куда попасть. Если ты мне поможешь, тогда, может быть, останешься цел, – добавил Миха уже намного спокойнее. Всё-таки надо интеллигентно вести беседу, а то, право, перед обществом стыдно…

---------------------------------------------------

Грабители сегодня были довольно удачливы. До встречи с Михой, конечно… Кузнец собрал с них аж четыре золотом. Завязывая верёвку на руках своего «языка-проводника», Миха вспомнил, что примерно столько же они нашли с Иафаром внутри логова тролля, причём из этой суммы, Михе досталось семьдесят серебряков. Его разобрал смех.
Пленный бандит смотрел на парня с нескрываемым ужасом, очевидно гадая, когда же тот начнёт своё каннибальское пиршество и недоумевая о причинах столь длительной отсрочки.
К счастью для пленника, есть его Миха не собирался. Не то чтобы он сильно следил за рационом, но питаться всякой гадостью, ему не хотелось. Помотав головой, воин понял, что слишком уж серьёзно об этом думает. С ним явно что-то происходило, и этот процесс ему не нравился.
– Веди меня к резиденции Мечей. Живо! – толкнул он своего «провожатого».
Тот испуганно поплёлся куда-то вперёд. Миха пошёл сзади, ведя его на поводу за связанные верёвкой руки, и искренне надеясь, что «гид» в себе и понимает куда идёт. Впрочем, волновался парень зря. Через какое-то время он стал всё больше узнавать местность. Оказалось, что забрёл Миха довольно далеко. Не меньше часа времени понадобилось, чтобы они вышли к улице, с которой он начинал свой путь.
Внезапно, где-то вдалеке, блеснул факел. Очевидно, стража всё ещё искала беглеца. Увидев свет, громила рванулся к нему, как утопающий к плывущей за ним лодке, но не тут-то было.
– Помо… – только и смог прохрипеть он. Рука Михи зажала ему рот и уволокла в тень, причём так легко, словно здоровенный дядька ничего и не весил.
– Если издашь хоть звук, я вырву тебе горло, – жутким рычащим шепотом проговорил Миха.
Кажется, незадачливый грабитель всё понял. По крайней мере, его голова сделала судорожное движение, похожее на кивок.
– Отлично, – ухмыльнулся парень, сам поражаясь жестокости и холодной расчётливости, поселившейся в его душе. В тот момент он не сомневался, что непременно воплотит свою угрозу, потребуй того обстоятельства.
Зато меры возымели действие, и проблем больше не было. Едва впереди маячил свет, пленный бандит прятался в кустах, причём едва ли не быстрее, чем это делал его конвоир. Таким вот нехитрым образом, они, в конце концов, вышли к некой территории, огороженной каменным забором. Пройдя немного вправо, Миха и его пленный вышли к массивным железным воротам, ведущим во внутренний двор, и увенчанных устрашающими пиками. На кованой табличке, приделанной здоровенными клёпками к створам ,были изображёны скрещенные мечи. В общем, всё говорило о том, что цель путешествия успешно достигнута.
– Свободен, – уже совершенно спокойно проговорил Миха, отпуская свой конец верёвки. В ту же секунду, его спутника, как ветром сдуло.
Громко постучавшись в ворота, парень стал ждать. Через некоторое время где-то недалеко скрипнула дверь, и послышались тяжёлые шаги. Кто-то не торопясь направлялся ко входу во двор, гулко топая тяжёлыми сапожищами.
Через несколько секунд, в воротах открылась узкая смотровая щель. Оценивающий взгляд окинул Миху с головы до ног и, очевидно, не счёл его опасным.
– Чего надо на ночь глядя? Мы милостыню не подаём, – послышался из-за двери насмешливый бас.
– Я не за милостыней. У меня есть письмо для Морсбери, в котором меня рекомендуют, как достойного кандидата в Мечи. Можете посмотреть, – сказал Миха, доставая письмо.
– Не нужно мне твоё письмо. Я не почтальон, да и чужие письма не читаю. Сам ему и отдашь, когда он вернётся, – ответил на это бас.
– Так его нет? – огорчился Миха.
– Да – его нет. Впрочем, если ты решил вступить, то пожалуйста. Надеюсь, у тебя есть десять золотых первоначального взноса? Если нет, то будешь должен, но если не вернёшь, мы тебе вырвем ноги. Не наложил ещё в штаны? Ели нет, тогда заходи.
С этими словами послышался скрежет громадного засова, и железные ворота начали открываться.



Читатели (187) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы