ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



По следам чудовища. Глава 11

Автор:
Автор оригинала:
Александр Андрейко
ГЛАВА 11

Выход на нижние уровни всё же был найден. Маленькая каменная лестница, круто спускающаяся в черноту, не вызывала у Михи энтузиазма, однако он всё же взял у Маляри факел и пошел вниз. Проходя этаж за этажом, воин явственно слышал какие-то звуки, однако проверять их источник ему совсем не хотелось.
В условиях темноты и многочисленных дверных проёмов, нападения можно было ждать откуда угодно, поэтому Миха сказал Маляри, чтобы она прикрывала их сзади, и девушка рьяно выполняла это указание, испуганно вглядываясь в темноту лестницы со стороны пройденных этажей. Миха мог её понять. В конце концов, он сам ещё не был опытным и надёжно обстрелянным воином. Что значили два месяца его жалких испытаний, да ещё под прикрытием опытных вояк, в сравнении с опытом того же Иафара, который провёл в постоянных сражениях почти всё сознательное время?
Тем не менее, жизнь ставила перед Михой необходимость двигаться вперёд, сшибая лбом препятствия и бросаясь на очередные, подкинутые ею амбразуры. Всё равно, ещё ни разу за время пребывание в этих мире, а в том, что это другой мир, кузнец уже не сомневался, ему не удавалось срубить денег по-лёгкому. Каждый раз, когда он вступал в игру, каждый его шаг к дому, был усеян жестокими терниями и лежал за гранью всяких требований инстинкта самосохранения. Осознав это один раз, он отбросил сомнения – ему оставалось только одно. Необходимо было победить всё и всех на своём пути, иначе жизнь изменится навсегда, а чувства к Алёне превратятся пустой отголосок безвозвратно ушедшего прошлого.
Спускаясь по лестнице, наполненный этими размышлениями и чувством острой тревоги, он уловил грузное шарканье на ступеньках. Создавалось такое впечатление, словно по ним поднимается дряхлый старик, обутый в рваные шлёпанцы. До этого момента им везло. Никого не встретив, они прошли несколько длинных коридоров и лестничных пролётов.
По опыту боёв, происходивших внутри роя сверчков, Миха помнил, что если выдать себя громким шумом, да ещё в ненужном месте, то придётся иметь дело с целой армией врагов, а схватки с целой толпой ходячих мертвецов ему, если получится, хотелось все же как-нибудь избежать.
– Гаси факел! – шепнул он Маляри.
– Что? Ты с ума сошел? Мы же не увидим их в темноте! – запротестовала та.
– Они нас тоже! Туши! – отрезал Миха, увлекая её в ближайший проход, уводящий с лестницы.
Девушка всё же погасила факел, и они вдвоём прижались к стене, замерев в темноте и ловя собой каждый долетавший до них звук. Шаги приближались. Миха уже мог слышать сопение странного существа. Судя по его характеру, это было что-то большое. Оно громко и гулко сопело, и было слышно, как свистят и клокочут, словно дырявый баян, его объёмные лёгкие.
Рядом с их этажом шаркающая поступь вдруг прекратилась. Даже через повязку Миха почувствовал трупную вонь, донёсшуюся с той стороны. Несколько раз раздалось шипение. Существо с шумом втягивало в себя воздух, очевидно уловив какой-то заинтересовавший его аромат. Миха и Маляри, зажавшая себе рот обеими руками, чтобы не издать ни звука, сидели за углом. Казалось, прошла целая вечность. Внезапно, существо начало удаляться, продолжив своё движение наверх, но в гулкой пустоте лестничных пролётов Миха ещё долго слышал его тяжелые шаркающие шаги.
Вздохнув с облегчением, он уже собирался уходить, когда его рука нащупала нечто весьма сильно напоминавшие оголённые рёбра. В ту же секунду, на его плечо упала чья-то костлявая кисть. Это произошло так неожиданно, что парень в диком ужасе дернулся и, словно ошпаренный кот, прыгнул в сторону, на всём ходу врезавшись во что-то плечом.
В гробовой тишине давно забытого храма, раздался тихий хруст, а затем послышался ужасный грохот, затем удар, снова грохот и так далее. Они чередовались множество раз, удаляясь в пространство непроглядной черноты, пока через четверть минуты все не остановилось, однако разбуженное эхо долго ещё испуганным привидением металось средь каменных стен.
– Ты что, смерти нашей хочешь? – возмущённо прошипела девушка, снова зажигая факел.
Его свет проявил разгром, воцарившийся в просторном помещении. Очевидно, это была библиотека. Многочисленные ряды её каменных полок, были варварски сброшены на пол, словно костяшки домино и местами разбились. В воздухе висела густая пыль.
– Там кто-то бы… – начал было оправдываться Миха, но тут его взгляд наткнулся на обычный безобидный скелет, упавший на бок возле письменного стола, за которым его, очевидно, когда-то и настигла кончина.
Миха выругался, резво поднимаясь с каменного пола.
– Удивительно! – проговорила Маляри. Кажется, она даже забыла, что должна была до сих пор злиться на Миху за его дурацкую выходку. – Ты только посмотри! У этого скелета на столе лежит книга!
– И что с того? Это место весьма похоже на то, где могут быть книги. Хотя… она подозрительно целая. Остальной «склад науки» вон как на куски рассыпается! – согласился с девушкой Миха, беря книгу в руки и стряхивая с неё почти сантиметровый слой пыли.
– Она похожа на весьма ценную штуковину. Думаю надо взять её с собой, – проговорила Маляри, быстро проходя мимо упавших рядов и мимоходом изучая их содержимое.
Однако, кроме единственной книги, брать здесь было нечего.
– Хорошо, – Миха быстро убрал книгу в сумку. – А теперь бежим! Я не хочу оставаться и ждать, когда сюда сбегутся все ходячие трупы, чтобы проверить, кто же тут нашкодил, иначе мы окажемся здесь в ловушке.
С этими словами они быстро покинули помещение библиотеки. Пока они убегали, глазастая девушка успела углядеть и цапнуть золотое колечко с драгоценным камнем, украшавшее до её вмешательства указательный палец усопшего библиотекаря.
Скрытность накрылась медным тазом, поэтому ничего не оставалось, как действовать напролом. Взяв меч поудобнее, воин приготовился к встрече с обитателями тьмы. И они не заставили себя долго ждать. Скоро Миха увидел, что навстречу им уже поднимаются несколько мертвецов, ловко перебирая полусгнившими ногами.
При спуске вниз у Михи было преимущество в том плане, что он стоял на несколько ступенек выше нападавших. Пинками ног, обутых в тяжёлые ездовые сапоги, он одного за другим отправил любителей свежего мяса в полёт – в зазор между пролётами лестницы. Яростно хрипя и нелепо размахивая конечностями, они с хрустом бились об углы и ступени, ломая, отлетая, ударяясь и снова ломая себе все кости. Миха понимал, что вряд ли их это убьёт, но прыти точно поубавит, а именно этого ему и было надо. Сзади тоже кто-то напирал, но оттуда их было намного меньше. Этих, Миха сначала доставал ударом своего длиннющего меча, а потом, также как и прочих, отправлял в турне до первого этажа.
Враги, тем временем, множились, и побоище стремительно набирало обороты. Скоро уже и девушке пришлось взяться за оружие. С тихим лязгом из её ножен показались ножи, один из которых имел подозрительнее сходство с Михиным мечом.
Оказалось, что археологу палец в рот не клади. Она так молниеносно рубила ноги нападавшим, что Миха даже невольно присвистнул.
– Давай быстрее расчищай путь. Долго я в таком темпе не продержусь! Я всё же девушка, а не штурмовик! – крикнула она Михе.
Тот и сам это понимал, поэтому ещё активнее заработал двуручником.
Всё же, не смотря ни на что, благодаря скорости и вопиющей наглости их атаки, Миха, вместе с Малярии, сумели относительно легко прорваться вниз. Усталые и мокрые от пота, они вырвались на простор главного зала. Это место находилось как раз за увиденными ими снаружи дверями.
В здешней архитектуре, было много общего с Чёрным храмом, где Михе уже как-то приходилось бывать: те же ряды колонн, те же письмена и барельефы на стенах, на изучение которых снова не было времени, причиной чему снова были многочисленные враги, которые, к слову сказать, уже к ним бежали. Вернее, кто-то бежал, кто-то ковылял сломанными ногами, демонстрируя выпирающие из гнилой плоти обломки костей, а кто-то и вовсе полз. Приготовившись встретить эту несуразную шевелящуюся массу, воин крепче стиснул рукоять клинка.
– Пригнись! – бросил он девушке, отходя на самую середину зала. Взяв свой чудовищный меч обоими руками, он начал вращать его вокруг себя, всё увеличивая скорость оборотов. Подбегавшие мертвецы, как он и ожидал, совершенно не имели чувства самосохранения. Ими двигал лишь инстинктивный всепоглощающий голод. Крутясь в сумасшедшем вихре, Миха видел, как алчно горят их глаза, мерцая в полумраке едва освещённого зала, как тянутся вперёд их иссохшие руки. И когда этот жуткий вал нахлынул, он со всей своей чудовищной силы, врубился в их строй, рассекая набегавших зомби на части и превращая их толпу в фарш из гнилой плоти, трухлявых внутренностей и дроблёных костей. Михины мускулы дрожали от громадного напряжения, пока его клинок, словно гигантская мясорубка, кромсал набегавшую массу нежити. Это продолжалось около минуты, пока он не удостоверился, что враги больше не могут эффективно передвигаться. Тем не менее, даже порубленные в салат, твари продолжали шевелиться.
Подхватив сжавшуюся в комок девушку, воин побежал в конец храма, где по расчетам Маляри и должен был находиться алтарь.
– У нас есть немного времени, пока здесь чисто, – сказав это на бегу, Миха покосился на шевелящееся месиво из частей тел, которое всё так же упорно пыталось ползти в их сторону.
– Я знаю, – отмахнулась девушка, не отставая от него ни на шаг.
Буквально пролетев через весь зал, они взбежали на несколько ступенек вверх и оказались на церемониальной площадке. Там и находился искомый алтарь. Внешне он был разделён на два равных сектора – чёрный и белый. Все его бока были исписаны надписями, а на поверхности, Миха обнаружил две звезды, смутно напоминавшие ему начертания для ритуала. Сразу за алтарём располагалась статуя, сидящая на уже знакомом Михе травяном троне, однако правая рука и голова у неё были, почему-то, отколоты. Создавалось такое ощущение, будто рядом с ней прогремел мощный взрыв.
– Что мы тут ищем, если не секрет? Изучением росписи камней лучше заняться потом! – потряс за плечо Маляри Миха, напряжённо вглядываясь в темноту и от души пнув ногой особо рьяный обрубок зомби, который уже тянулся к ним единственной уцелевшей рукой.
– Посвети-ка мне вот сюда, – попросила девушка, указывая на одну из боковых сторон алтаря и передавая Михе факел. Взяв его в руку, парень с интересом стал следить за её манипуляциями. – Это – ритуальный алтарь. Внутри него, раньше хранили церемониальные предметы, использовавшиеся для демонстрации божьей силы, – пояснила она, видя его интерес.
Присев на корточки, девушка стала внимательно изучать письмена, покрывавшие алтарь с боков.
– Это, конечно, интересно, но давай уже доставай из него всё и пошли куда-нибудь. Я совсем не уверен, что у нас больше не будет гостей, – поторопил её Миха.
– Реликвии всегда защищались от попыток их украсть. Если алтарь попытаться открыть неправильно, то оттуда под давлением хлынет кислота или выстрелят отравленные дротики или плита сверху упадёт, – возразила девушка, продолжая изучать надписи. – В разных храмах было по-разному.
– То есть, ты уже открывала что-то неправильно? – удивлённо приподнял брови вверх Миха.
– Было дело, но всего пару раз. В основном я всё делаю правильно. То были досадные случайности… Так… Тут шифр, основанный на одной из догм учения Гьёхве. «Земля есть Жизнь, Жизнь есть Огонь, Огонь есть Смерть, Смерть есть Земля»
– Это – бред, – задумчиво пробормотал Миха. – Получается, что жизнь это смерть.
- Помолчи… Это философская мантра без начала и конца. Не важно, что получается логически, а важно, что теперь делать практически. С какого из элементов начать? – нахмурилась малярии, разглядывая древний орнамент.
– Начинай уже с чего-нибудь, а то у нас опять гости! – с тревогой сказал Миха, отдавая девушке факел.
С мечём наперевес, Миха вышел вперёд – навстречу трём смутным фигурам, возникшим из мрака. Эти новоприбывшие зомби отличались от прочих. Они шли все вместе и были похожи, скорее на патруль, охранявший свои владения, нежели случайную группу. Обнаружив в этих владениях явный непорядок, в виде двух нарушителей, они глухо зарычали и стали медленно обступать своего противника. Впрочем, чего-то иного ожидать от них было трудно. Парень, конечно, надеялся… но, честно говоря, не очень-то рассчитывал на хлеб да соль.
Не дожидаясь хода противника, он молниеносно взмахнув мечом и рубанул по ближайшему из них, вложив в удар всю свою ужасающую силу. Удар был быстрым, однако пропал в пустоту. Судя по всему, Миха всё же действовал не так молниеносно, как думал.
Краем глаза он успел заметить, что сбоку, ему на лицо, быстро опускается чья-то нога. Сильный удар заставил его развернуться всем корпусом, однако парень не потерял равновесия. Продолжив вращение, он опёрся рукой об пол и с разворота рубанул нападавшего, пока тот был в воздухе. Громадный меч рассёк мертвеца по талии, и две его части, нелепо кувыркаясь в воздухе, одна за другой рухнули на пол.
Однако двое других не дремали. Пока инертный меч их противника был в полёте, они синхронно, словно до этого специально сговорились, ударили его ногами по рёбрам, с двух сторон. Миха всем телом почувствовал, как с него, словно с ударенного топором в дождливую пору дерева, слетают капли пота. Дыхание сбилось, а внутри у него всё, словно разом полыхнуло огнём. Не теряя времени, один из мертвецов схватил воина за руку, которой тот держал оружие и, ловко вывернув кисть, выбил его из Михиных рук.
Это было уже что-то новенькое. Монстры, которые владели бы приёмами рукопашного боя, молодому воину ещё не попадались. Ринувшись вперёд, он схватил удерживавшую его длань своей второй рукой и, оторвав её от себя, вырвался из захвата. Перекатившись по полу, он оказался за спиной у врагов.
Это было не так и хорошо, как казалось в начале. Теперь Миха стоял лицом к источнику света и куда хуже видел то, что творили его противники. Поэтому он вновь словил удар в лицо, затем ещё и ещё. Поняв, что так ни к чему хорошему не прийти, Миха начал быстро смещаться вбок, так, чтобы факел не светил ему в глаза, а зомби оказались от него на одной линии и не могли нападать вместе.
Тем временем один глаз у парня уже заплыл, но ему хватило и одного другого, чтобы на свету успеть среагировать на прямой удар рукой, который попытался провёсти ближайший мертвец. Перехватив его руку, Миха не стал церемониться, а просто и без изысков сломал её об колено. Та повисла бесполезной плетью. Однако второй мертвец всё же достал его. Прямыми пальцами он врезался Михе в бок, и будь у того ребра чуть менее прочны, пробил бы его насквозь. Изо рта воина брызнула кровь.
– Это что, конец? – успел подумать Миха, оседая на пол и судорожно хватаясь за бок не в силах пошевелиться от боли.
Однако в этот момент, мимо него что-то промелькнуло. Раздался гулкий удар, сопровождаемый хрустом, словно по вязанке хвороста зарядили тяжёлой кувалдой, и один из врагов улетел в темноту.
Это была Маляри. Миха не стал спрашивать, как у неё так получилось, а собравшись с силами, притянул оставшегося костяка за руку-плеть и, прочно ухватив его за лицо, всем весом впечатал череп противника в располагавшуюся неподалёку колонну. Осколки костей разлетелись вокруг, словно черепки. Этого оказалось достаточно, очевидно, у зомби всё же было уязвимое место.
Тем временем Маляри исчезла. Миха растерянно огляделся вокруг. Вдруг из темноты раздалось несколько звуков быстрых рубящих ударов, а потом она мгновенно появилась возле него. Нет, она не исчезала, просто стала очень быстро бегать. Просто невероятно быстро.
– И каких демонов, я всё это время сражался на передовой один? – обиженно спросил парень, с трудом поднимая меч и всё ещё морщась от боли в боку.
– Вообще-то, я ж не всегда так могла! – отмахнулась девушка. – Это всё артефакт. Он называется Шаги Гьёхве, и это – великолепная вещица. Честно говоря, за ним я сюда и приходила. Кстати, надо было нажимать все четыре элемента сразу! Представляешь?! Я – просто гений! – с этими словами, девушка продемонстрировала Михе пару симпатичных браслетов из белого металла, одетых на ноги. – По-моему мне идёт! – довольно ухмыльнулась она.
– Продавать их мы, судя по всему, не будем, – нахмурился Миха.
– Ты что? С ума сошёл? Конечно, не будем! С их помощью я буду неуловима! – возмущённо воскликнула девушка. – Впрочем, мне больше ничего не нужно. Всё остальное можешь забрать себе. Спасибо за помощь и... пока, дурачёк!
После этого она бросила Михе ещё один факел и, подхватив свою сумку, всё так же молниеносно скрылась из вида.
– Какого чёрта?! – заорал он, но было уже поздно. Девушки и след простыл.
Его снова захлестнула ярость – настолько жгучая и сильная, что переполняла через край. Подняв меч, Миха в сердцах рубанул им по колонне, а потом ещё и ещё. Во все стороны полетела каменная крошка. Он пришёл в себя только тогда, когда обнаружил, что прорубил колонну почти до половины.
С тревогой осмотрев оружие, и не найдя на нем ни царапины, Миха всё же смог немного успокоиться. Необходимо было что-то делать. Уходить из храма с пустыми руками не хотелось. Внутри парня, снова проснулось то необоримое упрямство, которое заставило его упорно искать дичь в лесу, после той – судьбоносной встречи с Семёном.
– Так! Значит, меня использовали… Что же. Земля круглая. Ещё свидимся! – мстительно подумал он. Болело лицо и рёбра, но Миха знал – это пройдет безо всякого следа всего через пару дней. Надрезав опухоль над глазом, он почувствовал, что та начинает уменьшаться, а он, что было весьма кстати – прозревать.
Для начала следовало осмотреться. Подхватив свою сумку, которая одиноко лежала на каменном полу, и взяв с собой оставленный ему факел, Миха побрёл вдоль стены, злобно пиная копошащиеся куски мертвецов и выискивая в стене двери, ведущие в необследованные помещения.
Обратив внимание на стены, он увидел там довольно интересные изображения. На одном из рисунков была женщина, от которой исходил свет, и под ногами которой росла трава, стояла с каким-то мужчиной, от которого так же, как и от неё, исходил свет, правда более яркий. Другая картинка, была частично разрушена. На ней стоял тот же мужик, глядя на облупившийся ныне участок картины, так что было непонятно, что она значила. Следующая картинка, изображала женщину, браво поражающую молнией какое-то жуткое гротескное чудовище чёрного цвета. Монстр имел все атрибуты необходимые типичному злодею: острые клыки, красные глаза и устрашающей длины когти. Очевидно, здесь были представлены типичные фрески торжества главных божеств над гипотетическими силами зла. Казалось бы, что в них необычного? Но они поселили в душе Михи какое-то смутное беспокойство, словно он знал, что они означают. Вернее, даже лгут… Михе почему-то казалось, что чудовище совсем не было побеждено, возможно, даже, что всё случилось как раз наоборот, хотя парень ни в чём не был уверен до конца.
И тут, в тишине зала раздался звук. Это были те самые шаркающие шаги, от которых по телу бегали мурашки. Правда, теперь Миха не стал прятаться. Ему очень хотелось выместить на ком-нибудь свою обиду, и случайный зомби, забредший сюда сейчас, на свою беду, подходил бы на эту роль как нельзя лучше. Миха почти с радостью направился вперёд, крепко сжимая в руках чёрный меч.
То, что он узрел впереди, заставило его остановиться, а затем попятиться назад.
В полумраке медленно нарисовалась громадная горбатая фигура, прикрытая лохмотьями. Ноги, виднеющиеся из-под них снизу, были до нелепости разной толщины и перевиты множеством каких-то костей, перехлёстывавших одна через другую. Заметив, что впереди кто-то есть, тварь остановилась. Маленькая голова, на которой было два полусгнивших лица, с шумом втянула воздух двумя парами своих громадных ноздрей. Миха понял, что существо слепо и ориентируется по запаху, возможно, что ещё и по слуху.
Тем временем монстр начал раздуваться. Его накидка, казалось, могла растягиваться. На самом же деле, просто, приподнимались её длинные полы, пока наконец не кончились, и из под накидки не показалось то, что там на самом деле было. Миха просто онемел.
В действительности существо выглядело как гигантский паук из плоти и костей, и на каждом конце его ужасной «ноги» находилось зазубренное остриё или рука или челюсти. Вырвавшись наружу, его «ноги» начали шустро извиваться и тщательно ощупывать всё вокруг себя. Миха заметил, что когда они натыкались на обрывки зомби, то оплетались вокруг них и тащили внутрь шевелящегося костяного кома, из которого состояло тело страшилища.
Слепо шаря по полу в поисках пищи, тварь, между тем, так и норовила добраться до Михи. Ему же несколько раз, приходилось обрубать костяные ноги, пытавшиеся его схватить. Самое страшное, что теперь он оказался отрезан от лестницы, по которой сюда пришёл, а других дверей в главный зал, кроме парадных, судя по всему, не было. Меж тем, жуткое существо быстро поглощало останки зомби, отчаянно барахтающиеся в его лапах, и неумолимо продвигалось вперёд.
Сообразив к чему всё идёт, Миха попытался прорваться сквозь мельтешащую завесу, буквально на глазах разраставшихся и умножавшихся конечностей «паука», у боковой стены. Размахивая огромным мечом, он начал врубаться в костяной частокол, но едва не стал очередным блюдом, попав под несколько сильных ударов. Тонкая костяная пика пробила ему ногу в районе икры. Парень потерял равновесие и в тот же момент почувствовал, что его поволокло внутрь шевелящейся образины. Закричав от боли, он, преодолев острую боль, отрубил пику, молниеносно перекатившись назад. Как раз вовремя: в следующее мгновенье, в место, где он только что лежал, впилось множество таких же пик, костяных челюстей щёлкающих пожелтевшими зубами и рук, яростно загребающих с пола пыль, словно надеясь, что их добыча, просто, каким-то образом закопалась в пол.
Приволакивая ногу, Миха подхватил факел и вынужденно отступил назад, к алтарю. Деваться дальше ему было уже просто некуда.
– Я ненавижу тебя, Маляри! – прошипел Миха в сердцах, понимая, что, теперь ему, судя по всему, точно конец. Шевелящаяся стена конечностей неумолимо приближалась. Воин отступил к стене, вжавшись в неё всем телом и спрятавшись за разбитую статую. Внезапно Миха резко развернулся. Ему сразу показалось странным, что за статуей есть ниша.
– Зачем она здесь? – вместе с этим вопросом у него мелькнула и догадка.
На стене были какие-то символы, обрамлённые тонкой каймой-орнаментом. Осенённый мыслью, Парень обернулся назад: так и есть! Они полностью совпадали с символами на алтаре. Миха не знал того, какой из них какой, но это и не было нужно. Он нажал все четыре сразу, и «о чудо!». Дверь тихо щелкнула и подалась внутрь. Торжествующе улыбаясь вне себя от счастья, Миха нырнул в проём, однако на пороге он задержался, обернувшись назад. Костяные щупы уже облизывали алтарь. Ещё немного, и тварь будет прямо здесь собственной персоной. Спасёт ли тогда от неё дверь, парень не знал.
Подхватив с пола камень, который когда-то был куском разбитой ныне статуи, Миха метко швырнул его в активирующие символы на алтаре. Пролетев по прямой, тот попал в один из них. Последствия не заставили себя долго ждать: через пару секунд сверху посыпалась каменная крошка, а затем, Миха увидел, как с потолка храма начали срываться и здоровенные блоки. Поспешив закрыть дверь, он побежал прочь по подземному коридору, чувствуя, как содрогается под ногами пол. Он понимал, что вряд ли развалится весь храм, но с вниз должно было упасть достаточно камней, чтобы наверняка похоронить любую группу грабителей. Твари этого тоже должно было хватить.
Вскоре, впереди показалась дверь. Вернее это было одно название, а не дверь. Когда-то она была сделана из дерева и, вероятно, заперта. Теперь же легко рассыпалась от одного Михиного пинка. За ней обнаружилась небольшая комнатка, где можно было немного отдохнуть.
Спустя пять минут, перевязав, наконец, свою многострадальную ногу и оглянувшись вокруг, Миха присвистнул. Похоже, это были тайная комната какой-то важной храмовой шишки. Самого хозяина помещения здесь не было, но воин не сильно опечалился этому обстоятельству. Он почему-то был уверен, что конструктивной беседу между ними не получилось бы.
Из-под истлевших остатков шкафа, проглядывало золотое шитье – всё, что осталось от богатой некогда одежды. Это было хоть что-то. Не брезгуя «цветметом», Миха решил разобрать эти «развалины», но, к сожалению, почти ничего там не нашёл. Зато в примостившемся неподалёку каменном столе обнаружилась настоящая сокровищница – шкатулка с золотом. Похоже, это была ни много ни мало касса храма. Там же, перемежаясь с монетами, было и множество ювелирных украшений. Порывшись ещё, Миха, кроме всего прочего, обнаружил в столе ещё одну целую книгу. Более ничего ценного не было, но и то, что было им уже найдено, как подсказывало Михино чутьё, тянуло на запредельно гигантскую сумму. По грубым прикидкам – несколько сотен золотом. Да и ценность книг была неясна, но Миха решил разобраться с этим позже. Сейчас ему надо было как-то выбраться наружу.
– Так… Если бы я делал себе тайное убежище, то непременно построил бы себе запасной выход. Надеемся, что древние были не глупее меня, – пробормотал он, озираясь вокруг.
Начать поиски парень решил со стен. Обшарив каждую подозрительную впадину на каждом блоке и потрогав все светильники, он, снова задумавшись, сел на каменную кровать.
– В стене нет. Значит… – внезапная догадка осенила его. Поднявшись, он попробовал сдвинуть кровать. Та подалась неожиданно легко, открыв проход, ведущий вниз. К сожалению, он был полностью заполнен водой. Миха скрипнул зубами.
Картина вырисовывалась безрадостная. Первая дверь была завалена, да и кроме всего прочего, воин не открыл бы её ни за какие коврижки, даже если бы и мог. Вторая дверь была затоплена. Теоретически можно было попробовать пронырнуть коридор, но Миха не знал, какова его длинна. Такая попытка, могла закончиться весьма и весьма плачевно. В поисках решения этой проблемы парень снова сел на кровать. Его взгляд упал на большой бронзовый кувшин для воды, стоявший в углу.
– Мне кажется или эта кровать волшебная?! – подпрыгнул он. В его голове стремительно возникла новая идея.
Хотя сосуд и имел достаточно большой вес, а горлышко у него было узким, но он мог дать Михе, несколько глотков воздуха под водой, а это могло сыграть решающую роль в безумной авантюре, которую тот замыслил. Положив кувшин на землю, воин одним резким взмахом меча-артефакта срубил у него узкое горло. Теперь, надетый сверху, полу-кувшин доставал ему почти до талии.
– То, что надо! – подумал Миха, довольный получившимся изделием.
Единственной проблемой оставалась невозможность освещать себе путь. Накрытый колпаком светильник гаснет – это Миха знал. Знал он и то, что огонь пожирает воздух. Сетуя на то, что не владеет магическим светом, парень подхватил свои вещи, надел на себя свой импровизированный «акваланг» и самоотверженно ступил в чёрную холодную воду, где его тут же окутала тьма.
Миха брёл на ощупь, стараясь удержать равновесие, ступая по неровному песчаному дну. Сосуд был довольно тяжёлым, так что, по крайней мере, ему не приходилось беспокоиться о том, чтобы не всплыть. Ход и вправду оказался очень длинным, и парень благодарил судьбу, что не решился нырнуть туда просто так – наудачу. Временами ему попадались повороты, и тогда он, ударяясь о стену, с ужасом, словно слепой, искал направление дальнейшего движения, изо всех сил надеясь, что это не тупик.
Воздух меж тем кончался. Миха чувствовал, что ему не хватает кислорода. Внутри кувшина стало влажно и жарко, словно в бане. В этот момент он понял, что запросто может так и не найти выход. Проход мог разделяться на ответвления или быть в десять раз длиннее уже пройденного. Миха почувствовал, как липкие пальцы паники сжимают его горло. Почему-то вспомнилась мантра. Он ухватился за неё, как за соломинку, стараясь думать только о земле, огне и о том, что смерть – это жизнь. Воздух кончился. Миха уже не шел – он бежал, отчаянно дергался, пытаясь пробраться как можно дальше. Ему стало казаться, что кувшин душит его. Он сбросил его, затем сбросил мешки и тут под своими ногами нащупал ступеньку. Миха бросился вперёд, гребя всеми частями тела, и вдруг вырвался из воды, разбросав вокруг себя брызги, кашляя и вдыхая такой живительный, такой желанный воздух.
– Проклятье! Чтоб я ещё раз такое повторил?! – простонал он, сотрясаясь всем телом. Вокруг было темно, но теперь темнота его не волновала. По сравнению с его предыдущим приключением, это был сущий пустяк.
Отдышавшись, Миха смог таки набраться храбрости, чтобы нырнуть за вещами. Вытащив их наверх, он принялся шарить по стенам своей новой невольной резиденции. В одном месте, он нащупал небольшую каменную плиту. Если в архитектуре этого «чёрного хода» была хоть какая-то логика, то это должен был быть выход.
– Хватит с меня на сегодня храмов, воды, алтарей и богов! Я хочу выбраться! – прошипел он, отодвигая её в сторону. Кажется, судьба услышала его молитвы. В лицо ему пахнул свежий ночной воздух забытого оазиса. Миха некоторое время вдыхал его, с наслаждением смакуя и пробуя на вкус, словно самое лучшее в мире лакомство. В тот момент, так оно и было.
Надышавшись, он вылез наверх. Ночное небо усыпали крупные разноцветные звёзды. Миха даже удивился, почему никогда их не замечал. Две луны ярко освещали ясное, без единой тучки, небо.
Пройдя к месту их стоянки, Миха рассмеялся. Маляри так и не забрала второго ящера. Наверно была уверена, что он без проблем выберется из храма, попсихует немного и благополучно забудет. Ведь, как на неё можно злиться – неуловимую красавицу, неописуемую умницу. Если повезёт, то даже найдёт чего-нибудь. Ну-ну! Он и вправду чего-нибудь нашел. Судьба была к нему в последнее время, как-то по-особому, извращённо-садистски благосклонна.
Закинув тяжёлый мешок на ящера, Миха собирался уезжать.
– А вот и он – наш бравый расхититель проклятых храмов! – внезапно услышал он за спиной знакомый бас.
Резко обернувшись, Миха понял, что он здесь не один. Подсвеченный светом двух лун, недалеко стоял его недавний знакомый – громила из кабака, который избивал Миху ногами.
– Чего тебе? За добавкой пришёл? – глаза молодого воина хищно блеснули в темноте. Теперь это было явственно заметно, потому что здоровяк тут же отступил на несколько шагов назад. Однако, страха в нём Миха не почувствовал. Тот, просто, подобрался и достал нож, тускло блеснувший в неявном ночном свете. У его смелости были причины.
– Мне всё равно, что ты там за тварь на самом деле. Может ты упырь или ещё кто, но мне всё равно. Я искал тебя по своим каналам и узнал, что ты куда-то собрался с одной мерзавкой, которая специализируется на сокровищах. Тогда я понял, что назревает что-то крупное. Вижу я не ошибся… Гони всё, что нашёл. Со мной сорок человек. Даже чудовищу не одолеть такой отряд в одиночку, – глухо пробасил детина.
Миха не мог не согласится с вескостью его доводов, особенно учитывая, что как минимум трое из присутствующих стояли с натянутыми луками. Он скрипнул зубами, но лишь для того, чтобы ненависть не заставила его кинуться в слепую необдуманную атаку.
– Сейчас… Твоя взяла… Я всё отдам, – процедил сквозь зубы парень. Развернувшись, он медленно пошел к своему варану.
– Давай без глупостей. Всё выкладываешь и объясняешь что почём. Тогда я оставлю тебя здесь живого. Разве что, наверное, отрублю тебе руку за оскорбление, но это ведь пустяки по сравнению со стрелой в животе! – рассмеялся громила, уже предчувствуя богатую поживу.
– Да уж, пустяки! – проговорил Миха, подходя к ящерице.
Сделав вид, что копается в мешке, он незаметно ослабил упряжь, закреплённую на гигантской рептилии, а затем неожиданно схватил кусок мяса на палке и зашвырнул в толпу бандитов, тут же бросившись под прикрытие нескольких деревьев. Почуяв свободу, ящер побежал прямо в толпу.
Это вызвало мгновенную реакцию. Кто-то выстрелил по Михе, но в сумерках промазал, а у кого-то сдали нервы: две стрелы полетели в ящерицу, которая и без того уже была раззадорена видом еды. Болезненные, но абсолютно неопасные для неё уколы привели рептилию просто в ярость, и она начала дико бушевать в смешавшихся рядах врага, хватая начавших драпать от неё бандитов зубами и разрывая их когтями.
– Идиоты! Не надо злить варана! – заорал на них громила, но уже было поздно. На него с мечом наголо нёсся Миха. Ярость всего этого дикого дня, все разочарования, ужасы и обиды выплеснулись наружу. Молодой воин дико зарычал, размахнувшись громадным чёрным фламбертом. Его глаза горели огнём, а длинные чёрные волосы развевались, словно змеи. Он рубанул неистово со всей силы, легко разрезав тело бандита от плеча и до пояса. На лицо ему брызнула кровь, но Миха этого даже не заметил, Он уже искал новую жертву.
Паника в толпе усилилась. Последний оставшийся лучник видел, что вокруг него вдруг началось страшное кровавое побоище. Он впал в панику, не зная в кого стрелять. Слева рвал людей в клочки гигантский варан, справа ещё более успешно сеял смерть Миха. Он был уже с ног до головы в крови.
– Демон! Демон! Это демон! Спасайтесь! – кричали вокруг.
Лучник выстрелил в Миху, но его руки тряслись, и он промазал. В панике, многие его товарищи побежали за периметр рунических камней, пытаясь найти спасение в пустыне, однако там их сразу же настигли песчаные черви, привлечённые шумом множества людей и уже поджидавшие поживу. Из приехавших в оазис бандитов не спасся почти никто. Только несколько самых шустрых вовремя сообразили, что к чему и успели прыгнуть на своих варанов. Миха не стал их догонять. Он заворожено смотрел, как из-под земли появлялись гигантские шипастые отростки, жадно раскрывавшие зубастые пасти, похожие на усеянные ножами колодцы. Они с невероятной быстротой хватали беззащитный корм, в панике бегущий по песку прямо к своей погибели. Рядом пировал ящер. Миха его не опасался. Теперь уж он точно наестся до отвала. Зайдя в озеро, он немного постоял там, видя, как темнеет от крови некогда прозрачная вода оазиса.
– Это место больше не будет таким, как раньше… – задумчиво проговорил он, смывая с лица багровые потёки.
Затем, подхватив сумки, сброшенные ящерицей вместе со сбруей, воин погрузил их на одного из варанов, оставленных бандитами. Рубанув на прощанье упряжи, удерживавшие остальных ящериц, он понёсся, рассекая ночь в сторону юга – подальше от Архаваля и этих мест. Если повезёт, то удастся миновать пустыню за пару дней.
– Смогу ли я не спать пару ближайших дней, если не найду оазис? – безразлично подумал Миха.
И тут же понял, что сможет. Где-то вдалеке пели кости…



Читатели (271) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы