ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 220

Автор:
Глава 220.


Ночь на 5 октября была тёмная и дождливая.

Ушедшие в разведку экипажи не выходили на связь.

Оставшиеся у него танки капитан Гусев расставил в засадах по сторонам от шоссе Орёл-Мценск.

Ближе к утру дождь стал наконец ослабевать. Временами в разрывах туч показывалась луна. И в свете луны капитан отчётливо увидел очертания немецких танков, приближающихся по шоссе и принятых им поначалу по шуму моторов за возвращающихся разведчиков.

- Огонь! - скомандовал капитан.

После первого залпа тридцатьчетвёрок загорелись два немецких танка. После второго залпа - ещё два. Остальные поползли назад, огрызаясь огнём, и скрылись в темноте.

К утру вся 4-я танковая бригада развернулась на широком фронте по реке Оптуха. Впереди, в первом эшелоне, поперёк шоссе полковник Катуков поставил мотострелковый батальон капитана Кочеткова. Второй танковый батальон укрылся позади мотопехоты в роще у села Казнаусево. В резерве Катуков оставил при себе три танка. Ещё несколько танков с десантом на броне прикрывали открытые фланги бригады. Со временем сюда должны были подойти другие части гвардейского корпуса генерала Лелюшенко.

Ночь прошла в целом спокойно. Несколько раз завязывались короткие перестрелки между разведгруппами обеих сторон.

Уже перед рассветом на позиции Катукова вышла танковая рота старшего лейтенанта Бурды. Радиомолчание Бурды объяснялось просто: рация, которой его снабдили в дорогу, оказалась неисправной. Получив накануне приказ Катукова, Бурда действовал осторожно и без приключений скрытно вывел танки к опушке леса на окраине города. Заглушив моторы и замаскировав танки, танкисты прочесали лес и нашли мальчика, от которого узнали, что в дровяном сарае у дороги развёрнута немецкая противотанковая батарея. Мальчик убежал в лес после ночной бомбёжки, под которой погибла его мать. Отец мальчика был на фронте. Командир роты накормил мальчика и отправил в тыл. Спустя два часа у командирского танка собрались пешие разведгруппы. Информация мальчика подтвердилась. От другой группы стало известно, что в районе завода №9 и товарной станции железной дороги, откуда можно было въёхать в город с юго-востока, был развёрнут немецкий противотанковый артдивизион. Орудия маскировались в дровяных сараях и стогах сена. Ещё больше противотанковой артиллерии маскировалось по обе стороны от шоссе, ведущего в Мценск. Оставалась ещё дорога, ведущая из Орла на север, в сторону Болохова. Однако удаляться от главного шоссе или разделять свои силы командир роты не посчитал возможным. Он решил вести наблюдение за шоссе из засады, не привлекая до темноты к себе излишнего внимания шумом танковых моторов.

Дождливым утром 4 октября из Орла в сторону Мценска выдвинулся авангард полка немецкой мотопехоты. Впереди рычали моторами бронетранспортёры и тягачи с противотанковыми орудиями на прицепах. За ними шли танки и бронетранспортёры с пехотой. Замыкали колонну три танка Pz.IV. Дождавшись, когда голова колонны втянется в лес, танкисты Бурды открыли огонь в упор из орудий и пулемётов. Немецкие танки и бронетранспортёры вспыхивали один за другим, получая снаряды в борта. Высоко взлетали в воздух колёса и обрывки гусениц. На дороге произошло замешательство, голова колонны стала разворачиваться. В это время взвод тридцатьчетвёрок лейтенанта Кукаркина с десантом на броне выскочил из засады и принялся давить гусеницами и расстреливать из пулемётов всё, что двигалось на шоссе. Замполит Багурский, стоя на броне с винтовкой в правой руке и пистолетом в левой, стрелял с обеих рук. Увидев убегающего прочь упитанного немецкого офицера, Багурский спрыгнул с танка и погнался за ним. Офицер, обернувшись на ходу и обнаружив погоню, прибавил ходу. Убедившись, что взять офицера живьём ему не под силу, Багурский вскинул винтовку и выстрелил немцу в затылок. Подбежав к убитому и обыскав его, он разжился ценными документами, из которых стало известно, что в Орёл вступил 24-й мотокорпус Гудериана в составе двух танковых и одной мотопехотной дивизии. Тем временем остатки рассеянной колонны устремились к расположенной неподалёку лощине, надеясь укрыться там от убийственного огня. В лощине их поджидал танк лейтенанта Молчанова. Разгром был полный. На дороге остались 10 подбитых танков, два тягача с противотанковыми орудиями, пять грузовиков и два брошенных ручных пулемёта. Вокруг лежало 90 трупов солдат и офицеров. Не дожидаясь, когда немецкие гаубицы перепашут снарядами окрестные рощи, Бурда отвёл танки по просёлку в деревню Коханово - и здесь угодил под удар советских штурмовиков, летевших на малой высоте в сторону Орла и принявших танки Бурды за немецкие. Чертыхаясь, танкисты расстелили полотнище - условный сигнал "не бомбите своих". Признав свою ошибку, пилоты покачали крыльями, и самолёты с красными звёздами на крыльях взяли курс на Орёл. Замаскировав танки в засадах, Бурда дождался темноты, после чего без приключений вывел роту к своим. Из допроса захваченных им пленных стало известно, что Гудериан двинул одну из танковых дивизий на север, по болоховскому шоссе, в обход правого фланга бригады Катукова.

Полковник Катуков был чрезвычайно встревожен судьбой открытого фланга. Нужно было немедленно организовать усиленную дальнюю разведку за правым флангом во всех направлениях. Обычно эту задачу решали мотоциклисты. Однако теперь, после нескольких дождливых дней, мотоциклы как вид транспорта были совершенно бесполезны на просёлочных дорогах. Пришлось разжиться у местных колхозников верховыми лошадьми. Разослав конные дозоры, полковник почувствовал себя увереннее и изготовился к обороне.

К десяти часам утра дождь прекратился. Небо очистилось, и в нём загудели эскадрильи немецких самолётов. Ровно в десять загремела немецкая артиллерия. Артподготовка и воздушный налёт продолжались четверть часа. Затем со стороны Орла, развернувшись в цепь, по бездорожью пошли в атаку танки. За танками следовала пехота в рассыпном строю.

Полковник Катуков насчитал сорок танков, и столько же бронемашин. По спине у полковника прошёл неприятный холодок. Впервые с начала войны он был атакован на узком участке такой армадой бронетехники. Судьба мотострелков первого эшелона висела теперь на волоске. Однако на перегруппировки уже не было времени. Дождавшись, когда прогремит первый залп противотанковых батарей мотострелков, полковник поспешил оставить НП на передовой и побежал по шоссе в сторону КП, оборудованного в ближнем тылу в трёх отрытых щелях.

Катуков уже видел двоих связистов, тянущих от штаба к передовой телефонный кабель, когда вокруг стали густо падать немецкие снаряды. Заслышав в воздухе характерный зловещий звук, полковник машинально метнулся на обочину и бросился плашмя в грязь, уткнувшись в неё лицом за долю секунды до того, как прогремели взрывы. Когда перестали падать комья развороченной земли и рассеялся едкий пороховой дым, полковник приподнял голову и увидел, что оба телефониста убиты.
Дальше полковник двигался ползком. Горячий пот лил с него градом, смешиваясь с ледяными струями начавшегося снова дождя. Оказавшись наконец в густых зарослях кустарника, окружающих КП, Катуков сорвал с себя мокрую гимнастёрку, тщательно отжал её и нырнул в штабную щель. Начальник Оперативного отдела сидел в щели на корточках возле телефона.

- Что?! Что там у вас, говорите громче!

Через минуту он положил трубку на рычаг.

- Товарищ полковник. Противотанковая артиллерия мотострелков полностью подавлена противником.

Полковник Катуков с биноклем в руках поднялся на бруствер. Сначала он увидел жирные чёрно-бурые клубы дыма над горящими немецкими танками и бронетранспортёрами. Потом он увидел, как другие танки утюжат гусеницами окопы второй линии мотострелков. Медлить более было нельзя.

- Танки, вперёд! - скомандовал по радио командир бригады. Из-за гребня пригорка выскочило несколько тридцатьчетвёрок. Не снижая скорости, они устремились к окопам мотострелков, ведя на ходу орудийный и пулемётный огонь. Немецкая пехота залегла. Немецкие танки, отстреливаясь, ползли назад. Грохот канонады стоял невообразимый. Его дополняли треск автоматов и пулемётов и хлопки винтовок. Немецкие танки отползли назад за линию окопов. Тридцатьчетвёрки ушли обратно за гребень пригорка.

Несколько раз в течение дня немцы возобновляли попытки атаковать, и всё повторялось. Из-за пригорка выскакивали советские танки, делали несколько удачных прицельных орудийных выстрелов, прижимали немецкую пехоту к земле пулемётным огнём и скрывались за гребнем высотки. К вечеру немцы потеряли 18 танков, 8 ордий и несколько сот солдат и офицеров. Катуков потерял всю свою противотанковую артиллерию и понёс большие потери в мотострелках.

Столкнувшись с жёсткой обороной 4-й танковой бригады, Гудериан прекратил лобовые атаки и перенёс тяжесть удара на фланги, выбросив сильные разведгруппы по дорогам на Болохов (50 километров севернее Орла) и Новосиль (50 километров восточнее Орла).














Читатели (79) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы