ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 219

Автор:
Глава 219.



Сентябрь уже подходил к концу, когда эшелоны с танками прибыли на станцию Кубинка западнее Москвы. Не успела бригада Катукова завершить выгрузку, как Гудериан нанёс штыковой удар в подбрюшье Брянского фронта, прорвал на всю глубину оборону генерала Ерёменко, ещё в августе хвастливо обещавшего Сталину "разгромить подлеца Гудериана", и развернул стремительное наступление на северо-восток по рокадной дороге Севск-Орёл. Началось большое осеннее наступление Вермахта на Москву.

В Ставке слишком поздно разгадали замысел известного своей дерзостью и своим презрением к противнику немецкого танкового генерала.

А могли бы и заранее догадаться. Тем более после отчаянного рейда Гудериана на исходе лета из-под Ельни далеко на юг, навстречу танкистам фон Клейста, рейда, завершившегося катастрофой всего Юго-Западного фронта.

Обойти Брянский фронт с тыла, захватить Орёл, устроить там базу операций и далее развивать успех по шоссе Орёл-Мценск-Тула-Серпухов-Москва, единственной дороге с твёрдым покрытием, пригодной для марш-броска 2-й танковой армии к Москве в условиях осенней распутицы - на меньшее Гудериан вряд ли стал бы разменивать свои свежие лавры победителя в сражениях под Смоленском и Киевом.

Не полагаясь более на генерала Ерёменко, сразу оказавшегося в крайне тяжёлом положении, в Ставке правильно решили спешно сформировать на пути Гудериана крупное соединение из надёжных, проверенных в боях гвардейских частей пехоты, артиллерии и танков, способное заблаговременно оседлать стратегическое шоссе и остановить армию Гудериана, желательно ещё на подступах к Орлу. Таким соединением должен был стать 1-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора Лелюшенко. В состав корпуса должны были войти 5-я и 6-я гвардейские стрелковые дивизии, 4-я и 11-я танковые бригады, части 5-го воздушно-десантного корпуса, отряд курсантов Тульского оружейно-технического училища с учебной техникой и 36-й мотоциклетный полк пограничных войск.

В ночь на 2 октября полковник Катуков получил приказ генерала Федоренко немедленно грузить танковую бригаду обратно в эшелоны и следовать в Мценск, а оттуда своим ходом - в Орёл, где поступить в распоряжение генерала Лелюшенко.

Погрузка первого эшелона была начата и завершена той же ночью, в полной темноте, без всякой подсветки. Едва последний танк зачехлили и закрепили тросами на открытой железнодорожной платформе, как последовал сигнал к отправлению. Эшелон шёл всю дорогу без остановок по открытой ему "зелёной улице" и утром 3 октября прибыл в Мценск.

В Мценске лил проливной дождь.Пронизывающий ледяной ветер валил с ног. Не дожидаясь, когда из эшелона выгрузится авангард танкового полка майора Ерёмина, полковник Катуков в штабном автобусе вырулил с вокзала на Симферопольское шоссе, выехал из города и вскоре катил в сторону Орла навстречу сплошному потоку автомашин и подвод с беженцами. Увидев в этом потоке трёхтонку с пехотой в кузове, Катуков выскочил из автобуса и остановил грузовик. Из кабины вышел генерал-лейтенант Тюрин, представившийся командующим Орловским военным округом. По словам генерала, он находился в своём штабе на южной окраине Орла, спокойно поджидая прибытия корпуса генерала Лелюшенко, когда в кабинет вбежал посыльный и закричал с порога, что в город входят немецкие танки. Генерал Тюрин прыгнул в кабину грузовика, посадил в кузов охрану и поспешил прочь из города, в котором продолжали ходить трамваи и никто не помышлял о Гудериане. Никаких подробностей оперативной обстановки генерал Тюрин сообщить полковнику не мог, генерала Лелюшенко он не встретил и мог лишь уверенно подтвердить: Орёл в руках Гудериана. Пожелав Катукову успеха, генерал Тюрин забрался обратно в кабину и погнал в Мценск.

Тут уже забеспокоился и полковник Катуков. Он приказал водителю автобуса поворачивать и через полчаса вернулся на вокзал, где под проливным дождём завершал выгрузку из эшелона танковый батальон капитана Гусева. Спустя ещё полчаса в автобус вошёл приземистый широкоплечий человек в каске, с которой струилась на плащ-палатку дождевая вода.

- С кем имею честь? - нахмурился Катуков.

- Генерал Лелюшенко. Доложите обстановку, полковник.

Катуков рассказал о встрече на шоссе с генералом Тюриным.

- Понятно. Вы, полковник, прибыли в Мценск первым. Остальные части корпуса ещё в пути. Так что останавливать Гудериана между Орлом и Мценском придётся именно вам. Организуйте разведку, проверьте, в чьих руках Орёл и сколько там у Гудериана сил. Не думаю, что он сразу продолжит наступление, не дожидаясь заправщиков, которые наверняка застряли в пути под этим дождём на разбитой танками грунтовой дороге к Орлу. Хотя, когда имеешь дело с Гудерианом, следует быть готовым ко всему, поэтому действуйте предельно осторожно.

В ночь на 4 октября Катуков выслал в направлении Орла роту средних танков старшего лейтенанта Бурды, снабдив его рацией и приказав не ввязываться в бой и подробно докладывать обо всём.

Час проходил за часом. На связь Бурда так и не вышел: как в воду канул. В 11 часов утра 4 октября Катуков приказал капитану Гусеву вести в сторону Орла второй отряд - 13 танков с пехотой на броне. Не дожидаясь, когда Гусев начнёт выдвижение, Катуков с начальником Оперотдела штаба налегке выехал в сторону Орла, чтобы провести рекогносцировку и выбрать позицию для развёртывания обороны прибывшей в Мценск бригады. Двигались предельно осторожно, выбросив вперёд разъезд опытных разведчиков, с которым постоянно поддерживали связь.

В пяти километрах от Орла нашли подходящий рубеж по берегу реки Оптуха. Сюда и подошёл к полудню отряд капитана Гусева. Доложив, что к вечеру должны будут подтянуться из Мценска мотострелки с артиллерией, Гусев отправил в Орёл на поиски пропавшего Бурды взвод младшего лейтенанта Овчинникова.

На окраине Орла Овчинников напоролся на засаду. Из придорожного дровяного сарая прогремел залп лёгких противотанковых пушек, и на всех трёх танках Овчинникова запылали наружные баки с запасным горючим. Не поддавшись панике, танкисты отступили в лес и своими силами сбили пламя, сбросив горящие баки. Командирский танк, получивший серьёзные повреждения, Овчинников отослал в тыл, а сам пересел в другой танк и, хладнокровно расстреляв дровяной сарай вместе с немецкой противотанковой батареей, продолжил движение.

Последнее переданное им по рации сообщение гласило: "Пользуясь сильным задымлением, продвигаюсь по улицам Орла к центру города". После этого Овчинников тоже пропал и на связь больше не вышел.

Над Орлом ночью было видно зарево: город, сданный противнику без боя, не переставая бомбила советская авиация.








Читатели (83) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы