ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



По следам чудовища. Глава 5

Автор:
Автор оригинала:
Андрейко Александр
ГЛАВА 5

– Ну и боль! – Миха медленно выплывал из забытья. Когда сознание достаточно прояснилось, он поймал себя на мысли, что уже не в первый раз находится в подобном положении. Похоже, всё это входило у него в какую-то довольно дурную привычку.
Сколько же он провалялся? Отчётливо, помнились только кошмары, которые мучили его, казалось, вечность. Это были отголоски тех же кошмарных снов, что с некоторых пор повадились навещать Миху по ночам, правда, теперь, на месте Семёна, был Миха – собственной персоной. Это он бежал за Алёной, подгоняемый неутолимой жаждой крови, видя в ней только кусок мяса. Его руки были длинным смертоносным оружием, ноги – неудержимым ветром, а во всём теле, ключом била неудержимая сила, способная сокрушать что угодно: горы, леса, само небо, если понадобится, лишь бы получить свою очередную жертву.
Алёна убегала от него, крича и заливаясь слезами, и это выражение ужаса, написанное на её лице, отчетливо отпечаталось в Михином сознании.

-----------------------------------------------------

– Бабка! Я тебя не за то перед стражей из Живитинска прикрывал, чтобы ты плохо очистила раны! – услышал он разгорячённый голос Иафара. Он был в соседней комнате и громко с кем-то спорил.
– А я их хорошо очистила, милок. Я вообще-то сделала всё, что смогла, и даже поболее того. Я не виновата, что на него всё действует… не как на людей, – ответил на этот упрёк бодрый и даже, как будто, наглый старушечий голос.
Миха попытался осмотреться. На этот раз, он лежал в каком-то тёмном помещении, окно в комнату которого было заставлено всяким хламом, из-за чего свет с улицы едва-едва пробивался внутрь. Под потолком висела всякая… дрянь. Другого слова, парень и подобрать-то не мог. Тут были мумии летучих мышей. Сушёные, они стали даже ужасней, чем в образах, рождаемых пылким воображением Михи, до этого, так не улучившего возможности воочию лицезреть местный гигантский «прототип». Кроме мышей тут были и какие-то змеи, лягушки, рога животных, насекомые, причём самых разных видов и размеров, грибы, и, как приятный гарнир к странному блюду: связки растений. Многие из них были, на первый взгляд, обычными цветами, но попадались и уже знакомые Михе белёсые корни, и явно недружелюбные зубастые ростки, размером с тарелку. Всё это висело у парня над головой, а кое-что даже свалилось ему за шиворот. Чувствовалось, что там что-то лежит и неприятно колется. Вздрогнув от сознания того, что там находится какая-то неведомая гадость, Миха попытался её достать, но новый приступ боли, заставил его отказаться от этой опрометчивой идеи.
Переместив взгляд вправо, он застонал. Его рука и часть груди были зафиксированы деревянными рейками и туго забинтованы. Даже дышать было трудно. Бинты были накрыты льняной марлей, приподняв которую другой – здоровой рукой, Миха обнаружил, что те очень густо пропитались засохшей кровью.
Ругань в соседней комнате, тем временем, продолжалась.
– Слушай, шарлатанка старая. Я тебя первый на костёр отправлю, если с моим другом что-то произойдёт, – кричал Иафар.
– Да ты знаешь, кто я? Хотя куда тебе – молокососу, не прожившему и полвека, знать. Прежде чем орать, надо слушать получше. Ничего с твоим другом не случится, особенно если он выдержит восход двух лун, тогда вообще можно считать, что кризис миновал, а кроме того: тебе б не об этом лучше беспокоиться, – не отставала от Иафара по громкости крика старуха.
Михе стало казаться, что каждое его пробуждение после серьёзного ранения усугубляло его безумие. Вот и опять… вокруг какой-то сюрреализм ландшафта и словесный балаган.
– Каких двух лун? Я знаю только одну луну… Может, я потерял память и, просто, забыл, что есть вторая, а она… действительно есть? Может, они не о том вообще. Может я не ранен, а умер ещё в тот раз – от стрел Семёна? Правда, если всё взвесить, то на смерть моё состояние не похоже. Я думал смерть это легче! – он снова поморщился от боли в плече. – Тогда в чём дело? – думал Миха, напряжённо перебирая в уме варианты объяснения творившегося вокруг и всё не находил ответа.
Перепалка, происходившая по соседству с его «одром», тем временем всё не утихала.
– А о чём же ещё, кроме того, что его чуть не перекусил пополам оборотень, мне беспокоиться? Может о том, как поймать ещё одну ведьму и получить за неё награду?– возмущённо сорвался на бабку Иафар.
– Меня тебе, милок, уже незачем ловить. Ты это сам знаешь, тем более ещё неясно, кто бы кого поймал, – после этих слов бабка рассмеялась и от её смеха у Михи мурашки побежали по спине. – Беспокоиться тебе надо не об оборотнях или каких-то там ранах, а о том, что друг твой, похоже, является источником Чёрного джи-шу. Не знаю, как он с этим связан. Возможно, это временный эффект заклинания…
– Чёрный джи-шу? Ты не шутишь? Я знаю только один источник чёрного джи-шу! – Миха впервые слышал, чтобы Иафар был настолько чем-то удивлён.
– Погоди. Я чувствую, что он очнулся, – Миха услышал, что бабка зачем-то втягивает носом воздух. – Ну, да. Бодрствующий дух, – констатировала она.
– Тсс! Слушай, не надо ничего ему говорить. Напугаешь, только, этими рассказами про Чёрный джи-шу. Парень молодой и не то что от такого… от магии и то далёкий. Заработает депрессию, и рука будет долго срастаться, – тихо, так чтобы Миха не слышал, шепнул старухе Иафар.
– Как знаешь, но чую, ты где-то темнишь, – проворчала она, однако возражать не стала.
– А-а-а! Очнулся! Тебя, вообще, можно убить? Я уже начинаю бояться с тобой ссориться, – весело воскликнул воин, бодро вломившись в Михину кунсткамеру.
– Иафар… Меня укусили, – слабым голосом обречённого проговорил Миха.
– Укусили? Да ну? Я и не заметил бы, если бы ты не сказал, – Иафар сделал испуганное лицо.
– Ты что? Опять издеваешься? Меня оборотень укусил! Прямо, зубами! Я теперь стану как Риг! – со слезами возопил Миха, опять пытаясь пошевелиться, чем снова причинил себе боль в руке от которой тут же взвыл ещё громче.
– Тихо! Да прекрати ты и послушай! Оборотнем ты не станешь! – Иафар потряс его за плечо и тут же отпустил, спохватившись, что трясёт за забинтованное.
– Это не очень то и приятно! – снова скривился от боли Миха.
– Не очень то и приятно? И это всё? – поползли на лоб брови ведьмы, но Иафар строго на неё посмотрел, и та, пожав плечами, замолчала.
– Мы прочистили твои раны, и если ты не будешь забывать пить лекарство в течение следующего месяца, то всё будет нормально. Главное, держи себя в руках, а там слюна полностью выйдет из твоего тела и можешь забыть об этом укусе, как о страшном сне. Меня самого два раза кусал оборотень, а один раз даже вампир. Как видишь, я ещё не сгораю на солнце и не вою на луну, – ободряюще ухмыльнулся Иафар.
– На одну или две луны? – с замиранием сердца решил уточнить Миха.
– Ни на первую, ни на вторую, ни на две сразу. А что? Думаешь, при двух лунах у тебя будет больше проблем? Будь уверен: до двойного полнолуния ты уже оклемаешься раз сто.
– Ясно. Спасибо что успокоил, – только и ответил на это раненный.
– Как рука? Сильно болит? – решил проявить ещё больше участия воин.
– Если не двигать плёчом, и вообще ничем не двигать… то нет, – ответил Миха.
– Да! Удивительный ты индивид! Этот Риг так покусал тебя, что я думал хоронить тебя придётся, а ты вот – выжил опять. Цени эту способность. Это не зло. Точно тебе говорю, – сказал Иафар.
– Кстати, что вы имели ввиду, когда говорили, что я - источник Чёрного джи-шу? – поинтересовался парень, переводя взгляд на старуху.
– Она имела ввиду, что подсознательно у тебя тяжёлый характер. Чёрный, можно сказать, склонный к чёрным мыслям, хотя твоё «я» и не может их сознательно воспринять. Кстати, про это лучше никому не говорить, а то на тебя будет нетрудно наложить проклятье, соответствующее типу слабости внутреннего мира, – выдал за неё Иафар. Миха заметил, что бабка вытаращила глаза и смотрит на воина в чёрном, как на больного.
– Не все разделяют мою точку зрения на угол, под которым стоит раскрывать актуальность проблемы. Милая сударыня, оставьте своё мнение при себе и не подрывайте мой авторитет, – ответил на её вопрошающий взгляд Серебряный меч.
– Ну, хорошо. За «милую сударыню» я тебе позволю всё, что хочешь, – тут же улыбнулась ведьма. Иафар умел льстить, когда это было ему зачем-то нужно.
– «Всего, что хочешь» мне не надо. Я удивительно скромен и предпочитаю любоваться розами на расстоянии, – добавил он с небольшим галантным поклоном в сторону зардевшейся старухи.
– Бес языкастай! Ладно! Всё равно это не моё дело. Лет сто назад я бы так просто такой шанс не упустила, но теперь с меня хватит. Я стала куда осторожнее, а то так можно и до пятисот не дотянуть…
Иафар так и не понял про Миху она или про него, но что за шанс уточнять не стал.

----------------------------------------------------

Выздоровление раненного надолго не затянулось. Уже через трое суток он был настолько в порядке, что мог сносно сидеть на лошади и, почти, как раньше, пользоваться правой рукой.
– Думаю пару дней исправят и это, а ведь у него было пять рёбер перекушено. Парень далеко пойдёт, если не сорвётся, хотя и тогда тоже… правда, уже по-другому… - сказала ведьма Иафару перед их с Михой отъездом. Всё это время она с любопытством рассматривала выздоровевшего, как ни в чём не бывало рысью разъезжавшего вокруг дома, на своей пегой лошади. Так – для разминки.
– Держи за молчание, – сказал ей воин, протягивая три золотых, – но если проболтаешься, то пощады не жди! – резко закончил он.
– Угомонись, милок! Я ж не полная дура, в конце концов. Сама понимаю, что если кто-то узнает, то лучше этому миру уж точно не станет, – ответила та, но деньги всё же взяла.
– Точно не станет, – повторил её слова Иафар и, махнув Михе, неспешно поскакал по дороге от избы.
Деньги, обещанные градауправителем, он забрал ещё вчера. Тогда же пополнил припасы, поэтому, теперь, им не было необходимости возвращаться в город. Путники двинулись мимо.
Когда они проезжали рядом со сторожевой башни раздались частые удары колокола. Путники обернулись на звук и увидели, что на частокол взобралось несколько человек, потом ещё и ещё. Среди них были и дети и взрослые, и мужчины и женщины. Приглядевшись к толпе, Миха с радостью и облегчением различил там помогавшую ему оружейницу. Похоже, она осталась жива. Тем временем, весь народ, пришедший на это сборище, стал кричать «ура!» и бросать вверх шапки. Они продолжали это занятие, пока всадники не скрылись из виду.
– А градауправитель не вышел нас проводить. Наверное, потому, что за твоё ранение я вытряс с него на десять золотых больше, – усмехнулся Иафар, с притворной меланхоличной грустью рассматривая плывущее по небу облако. Облако, надо заметить, действительно радовало глаз.
– Знаешь. Не думал, что скажу такое. Классно ты его нагрел. Аж завидки берут, – сказал в ответ его спутник, уставившись на то же облако.
– За рану и кровь героя этого мало, но за тот огрызок оборотня, что ты мне оставил – пожалуй, слишком много. Мне было даже немного скучно его убивать. Короче, поехали в следующий город.
Иафар пришпорил лошадь, переходя с шага на быструю рысь, так-что Михе пришлось его догонять.
– Погоди! Какова моя доля за ту жуткую образину? – крикнул ему вслед Миха.
– Думаю, пяти золотых тебе, как новичку, хватит. Радуйся! Теперь у тебя примерно тринадцать золотых. Осталось всего-то девятьсот восемьдесят семь и можно будет поступать, – ответил Иафар.
– Что?! Пять золотых?! Да, ты там не опух, часом?! – не своим голосом заорал Миха, в свою очередь пришпоривая лошадь.

----------------------------------------------

Два дня перехода по Межевой степи, прошли без особых приключений. После всего, что ему удалось пережить, Миха ожидал, как минимум: нападения шайки бандитов или оравы гоблинов. Несмотря на эти его тревоги, поездка приятно удивила: ни оравы гоблинов, ни даже торговцев или хотя бы просто путников он так и не повстречал. Тишь да гладь. Видимо, Живитинск был весьма дремучим местом.
Один раз мимо, на довольно большом расстоянии, пробежала стая волков, однако было похоже, что звери уже шли по чьему-то следу, поэтому не обратили внимания на двух, пахнущих опасным человеческим запахом, путников. Второй раз на Миху решила напасть какая-то громадная хищная птица, и тому пришлось её подстрелить. После этого птица скрылась, сумев улететь даже будучи пронзённой стрелой. Пожалуй, это был единственный мало-мальски опасный инцидент, но после всяких там троллей и иже с ними чем-то из ряда вон выходящим он уже не казался.
Временами на просторах степей попадались большие стада каких-то незнакомых Михе копытных. Иафар сказал, что их называют кимланами, однако это название ничего парню не сказало.
Дорога, как и прежде, шла вдоль реки, которая величалась, как между делом узнал гость этих прекрасных и неприветливых мест, Радужной. Судя по всему, источником вдохновения неизвестного ныне географа, служил Радужный водопад, находившийся у её истоков.
Степные растения, на протяжении большей части пути, не уставали баловать глаза путников своим разнообразием, однако чем дальше те уезжали от леса, тем суше становился климат. Травяной ковёр приобрёл более жухлый цвет, а яркие растения и в особенности цветы стали попадаться всё реже.
К концу второго дня, Миха с Иафаром, наконец-таки, добрались до цели своего путешествия – города под названием Горноочажное.
Городок в общем и целом повторял стиль Живитинска, но был почти в два раза больше, а также заметно шумней и суетливее. Несмотря на то, что солнце почти село, Миха слышал из-за городской ограды частые удары молотов, звуки рубки древесины и крики множества людей. По всему выходило, что внутри, даже сейчас, кипела весьма напряжённая работа.
По периметру города было установлено три дозорных башни, что обеспечивало сравнительно надёжное прикрытие. Куда лучше, чем в прошлом городе. Да и сами оборонительные строения были выполнены куда добротнее. Лучник мог легко прятаться в своём укрытии и доставлять незваным гостям очень серьёзные проблемы.
Для того, чтобы попасть внутрь города, пришлось объезжать его снаружи вдоль забора. На входе Миху с Иафаром ждала уже знакомая им процедура, правда, на этот раз, всё было намного серьёзнее: часовой не разговаривал больше, чем это требовалось и не пересказывал ситуацию в городе каждому встречному-поперечному, а начальником стражи оказался целый сотник. Командовал он, правда, как впоследствии узнал Миха, всего сорока людьми, но главное было не это. Дядя, оберегавший покой местных граждан, был обладателем весьма внушительной комплекции и роста, аж голову выше, чем у новоприбывших. Его внешность, действия, отношение к нему подчинённых - всё выдавали в нём настоящего профессионала, что невольно внушало уважение.
Подробно узнав у новоприбывших, кто они такие и зачем прибыли в город, сотник на пару мгновений задумался, но, затем, все же пустил путников внутрь.
– Я уж думал, нам в лесу придётся спать, – с облегчением выдохнул Миха, когда они отдалились на достаточное расстояние вглубь города – подальше от сурового вояки.
– Нечему тут удивляться. Здесь добывают больше половины железной руды королевства. Можно сказать, стратегический ресурс. Кстати говоря… Градауправитель Живитинска, с которым ты так настойчиво хотел поссориться, отвечает за поставку сюда древесины, которая идёт на производство древесного угля, без которого местной рудой можно разве что дорогу мостить. Он может докладывать и жаловаться напрямую ближайшему сюзерену короля. Я это говорю тебе на будущее, причём совершенно бесплатно, – не упустил случая прочитать Михе лекцию в ответ на его реплику Иафар.
– Ничего себе! Интересные детали! – опешил тот.
– Нам надо отправиться в таверну и хоть немного отдохнуть. Завтра мы достигнем пустыни, а там всё будет намного сложнее, – пробормотал Иафар, зевая в седле.
Миха, меж тем, с любопытством осматривался вокруг себя. Как оказалось, внутри города было аж две кузницы. Проезжая мимо одной из них, бывший кузнец с завистью заметил внутри поддувальщика, двух молотобойцев и даже подмастерья. Тот должен был заменять мастера-кузнеца на работах, которые попроще. Сам Миха о таком и мечтать не смел, и в своей кузнице всегда работал один-одинёшенек.
Но кузницы были лишь одним из звеньев громадной цепи рабочих построек, занимавших добрую половину города. Здесь были и плавильни, и кричечные, и угольные ямы, и лесопилка. Всё это дымило, стучало, скрипело и вообще по-разному шумело. Везде были люди, и все что-то делали.
Миха уже подумал, что у него скоро голова пойдёт кругом от всего этого гомона и шума, но внезапно кто-то ударил в колокол, находившийся где-то среди этих построек, и всё стало потихоньку замирать. Не сразу, но этого было достаточно, чтобы парень понял, что люди в этом городе всё же спят по ночам. Это открытие его успокоило.
Путники уже привязывали лошадей возле таверны, когда к ним подошел всё тот же габаритный сотник.
– Чем могу помочь вам снова, сударь? – учтиво осведомился у него Иафар.
– У меня приказ доставить Вас к Его Превосходительству градауправителю Доминику и лорду Фарлану, – отчеканил сотник, блестя прямо в глаза Михе отражением закатного Солнца на своих стальных доспехах. Миха заметил, что за его спиной уже стоят двое дюжих стражников.
– Лорд? Какое дело может к нам быть у мага? – тут же нахмурился Иафар, но спорить не стал и пошёл за сотником.
– Ну всё! Приехали! – подумал Миха.



Читатели (191) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы