ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



По следам чудовища. Глава 4

Автор:
Автор оригинала:
Андрейко Александр
ГЛАВА 4

Договориться с градауправителем было проще простого. Он разве что только не разрыдался от счастья, увидев кого-то из Серебряных мечей. Судя по всему, проблемы были серьёзные. Настолько серьёзные, что Иафар выторговал за свои труды аж тридцать золотом. Стоя рядом, Миха смотрел на этот процесс с таким же спокойствием, с каким умиротворённый монах обретает целостность духа, вглядываясь в потоки текущей воды. Совершенно не имея понятия о соотношениях цен в Саалемском королевстве, он, просто, не знал, сколько это в товарном измерении. Знал только одно – немало. Иафар своего точно бы не упустил.
– Итак, раз уж мы договорились о цене, то приступим непосредственно к делу. Расскажите мне всё, что так или иначе касается происшествий со странными смертями. Можете делиться своими подозрениями, подавать идеи, в общем, постарайтесь ничего не упустить. Это в ваших же интересах, – взял наконец быка за рога Иафар.
Градауправитель тяжело вздохнул, налил себе небольшую стопочку какой-то настойки, залпом выпил её, вытер платком вспотевшую лысину и, наконец, начал свой рассказ.
– Странности в нашем городе, если честно, начались уже давненько. Сначала скот стал пропадать. Мы тогда естественно подумали на волков. Отряд охотников снарядили. Те в лес пошли, да ничего сделать не сумели, акромя того, что страху полные штаны набрали. Говорят, что в лесу было что-то страшное, а что именно – никто точно не рассмотрел. Удирали кто как мог. Дикая неразбериха и паника была!
– Так получается охотники – здоровые вооружённые мужики испугались чего-то, а чего не знают? – удивился Иафар.
– Говорят, что оно было мохнатое и шибко большое, а ещё с огненными глазами. Когда они пустились в погоню, оно на них, зыркнуло так из темноты! – на этом месте своего повествования, градауправитель даже состроил страшную рожу, чтобы слушатели могли полнее ощутить, как чудовище зыркнуло из темноты. – Страшное дело! Я не могу вам сказать точнее, ведь меня там не было, – как бы извиняясь, добавил он.
– Продолжайте, – невозмутимо кивнул Иафар.
– Так вот. Никого они не поймали. Скот с тех пор, правда, стал пореже пропадать, и народ потихоньку смирился с такими делами. Знаете, как говорят: «Лишь бы не нас» – проговорил градауправитель, хохотнув при этом, совсем не к месту.
– Очень благородная позиция для любой ситуации, – вставил своё слово Миха.
– Мой компаньон имеет ввиду, что защита своей жизни, дарованной тебе Богами, есть высшая благодать, – поспешно добавил Иафар, незаметно наступая Михе на ногу.
– Да! Да! Я всё понимаю, – приторно улыбнулся градауправитель, очевидно, уловив недружелюбный Михин тон.
– Так, до недавнего времени у вас пропадал только скот, да и то - нечасто? – поспешил вернуть разговор в старое русло воин.
– Ну, не совсем так… Еще временами убийства стали случаться, но это в ведении городского десятника, кроме нескольких случаев… А ещё: кто-то ворует покойников из могил или они сами… – замялся в конце градауправитель.
– Так, подождите! Давайте по порядку. Когда, как и кого убивали? – остановил его бормотание Иафар.
– Это было довольно давно, и я могу путать детали, – нерешительно продолжил допрашиваемый. – Через несколько недель после случая в лесу, начался настоящий кошмар! Сначала, пропала Кларисса – жена лесоруба Йорлана. Тут уж делать нечего. Мы направили людей, и под вечер её нашли… Это было ужасно сударь! – всплеснул руками градауправитель и снова протёр лысину. Покончив с этим делом, он, очевидно собравшись уже с духом, продолжил рассказ. – Затем, мужики снова пошли в лес, и на этот раз уже у них были потери. Одного из охотников, по имени Дирк, зверь утащил, прямо, во время облавы. Все участвовавшие говорят, что это произошло так молниеносно, что никто и пикнуть не успел, не то, что заметить, а Дирка нашли позже: на дереве. Кто-то оставил часть его на потом. Вы понимаете, как мне трудно вспоминать об этом?! – продолжил нервные излияния градауправитель.
– Всё нормально. Я понимаю, как вам трудно, – поддержал его Иафар, причём настолько правдоподобно, что Михе даже показалось, будто он говорил это искренне.
– Да! Это просто ужасно! Так ужасно, что ты до сих пор никого не нанял, при этом, в доме у тебя, как во дворце! – зло подумал Миха.
– Так вот. Потом всё это продолжилось. Была убита жена пекаря – Амели. Её труп нашли прямо в чёрте города. Он был жутко обезображен, – продолжал тем временем свой рассказ градауправитель.
– В черте города? А свидетели были? – уточнил Иафар.
– Нет. К сожалению, это было на окраине. Там рядом одни хозяйственные постройки и всего пару домов, которые довольно далеко.
– А стража? – удивился Миха.
– Стражи мало. Вместе с Торфлом, их чуть больше дюжины человек. Большинство посменно охраняет лесорубов во время работы, ещё двое дежурят на башне и ещё двое караулят улицы. Даже их содержание очень недёшево, – замахал руками градауправитель, строго сверкнув очами на Миху, ничего не понимавшего в «высшей экономике».
– Ага! Конечно! Лесорубы же – самые беззащитные люди в деревне, да и деньги ты срубаешь именно на них! Остальные – экономический балласт! – подумал Миха, и не думая отводить взгляда.
– Так почему вы не вызвали кого-нибудь из Мечей раньше? Наша организация с удовольствием помогла бы вам разобраться с вашей неприятностью, – резонно заметил Иафар.
– Наконец-то ты это спросил! – внутренне возликовал Миха.
– Видите ли… Потом, странные смерти прекратились. Чудовище очень редко воровало скот, и всё… Ну, ещё могилы… , но это… ведь не живые люди, – ответил градауправитель, пожав плечами и с глупой полуулыбкой почёсывая затылок.
– Странные смерти прекратились, а не странные? – почувствовал недомолвку Миха.
– Не странные? Ну да… было несколько убийств, но это явно дело рук человека, и они находятся в ведении десятника… – запинаясь, ответил градауправитель.
После этого уже Иафар пристально посмотрел на градауправителя.
– Ясно. Об этом я поговорю с десятником сам. А потом? Я ведь думаю, это ещё не всё? – бесстрастно продолжил он допрос.
– Да, вы правы. Позже, нападения возобновились: уже два случая за прошедшие несколько недель. Чудовище вернулось, и я прошу вас уладить всё по-быстрому, сударь! Народ уже волнуется, но появление Вас, вместе с вашим невообразимым родственником, спасёт законные устои нашего несчастного городка. Бунт был бы крайне нежелателен! – с тревогой в голосе проговорил этот представитель власти.
– Я тоже надеюсь, что до этого не дойдёт, уважаемый. Мне нужно полное ваше содействие и одобрение. Мне также понадобится ваша виза с разрешением делать в интересах следствия то, что я сочту нужным и требовать этого от всех, включая сударя десятника. Детали я обговорю с сударем Торфлом лично, – проговорил воин, словно бы отдавая градауправителю распоряжение.
– Да, конечно! Я всё понимаю, только уладьте это дело поскорей! – чиновник достал бумагу и поспешно начал что-то там писать. Закончив, он поставил на бумаге свою печать и протянул её воину. Тот, в свою очередь, взял её и быстро пробежал глазами.
– Благодарю вас и позволю себе откланяться. Это именно то, что нужно, – с этими словами, Иафар не медля направился к выходу. Миха вздохнул и отправился следом. Он предчувствовал грядущие напасти на свою, и без того опухшую от череды событий последних месяцев, голову.

-------------------------------------------------------------

Собирать информацию предстояло долго и муторно, но сначала Иафар отправился вместе с Михой в магазин оружия.
Проходя по улица Живитинска, Миха поразился их запустению и контрасту с улицами Волчьего. Не было ни играющих на улицах детей, ни собак. Дома вокруг были цвета серой древесины, цвет которой разнообразили только те места, которые были подсмолены. Дополняли унылую архитектуру, соломенные крыши болезненного грязно-жёлтого цвета, да черепа оленей, прибитые над некоторыми из крылец. Рынок функционировал еле-еле, а народ ходил на него в основном группами. Некоторые из этих групп как раз проходили мимо и, завидев воина в чёрно-серебряном, таращились на него во все глаза, словно на редчайшую из диковинок.
Магазин оружия представлял из себя средних размеров строение, снабженное двумя пристройками. Одна - с каминной трубой на крыше, судя по всему, служила хозяину непосредственно жилищем. Другая же, похоже, была кузницей. Над главным крыльцом висела потускневшая от времени бронзовая табличка: «Всё металлическое от Джо».
– Эх! Вот – ещё один несчастный человек, который нас с тобой понимает, Миха! Ему тоже, не убежать от работы домой! – вскинул руки в направлении постройки Иафар, влив в свою интонацию лошадиную долю картинной печали.
– Хреновые у тебя шутки… Мог бы и не сыпать соль на рану, – вздохнул парень.
– Неблагодарный человечишка! За это я тебя покидаю, оставляя тебе на всё про всё один золотой, а сам отправлюсь за лошадьми. Хватит с меня пеших прогулок! – Иафар горделиво вскинул подбородок и исчез в направлении конюшен.
– Ну и ладно! Сам разберусь! – зыркнул ему вслед Миха и решительно толкнул дверь магазина.
Внутри, за стойкой, никого не оказалось, но на полках сзади, ободряюще поблёскивали самые разные виды кузнечных изделий. Пройдя внутрь, он, за неимением продавца, начал присматриваться к содержимому полок сам. Ассортимент, похоже, не блистал. Миха не увидел ничего лучше своего старого фальшиона, а луков не было видно вообще.
– Блин! Это что, магазин под названием: «Никого нет, бери – не хочу»? – вырвалось у него.
– Я сейчас кому-то руки пообрубаю, а не «бери – не хочу»! – неожиданно раздался из-под прилавка голос, и оттуда показалась всклокоченная поджарая пятидесятилетняя тётка. Это было… неожиданно.
– Извините. Я не хотел… Я думал никого нет и… Вы что, там спите? – удивлённо пробормотал Миха, видя, что прямо за стойкой была установлена кровать, на которой хозяйка магазина до этого, судя по всему, дрыхла прямо в одежде.
– Не твоё дело, слюнтяй! Чё ты мямлишь там неразборчиво? Это заведение для настоящих мужиков, а тебе сколько? Ты что тут, конфетку потерял? – проговорила неприветливая хозяйка магазина.
– Нет. Я, вообще-то, за оружием сюда пришёл, – ответил Миха, слегка смущенный таким началом.
– Я не продаю оружие детям. Иди куда шёл! – грубо отмахнулась от него тётка, умудрившись при этом сделать насмешливое лицо.
– Как знаете! В таком паршивом магазинчике всё равно ничего нормального не купить, даже если у тебя золотой в кармане! – сделал безразличное лицо Миха, разворачиваясь к выходу.
– Чего? Иди сюда, пустозвон! Думаешь сможешь победить женщину в борьбе на руках? Если да, то получишь любую вещь, причём за полцены. Идёт? – тут же крикнула ему вслед тётка.
– Идёт! – не стал скрывать своего торжества Миха.
Расположившись за стойкой, со соей стороны, он перехватил оппонентку за руку и приготовился к борьбе.
– Готов? Тогда начали! – неожиданно крикнула та. Миха едва не упустил момент, но вовремя среагировал. Ему пришлось немного попотеть, чтобы одолеть жилистую хозяйку магазина. Миха не удивился бы, если бы в итоге выяснилось, что та - самый сильный человек в городе.
– А ты хорош! – уважительно присвистнула Михина соперница, видимо сменив, наконец, гнев на милость.
– Вы всегда так с посетителями? – рискнул спросить Миха.
– Почти всегда, если меня будят такими высказываниями про мой магазин, – ухмыльнулась силачка.
– А почему «Джо»? – снова полюбопытствовал Миха.
– Джо – это мой муж, правда, недавно он уехал за металлом в Горноочажное, и я тут совсем одна, вдруг стрельнула глазами тётка.
– Приступим к делу… В смысле, мне нужен лук, желательно получше, – осекся Миха, тут же отметив алчный взгляд, который в него вперила продавщица.
– Сейчас что-нибудь найдём! – сказала тётка и кокетливо развернувшись, стала рыться на полках, поднимая какие-то накидки и переворачивая целые горы металла. Через какое-то время, она подошла к стойке, неся в руках увесистый двуслойный лук на деревянно-роговой основе.
– Для тебя – всё что угодно! – проворковала продавщица, подходя к Михе вплотную.
– Не поймите меня неправильно… Я вам почти во внуки… начал Миха, и тут же осёкся. – Я почти женат. Моя невеста – дочь капитана пиратов Туманного побережья. На меня наложили проклятье. Если какая-нибудь женщина, кроме неё испытает мою любовь, то заразится чумой и станет блуждающим духом, распространяющим споры, а это может привести к Концу Света… Кроме этого, мы действительно любим друг друга, и одно лишь упоминание об измене ей, откликается болью в моём преисполненном любви сердце! И ещё у меня амнезия! – выпалил он, вырываясь из её рук.
– Придумал чего поправдоподобнее хотя бы! – фыркнула хозяйка магазина, тут же возвращаясь за стойку.
– А лёгких доспехов на коже, с пластинчатым усилением, у вас нет? – поинтересовался Миха, внутренне проклиная Иафара и его уроки местного «этикета».
– Это штука слишком дорогая, да и нет тут на них спроса, поэтому и не держим. Охотники вон - из шкур делают вещи куда проще и сообразнее местным запросам, – ответила продавщица, застёгивая одежду в районе декольте.
– Да ну! Тут же столько тварей водится! Неужели никому жизнь не мила? – удивился Миха.
– В том-то и дело, что мила. Профессиональных убийц чудовищ или супервоинов среди местных, как ни странно нет, – съязвила его собеседница. – Для них важнее иметь возможность быстро бегать, чем иметь хорошую, но тяжёлую защиту. Как можно дожить до семнадцати и всё ещё этого не понимать? Хотя… Ты - тот самый второй Воин Меча? Ясно откуда в тебе столько дури! – хлопнула себя по лбу тётка, словив вдруг охватившее её озарение.
– Ну… Вообще - да, правда, я ещё никуда не вступал и вообще, думаю в маги податься, – смущённо пояснил парень.
– В маги!? Ха-ха! Насмешил! Да, кто ж тебя туда возьмёт? – хрипло расхохоталась продавщица. У тебя что? Есть талант и тысяча золотом?
– Сколько? – выпучил глаза Миха.
– Ты-ся-ча! - по слогам повторила продавщица. – Ты меня уже второй… Нет, третий раз, просто, поражаешь! Неплохо звучит – третий раз! – ухмыльнулась она каким-то своим мыслям.
– Я об этом не знал, – растерянно пробормотал Миха. Что говорить? Он об этом действительно не знал.
– Ну, теперь знаешь. Давай уже деньги за лук, – оборвала его тётка.
– Сколько с меня? – поинтересовался Миха.
– Семьдесят серебряных за лук, десять за колчан и двадцать за двадцать стрел. Всего – золотой, – огласила развёрнутый прейскурант продавщица.
– Не много ли вы хотите?! – воскликнул Миха, но в голосе его прозвучало куда больше неуверенности, нежели возмущения. Шансов этот выкрик не имел.
– Не много! Если не нравится, ищи другой магазин! – твёрдо отрезала продавщица.
Делать было нечего.
Немного подумав, Миха отдал ей все деньги, взял своё новое снаряжение и пошёл к конюшням на пути к которым встретил Иафара. Тот уже вёл под уздцы двух весьма хороших на вид лошадей – пегой и чёрной масти.
– Только посмотри! Я купил всё это великолепие всего за три с половиной золотых! Думаю, в честь этого нам надо срочно отправиться в «Белую лошадь» и перекусить на остатки твоего золотого, – лучезарная улыбка Иафара, показалась Михе самым омерзительным зрелищем на свете.

--------------------------------------------

В «Белой лошади» стоял шум и гвалт. Была середина дня, и многие горожане пришли сюда выпить прохладного пива. За стойкой сидело несколько охотников один из которых, вдобавок к пиву, жадно уплетал какие-то копчёности. За столиками, по соседству от Михи и, составлявшего ему компанию, за его же Михин счёт, Иафара, сидело несколько лесорубов. Временами между столами сновала симпатичная разносчица, которую то и дело шлёпали по заднице.
– Ха-ха-ха! Значит тебя надули? Причём, втрое! Впрочем, это было ожидаемо, – узнав подробности Михиного похода за покупками, Иафар хохотал как сумасшедший.
– Откуда я знал сколько что стоит? Я тут, в ваших сумасшедших землях, только что! И вообще, мог бы и помочь! – воскликнул Миха, находясь в негодовании за свою несправедливо поруганную житейскую мудрость.
– Я же не могу всё время водить тебя за руку, – неожиданно серьёзно ответил воин. – Это будет тебе неплохим опытом на будущее и уроком того, что не все на свете такие правдолюбы, как ты. Многие из людей - настоящие чудовища, причем жрут себе подобных похлеще, чем самые жуткие реальные твари. Надо быть жестче и больше думать о себе, – Иафар отхлебнул пива из кружки и неопределённо повёл плечами. – Само пиво хорошее, да и тут всё изгадили! Зачем было разбавлять? – вопросил он в потолок.
– Всегда поражался твоей способности уходить от ответственности. Начал серьёзный разговор, вправил мне мозги и ушел от темы, не получив сдачи, – вздохнул парень, отворачиваясь на стуле куда-то в сторону стойки.
– А что её ворошить, эту тему? Я, как всегда, прав! Держись меня ,дружище, и всё будет как надо! – снова хохотнул Иафар, смачно отпивая только что раскритикованное им пиво.
Однако Миха лишь покачал головой.
– Прав, конечно, да не совсем. Я думаю, что не стоит побеждать, отыгрываясь на тех, кто слабее тебя, не обращая внимания на их внутренние качества. Это не одно и то же, что не давать себя обмануть.
– Мой друг! Ты так наивен, но жизнь это исправит! – с этими словами Иафар допил свою кружку до дна.
– И, кстати, когда ты собирался посвятить меня в некоторые нюансы, насчёт поступления в эту вашу Школу Великого Искусства внутренней Энергии? Недавно мне сообщили, что у меня слегка не хватает денег! – Миха снова повернулся к своему собеседнику.
– А! Это? Ну, ты ж сказал, что всё равно украдёшь тысячу золотых, вот я и подумал, что такая мелочь, как бренный метал, тебя не остановит, – пожал плечами воин.
– Конечно! Но теперь-то я знаю, что на эти деньги можно небольшую армию купить! На лошадях! – сказав эту фразу, Миха тут же уронил своё лицо на руки.
– Не волнуйся ты так! Работа в моей организации даёт редкостные преимущества тем, кто решил совершить сей славный поступок! Новобранцы получают всё: кровать, обмундирование и таз для умывания, а выполняя несложные для мозгов контракты, можно быстро накопить денег на осуществление самых заветных желаний. – тоном дешёвого зазывалы продекламировал Иафар.
– Ага! Если не умрешь, – добавил к этому Миха.
– Тогда, грабь короля. Я на это посмотрю! – снова расхохотался воин.
– Хочешь, чтобы я стал Серебряным мечём? – устало спросил Миха.
– Нет, конечно! Рано тебе ещё быть Серебряным мечём. Для начала будешь Железным мечём. Потом, если повезёт, Стальным мечём и только потом, если очень повезёт, Серебряным мечём, – пояснил Иафар, важно подбоченясь.
– Так ты, оказывается, важная шишка там, в этих всех мечах? – удивился Миха.
– А то! По мне что, сразу не заметно? – спросил воин в чёрном, довольно ухмыляясь.
– Не очень! – признался Миха.

-------------------------------------------------------

На лошадях перемещаться было проще и быстрее. У Михи с Иафаром ещё был остаток дня, поэтому они решили, не откладывая дело в долгий ящик, сделать хоть что-то. Начинать надо было со сбора информации, поэтому путь их первым делом лёг в отделение Стражи. Встретив там десятника, который сразу же поинтересовался, как почтенным охотникам на нечисть живётся в его доме и не нужно ли чего, Иафар подробно расспросил его о случаях странных смертей и осквернения могил, начавшихся в городе после появления таинственного чудища, и просмотрел записи стражи по этим происшествиям. Среди прочего там значились даты происшествий.
– Очень интересно! – улыбка воина говорила сама за себя.
– Что-то уже стало ясно? – заинтересовался Миха.
– Что-то стало! Несколько случаев смертей, а именно – в самом начале и предпоследняя, пришлись на полнолуние, - пояснил воин, поднимаясь из-за стола.
– Похоже на оборотня, – наморщил лоб Миха. – А почему некоторые? Были странные смерти и не в полнолуние?
– Да. Множество так называемых «человеческих» убийств таинственного местного душегуба, приходились именно на период перед очередной полной луной. Это наводит на мысль. Правда, остаются неясности. Например: жена пекаря и последняя жертва, были убиты в совсем другое время, – Иафар забарабанил костяшками пальцев по столу.
– В городе что? На самом деле: два чудовища? – удивился Миха.
– Всё возможно… – задумчиво ответил воин.
– Кстати, следующее полнолуние уже скоро.
– Завтра, – уточнил Иафар, очевидно, отлично знавший лунный календарь.
Поразмыслив пару секунд, Миха повернулся к десятнику.
– Оборотня надо искать среди людей. Надо узнать – не поселился ли кто в деревне перед началом нападений.
– Нет. Не появился, – оборвал его Иафар. - Я уже проверил эту возможность. Не знаю, как в ваших краях, а в наших с людей собирают налоги, поэтому вновь приехавшие учитываются в соответствующих книгах, которые есть и у представителя власти любого поселения, – воин кивнул на сударя Торфла.
– А за городом? – взялся за подбородок парень, который сегодня, похоже, был не на шутку преисполнен искрой детективного запала.
– Маловероятно, но надо поспрашивать у местных, – согласился с его предположением Иафар.
– Если и есть кто-то, кто знает всяких чудиков, живущих без защиты со стороны городов, так это Травница, – сказал вдруг один из проходивших мимо стражников.
– Что ещё за Травница? – тут же оживился Иафар.
– Не стоит вам туда ехать. Она, по всему, сумасшедшая или ведьма. От таких одни проблемы, – махнул рукой десятник, скривившись при этом, как от зубной боли. Очевидно, с Травницей его не связывало никаких приятных воспоминаний.
– Она только нас – стражу не любит, сударь! – народ ведь к ней лечиться ходит, и ничего, – опроверг шефа тот же стражник, занявший теперь, когда на него обратили внимание, позицию на пороге кабинета начальника стражи.
– Цыц! А то я тебя прямо щас на дежурство отправлю! – набросился на подчинённого десятник. Того тут же, как ветром сдуло.
– Ещё и ведьма? Интересные у вас места, но раз так, я просто обязан её навестить, – вздохнул Иафар, с вялым интересом наблюдавший за этой «семейной» разборкой.
– Поедем к ней? – спросил его Миха.
– Нет. Если она ведьма, то я лучше сам её навещу, а ты пока расспроси жильцов домов, которые были рядом с местом смерти жены пекаря. Надо попытаться узнать, откуда взялись смерти не по графику, – ответил воин, поднимаясь из-за стола. – Кстати, Сударь Торфл, вам необходимо усилить охрану улиц города, начиная с завтрашнего дня. Сегодня ночью всё оставьте как обычно, а завтра у вас аврал. Бросайте уже охранять только своих лесорубов. Всё равно они работают днём, да ещё и вооружены. На ночь загоняйте всех в дома, но официально комендантский час не объявляйте.
– Но градауправитель сказал охранять рабочих в первую очередь! – запротестовал десятник.
– Не волнуйтесь. Он полностью поддерживает мои действия. Вот бумага, которую он мне дал, – воин протянул десятнику завизированный указ градауправителя «О полном содействии».
– Ладно, как скажете, но это не может продолжаться долго.
– Больше двух дней эта мера не потребует. Так и передайте градауправителю, если вдруг возникнут вопросы, – бросил Иафар, забирая бумагу и выходя вместе с Михой из кабинета начальника стражи.

-----------------------------------------------

– Ну и как тебе местная ведьма? – спросил Миха у Иафара, когда вечером тот вернулся в дом десятника, ставший, с лёгкой и бессовестной руки хитроумного воина, их личной резиденцией.
– Да никакая она не ведьма! Просто бабка, разбирающаяся в травах и ещё пёс знает в чём, – устало ответил тот, вытягиваясь в кресле возле камина и бросая рядом какую-то коробку.
– И она что? Собирает свои травы сама и не боится всего… что бродит вокруг? – не на шутку удивился парень.
– Ну, я же не сказал, что она божий одуванчик. Кое-что она может: выстрелить в тебя из пращи небольшой склянкой с особым составом, который причиняет серьёзные ожоги, например. Пару раз она чуть им в меня не попала. Думала я от десятника и буду с неё налоги трясти, – расхохотался Иафар, очевидно вспоминая этот момент .
– А она, получается, их не платит? – улыбнулся Миха.
– Как, впрочем, и ты, – охладил его веселье Иафар.
– А ты? Честно говоря, мне с трудом верится, чтобы ты хоть кому-то хоть что-то отдавал. Вот что-нибудь взять у них… Это да-а-а! – протянул Миха.
– Не обвиняй законопослушного человека. Я плачу организации каждый год в Месяц Полной Ночи или, если забуду – в следующий, с небольшой пени. За это они помогают мне своим влиянием, вытаскивают из тюрьмы и предлагают заказы, которые на улице не найдёшь. Простой же народ, имеет счастье платить раз в месяц. Сколько ты уже тут уклоняешься от своего гражданского долга, пользуясь моим влиянием на сэра Торфла и остальных? – медоточиво пропел его язвительный собеседник.
– Ладно. Я понял, что кабы не ты, то давно б я пропал, и всё такое! Не думай, что я похож на тебя и всё это забуду, – ответил Миха, вздохнув.
– Конечно, не забудешь. Кто ж тебе даст? Лучше расскажи, что удалось узнать, – усмехнулся Иафар.
– Если в общем и целом, то живущие возле места убийства, ничего не видели, что неудивительно, если учесть то, где всё произошло. Очень уединённое местечко, как нарочно. Правда, они слышали рычание крупного зверя. Или даже двух…
– Да? Всё это довольно туманно, хотя лучше, чем ничего, – Иафар потёр виски.
– Что смог, то сделал! – развёл руками Миха.
– До полнолуния осталось меньше суток. Если не успеем, то умрёт кто-нибудь ещё. Как ни печально, но не время отдыхать. Время работать! – ни с того ни с сего оживился воин, подскакивая с кресла.
– То есть как? Сейчас? – опешил Миха.
– Именно! Судя по всему, оборотень – это кто-то из местных. Ведьма сказала мне, что если бы в округе кто жил, она бы знала. Я склонен верить бабушке.
– Погоди! Ты же сказал, что она не ведьма! – в недоумении перебил его Миха.
– Не важно… Если Серебряный меч говорит, что кто-то не ведьма, то она не ведьма, – отрезал Иафар.
– Ясно… – пробормотал Миха.
– Так вот. Наш оборотень не знает, что мы знаем, что он оборотень. Не знаю почему он медлил до сих пор, но у него осталось не так уж и много времени, чтобы найти себе жертву на полнолуние, а значит он попытается на кого-нибудь напасть в человеческом облике сегодня вечером, а может и ночью, пока ещё не поздно, – сказав это, Иафар потёр руки, словно бы в предвкушении чего-то.
– Так мы будем патрулировать улицы? – Миха устало потянулся в кресле, постепенно начиная понимать, к чему всё идёт.
– Нет. Тогда он точно не покажется до завтрашней ночи. Мы будем ловить его на живца, – хитро прищурился воин, глядя на Миху.
– И кто будет живцом? Я вряд ли на него похож, – усмехнулся бывший кузнец.
– Это-то как раз не проблема! – с этими словами Иафар открыл стоявшую рядом с ним коробку и достал оттуда женское крестьянское платье и пуховый платок.
– Чего?! И ты хочешь, чтобы я это одел?! Да меня весь город засмеёт! – теперь уже Миха вскочил из своего кресла, в котором до этого нежился весь вечер, и решительно убрался в сторону от Иафара и всех этих, возникших перед ним, карнавальных атрибутов, изо всех сил замотав из стороны в сторону головой и руками.
– Послушай, городу сейчас уж точно не до смеха, – состроил серьёзную мину Иафар, всячески подчёркивая важность возлагаемой им на Миху миссии. – Ты имеешь шанс спасти кому-нибудь жизнь. Где же твоя любовь к бескорыстному благу и самоотверженной добродетели? Или, похоже, как только дело доходит до себя, твой пыл истощается? – насмешливо проговорил воин.
Возвышенная патетика плюс расчет на «слабо» с треском оправдали себя на все сто.
– Давай сюда своё тряпьё! Хотя, вообще-то, лучше бы ты весь город порезал своим серебряным ножом! – вздохнул Миха, забирая свой новый наряд.
– Кромсать триста человек ножом мне бы крайне не хотелось, а то могут и камнями побить… , но если не останется другого средства, то мы пойдём и на это. Сейчас же у нас есть и другие рычаги, – поднял указательный палец вверх Иафар, словно читая наставление.
Подождав, пока тот напялит на себя платье, воин заставил своего подопечного пройтись по комнате.
– Ну и плохой же с тебя актёр! Если бы женщина ходила так мужиковато, то лично я бы к ней ни за что не подошел. Даже с целью убийства! – покачал головой воин. – Надо немного потренироваться, пока не принялись за настоящее дело.
– За что мне всё это? Что плохого я сделал в прошлой жизни?! – с тоской и грустью думал Миха, в очередной раз, спотыкаясь о длиннющий подол, натирая мозоли в узких женских башмаках и обливаясь потом под пуховым платком.

-----------------------------------------------------

Наступил поздний вечер. Сумерки, наконец, налились глубиной тёмных красок, гнетущий мрак которых, разбавлялся лишь редкими факелами, трепетавшими на просторах тихих улочек. В городе было пустынно. Народ забился в свои жилища, причём без лишних понуканий, и только одинокая женщина бродила по тёмным проулкам, очевидно отыскивая приключений на свои широкие плечи и небритое лицо.
Миха был зол на Иафара за то, что дал так легко себя уговорить. В конце концов, тот мог бы и сам попозориться на его месте, но, как говорится, дилижанс ушёл.
– У него бы вышло намного лучше. Он же прирожденный артист, а я что тут делаю? Кого, вообще, может обмануть моя фигура? – гневно вздыхал Миха, неумело ковыляя в тесных туфлях.
– Сударыня! Что вы здесь делаете в такой поздний час? – раздался внезапно голос из тёмной подворотни.
Миха тут же напрягся, ожидая нападения, но оттуда, навстречу ему, вышел один из стражников, патрулировавших город сегодняшней ночью.
– Я иду домой. Мне пора, – быстро бросил Миха, неумело имитируя смехотворно тонкий голосок.
Стражник нахмурился, но отстать и не подумал.
– С вами всё в порядке? Вы, кажется, испуганы чем-то. Может вас проводить? – не унимался он.
– Нет. Спасибо большое. Мама не разрешает мне разговаривать с незнакомыми мужчинами, – ответил Миха, порываясь, как можно скорее, скрыться и матеря надоедливого стражника последними словами.
– Постойте, я провожу вас. Вы знаете… Жизнь стражника так трудна и одинока, – затянул этот субъект. - Я уже давно хочу найти кого-нибудь, чтобы… познакомиться поближе. Ну вы понимаете, – внезапно он схватил Миху за руку. – Я бы хотел видеть ваше лицо, прекрасная незнакомка! Кажется, это - любовь! – воскликнул вдруг стражник, чем заставил Миху обливаться холодным потом.
– Подождите! Я так не могу… – Миха понял, что нежданно-негаданно влип по-крупному, кроме того высвободить руку в рамках «предположительно женского уровня усилий» всё не получалось.
– Я не отстану от вас! Я буду петь серенады под вашим окном! Где вы живёте? Я хочу познакомиться с вашими родителями! – кажется стражник, несмотря на свою излишнюю напористость был честным малым. Что ж… честным тоже не всегда везёт.
– Вы так решительны! Я чувствую, что у вас действительно серьёзные намерения. Следуйте за мной! – пропел Миха тем же тошнотворно-писклявым тонким голоском, уводя стражника в тень, за угол. В следующую секунду, оттуда раздался звук глухого удара тупым тяжелым предметом и шум падающего тела.
Тяжелым и тупым предметом, оказался Михин кулак, которым он вырубил любвеобильного «суженного», который теперь лежал около стены с протянутыми вперёд руками. Хорошо не ногами…
– Жаль ты ему отказал, да ещё в такой грубой форме. Вы неплохо смотрелись вместе, и я уже начал думать, что смогу отдать тебя в хорошие руки, – раздался вдруг недалеко от Михи голос Иафара.
– Да я тебя! – однако продублировать свой хук Миха не сумел. Серебряный меч увернулся от него с такой легкостью, словно был тенью, на которую, впрочем, и был похож больше всего в темноте, да ещё в чёрных доспехах.
– Ладно, я же пошутил, да и такое, если ты забыл, мы уже проходили. Подучись сначала, а потом уже нападай на такого великого воина, как я! – с явной издёвкой усмехнулся Иафар. – На самом деле, ты неплохо вышел из ситуации. Правильно сделал, что вырубил его не посреди улицы, а тут – по-тихому, – примирительно добавил воин-тень и зажёг крошечный и очень тусклый световой шарик. Другой рукой он достал уже знакомый Михе нож.
– Это точно не он, – сказал Миха воину, но было уже поздно.
– Твоя правда. Никакого эффекта, но раз уж он попался на мою наживку, то я обязан был эту рыбку проверить, – ответил тот, вставая и собираясь уходить.
– Мы что, оставим его прямо здесь? – удивился Миха.
– Ладно. Хватай его за ноги, – вздохнул Иафар.
Вдвоём они оттащили бессознательного стражника за поленницу и там положили поудобнее - так, чтобы его было трудно найти. Утром тот должен был проснуться с дикой головной болью, но ничего более, ему не грозило. Разве что разбитое сердце…
Через некоторое время, Миха, как ответственный живец, вернулся на свой маршрут, хотя ночь совсем сгустилась, и он уже отчаялся, что произойдёт что-то кроме нападения гигантских комаров. Однако вскоре в дальнем конце улицы нарисовался чей-то неприметный силуэт. Он тихо шел в отдалении, не привлекая к себе лишнего внимания, но постепенно сокращая расстояние.
Миха даже сперва ничего не замечал, но поворачивая на следующую улицу, на границе поля зрения уловил, что за ним кто-то идёт. С трепещущим сердцем он прошел ещё сотню шагов и обернулся.
Следом за ним шел самый обычный, на первый взгляд, человечек в серых штанах и такой же серой неприметной рубахе. На голове у него была мятая льняная шляпа, частично скрывавшая его лицо от света фонарей.
Миху поразило то, как неслышно передвигался странный преследователь, словно он был не человеком, а диким хищным зверем.
Заметив, что на него обратили внимание, фигура в сером, как бы невзначай, свернула на другую улицу, но Миха и не думал расслабляться.
– Хочешь в прятки поиграть? Ну, хорошо. Я тебе помогу, – подумал он и тоже, как бы невзначай, направился в безлюдный район.
Там он пошёл быстрее, сделав вид, что хочет побыстрее миновать это опасное место. В этот то момент преследователь и показался снова. Теперь он появился спереди и, перегородив Михе дорогу, решительно пошёл прямо на него. Парень невольно попятился, увидев как неестественно быстро, даже как-то паукообразно, тот к нему продвигался, словно ноги у него были длиннее, чем надо. Отходя назад, Миха, будто в плохой комедии наступил на подол дурацкого платья и упал на спину. Увидев его беззащитность, фигура в сером стремглав бросилась к нему. Невероятно шустро преодолев последние метры, мужик в сером со слегка горящими красным глазами, обеими руками вцепился в горло своей жертвы. Миха уже вполне мог рассмотреть его во всей красе. Лицо мужика показалось ему знакомым, и в следующий момент, парень вспомнил почему, хотя… вообще-то было не до воспоминаний.
В то мгновение, Миха внутренне ужаснулся ужасающей физической силе нападавшего. Если бы жертвой была девушка, а не закалённый и невероятно сильный, даже для своей профессии, кузнец, то её шея давно уже была бы сломана, причём, в нескольких местах. Перед взором полузадушенного Михи поплыли цветные пятна, однако он из последних сил вырывался и даже несколько раз довольно крепко заехал монстру ногой, попав тому в живот и колено.
Не ожидавший столь бурного сопротивления оборотень, присмотрелся к тому, кого держал в руках, и его лицо, в первое мгновение отразившее удивление, сложилось затем в страшную гримасу.
– Это что, шутка? Ты кто такой?! – заорал оборотень и ещё сильнее придушил Миху.
Теперь тому показалось, что его шея всё же начала хрустеть. От него уплывали остатки сознания, когда в плечо чудища с хрустом вошла стрела.
Оборотень отшвырнул Миху и, словно не понимая, что произошло, посмотрел на древко, засевшее в его теле. В этот момент в него вошёл ещё один снаряд, на этот раз – почти точно в сердце. Ещё бы чуть-чуть…
Однако странного Мужика это не проняло. Ужасно зарычав, он бросился бежать, на ходу вырывая из себя стрелы. Прямо над его головой со свистом прошла ещё одна стрела, но ушла в никуда, лишь чиркнув по густой шевелюре и сбив шляпу.
– Проклятье! – словно из ваты услышал Миха голос Иафара. Через несколько секунд тот присел рядом. – С тобой всё в порядке? – спросил он, вглядываясь в лицо напарника.
– Нет! – ответил Миха, с трудом вставая на колени и сухо откашливаясь.
– Ладно, я за ним. Раненный он от меня не уйдёт! – злобно бросил Иафар, растворяясь в гуще сумерек.
Несколько секунд спустя, оттуда послышалось страшное рычание, а затем жалобный визг, а ещё через несколько минут, оттуда вернулся злющий, как демон воин.
– Вот тварь! Натравил не меня каких-то громадных собак и ушёл. Перемахнул через частокол, как-будто того и нет! – он опустился рядом с Михой, который отчаянно разминал шею.
– Я уже видел этого парня. Он точно один из охотников, – хрипло ответил парень, всё ещё не отошедший от захвата.
Воин удивлённо уставился на Миху.
– На это я даже не надеялся. Когда ты успел его запомнить?
– Как-то раз мы сидели в таверне и там был и этот тип, правда одет был по-другому. Я его специально не запоминал. Врезался в память и всё. Он всё время что-то ел, когда другие только пиво глушили… Наверное из-за этого, – пояснил Миха, выглядевший уже несколько лучше.
– Бежать за оборотнем сейчас, да ещё в одиночку – глупо. Всё равно у него фора, да ещё и луна помогает. Он сейчас быстр и опасен. Я даже не думал раньше, что у кого-то симптомы оборотня могут проявляться и при не совсем полной луне. Надо собрать всех охотников… нет лучше вообще всех, прямо сейчас и выяснить кого нет, а утром начать облаву, – вывел план дальнейших действий Иафар, помогая Михе встать.

-----------------------------------------------

Облава началась рано утром. Никто не успел, как следует, отдохнуть, однако потеря времени была бы непозволительной роскошью. Охотник Риг наверняка рассуждал так же и уже вовсю пытался скрыться. В том, что это он, сомнений не осталось, особенно после того, как на ночном собрании деревни по описанию Михи составили портрет.
Заспанные, уставшие за день люди, сначала, не могли понять, зачем среди ночи их вдруг стали будить на какое-то сборище, однако когда выяснялось, что речь идёт об избавлении города от оборотня, они соглашались без дальнейших вопросов.
Довольно скоро была сформирована группа добровольцев. В основном, она состояла из числа стражи и охотников, но согласилось и несколько простых людей, которые собрались идти за оборотнем с вилами и топорами. Иафар не возражал против подобного подкрепления, сообщив, что днём оборотень будет не сильнее обычного человека, а значит, чем больше людей пойдёт, тем лучше. По этой же причине выдвигаться решено было с утра. После этого, в группу добавилась почти вся стража и охотники, а также без малого дюжина «вилоносцев», как в шутку окрестил их Иафар И теперь, когда темноту разбавили всё ещё слабые утренние сумерки, а воздух застыл, словно скованный утренней прохладой, разношёрстный отряд начал продвигаться вперёд.
У некоторых охотников, как и у Рига, были собаки, что серьёзно облегчило дело.
Иафар с Михой шли впереди колонны, вместе с охотниками, ведущими ищеек. Серебряный меч с удовольствием отмечал следы крови, время от времени попадавшиеся там, где пробежал раненый Риг.
– Всё-таки стрельба - не самая сильная твоя сторона. Если бы стрелял я, то нам не пришлось бы за ним бегать, – сказал Миха, заметив раздражающе довольное и даже азартное выражение, то и дело, мелькающее на лице воина.
– А скромность и уважение к чужим заслугам, с некоторых пор, кажется, стали твоими не самыми сильными чертами, – парировал тот.
– Если бы ты пошёл на роль наживки, то я бы этому Ригу попал в голову! Да, нет, прямо в глаз! Причём, с первого раза! – продолжил словесное наступление парень, стукнув ладонью по луку, который он одалживал напарнику для ночного прикрытия себя.
– Хочешь сказать, что ты бы смог незаметно работать на поддержке? Не смеши меня! При всём уважении к твоим отточенным навыкам и громадному опыту, я думаю, что вряд ли. Ты не представляешь, какая чуткая и подозрительная тварь этот Риг. Ночью он каким-то образом смекнул, что что-то не так и, сперва, чуть не скрылся. Мне пришлось ещё больше увеличить дальность слежки, чтобы он клюнул, поэтому, и стрелять пришлось: сначала, издали, а потом на бегу. Зато ты, друг мой, так убедительно сыграл замешательство жертвы, а падение, так вообще было, просто, пальчики оближешь! Я тебе искренне аплодирую! – Иафар и правда несколько раз хлопнул в ладоши.
– Мне чуть шею не свернули! Ты послал меня на смерть! – не унимался Миха, чувствуя, тем не менее, что весомость его аргументов начинает ослабевать.
– Извини. Я правда не думал, что проявление свойств оборотня возможно не только в конкретную дату. Раньше я такого не встречал. В своё оправдание могу сказать, что мои доспехи под платье не засунешь, да и меч тоже, а без снаряжения я был бы не лучше твоего. Вполне возможно, что я уже был бы убит… Не хочется тебя лишний раз хвалить. Это всегда вредно для перспективных людей, но твоя физическая сила просто поразительна. Я бы не отделался просто синяками на шее, – проговорил Иафар, покачав головой и печально посмотрев на Миху.
– Ты, просто, мне льстишь, чтобы я заткнулся, – недоверчиво, но уже вполне дружелюбно сказал тот.
– Может и так, – не стал раскрывать своих искренних мотивов воин.
– Чего? Тебя не поймёшь… Слушай, получается, этот оборотень убивал весь месяц? Тогда зачем весь балаган с могилами?
– Да уж. Не стоило тебя хвалить! – с нотками картинного разочарования воскликнул Иафар.
– Почему не стоило? Я просто спросил, – надулся парень.
– Ты ещё не понял? Собаки. Он имитировал нападения монстра среди месяца с помощью собак. Именно они оставляли на теле жертвы раны, похожие на те, что первое время оставлял сам Риг. Помнишь, что свидетели смерти жены пекаря слышали рычание? Они слышали собак, – объяснил воин.
– Ясно. Ну и непростой же тип этот Риг. Крутил такие аферы, что заморочил голову всем горожанам, – присвистнул Миха.
Следы ведут к реке, – сообщил Иафару один из охотников.
– Ты прав, Миха. Этот парень отнюдь не дурак, – согласился с Михой воин в чёрном, взглянув в сторону реки.
– Собаки не смогут идти по его следу, – понял Миха.
– Да! И теперь мы не знаем, куда он пошел, – задумчиво проговорил Иафар. –Выбора нет. – встрепенулся он. – Остаётся разделиться на две группы. Вряд ли он рискнул переплыть реку. С кровоточащей раной это самоубийство.
– Не уверен, что хочу узнать почему, – пробормотал Миха, с подозрением глядя на, казалось бы, такую мирную и спокойную гладь реки.
– Я возьму с собой половину людей и пойду по течению – от города. Скорее всего, Риг пошёл именно в ту сторону, чтобы увеличить расстояние и выиграть время, но остаётся и вторая возможность. Вряд ли, конечно, но проверить стоит. Вторую группу поведёшь ты, Миха. Если найдёте следы, сразу посылай за нами человека, – распорядился Иафар.
– Погоди? Я что, пойду сам? – удивился парень.
– У нас нет выбора. Нужно торопиться, чтобы избежать самых крупных проблем. Не успеем до ночи, и у нас будут серьёзные неприятности. Ты чего? Боишься? – понимающе посмотрел на него воин.
– Да, не в том дело. Просто, удивлён неожиданным доверием, – улыбнулся Миха, уже собираясь идти.
Иафар остановил его.
– Только, не надо геройствовать, и поосторожнее там. Один сюрприз этот Риг нам уже преподнёс. Если найдёшь следы, сразу посылай за нами. Пойдём вместе, – повторил он, глядя Михе в глаза.
– Ладно, понял. Нахожу, жду. Элементарно! – беззаботно отмахнулся парень.
– Ну! Ну! – ответил на это Иафар.

-------------------------------------------

Поиски затягивались. Солнце уже давно перевалило свой зенит и потихоньку стало клониться к закату. Вестей от второй группы всё не было, но Миха совсем не был уверен, что Иафар, к этому времени, не обтяпал уже всё в одного.
– С него бы сталось. Он бы точно не стал ждать, чтобы я ему помог, – печально думал Миха, глядя на дикое речное побережье.
За последние несколько часов, он стал свидетелем несколько довольно жутких эпизодов из жизни прибрежных обитателей.
Сначала, ему пришлось наблюдать, как уродливого вида растение, переваривает пойманную им громадную лягушку. Вместе с ногами, та была не меньше метра в длину.
– Да такой цветочек и ребёнка сожрёт, если поймает! – с ужасом думал Миха, внимательно смотря, куда наступает.
Затем, из зарослей выпрыгнула крупная камышовая кошка и, прежде чем была убита, сильно ранила одну из собак. Видя это, Миха решил отпустить охотника, который был хозяином животного, обратно в город. Теперь, в группе осталась всего одна собака.
– Надо будет беречь её, как зеницу ока, а то придётся самим след брать! – с тревогой подумал Миха. К счастью, месяц пути по жуткому лесу Гьёхве, научил его справляться с напастями, да и следы он читал неплохо.
– Есть след! – внезапно крикнул один из охотников. Произошло это через несколько часов после того, как группа потеряла собаку. За это время они дошли чуть ли не обратно до города, и Миха давно ничего не ждал. И тут – на тебе! Приехали!
– Неужели он вернулся в город? Решил рискнуть и отсидеться там, где никто не будет искать? – подумал Миха.
– Вы двое! – бросил Миха двум ближайшим охотникам. - Отправляйтесь и найдите вторую группу. Они идут вдоль побережья в другую сторону.
– Будем их ждать? – спросил кто-то из оставшихся.
– Нет времени. Уже вечереет, а вторая группа ушла довольно далеко. Надо решать самим, тем более, что скорее всего оборотень вернулся в город, – ответил Миха.
В группе послышался гул негодования и ужаса.
– Надо срочно идти! – послышалось откуда-то из толпы.
– Согласен что, стоять просто так не стоит, – решил Миха, после чего все ринулись дальше – по следу охотника-оборотня.
Однако вскоре выяснилось, что тот направился совсем не в Живитинск. След вел дальше – вверх по течению, проходил по берегу между городом и рекой и уходил на дорогу, в лес Гьёхве, который так хорошо помнил Миха. Соваться туда без Иафара не особо хотелось. С другой стороны – делать было нечего. Время уже действительно поджимало.

-------------------------------------------------------

Солнце висело над самыми кронами, а его свет приобрёл характерный оранжевый оттенок, однако Миху ободрял тот факт, что след стал совсем свежим. Риг проходил здесь недавно, и Миха отчётливо это чувствовал, поэтому наращивал темп погони. Вернуться в город засветло группа уже не успевала, и теперь оставались только две альтернативы: либо они нагонят оборотня раньше ночи, и тогда всё будет кончено, либо… О второй вероятности парень старался не думать.
– Знаете, я лучше пойду. Мы не успеем найти его до темноты! Мы все погибнем в этом лесу! – раздался чей-то голос в толпе. Ему тут же начали вторить другие.
– Так, стоп! – Миха остановился, оглядев народ. С этой ситуацией надо было что-то делать. – Я никого не гоню насильно. Деньги за эту работу получаю я, и именно я должен вас защищать, а вы – просто мне помогаете, потому что это, – Миха указал в сторону Живитенска, - ваш дом! – затем, он снова повернулся к толпе. – Мы можем достать убийцу ваших родных прямо сейчас. Что будет потом, если мы его упустим – неизвестно. Скорее всего и как минимум – чья-то смерть, а после, он безнаказанно уйдёт куда-нибудь ещё – туда где его не знают и будет убивать там. Так что ж вы теперь решите? Кто из вас со мной? – Миха ещё раз обвел всех внимательным взглядом. В патетике он был не особо силён. Что поделать…
– Знаешь… Ты правильно сказал про то, что именно ты получаешь за это деньги. Лично я – ухожу, и думайте, что хотите, – раздался голос из задних рядов.
– И я… Уж прости, но у меня семья! – сказал кто-то ещё.
– А я – вообще не умею сражаться. Вон у меня: вилы одни! Я пошел.
Ряды облавы быстро таяли, и скоро вместе с Михой осталось меньше дюжины человек.
– Очевидно, здесь только пострадавшие семьи, но всё равно спасибо, что не ушли. Вместе у нас будет больше шансов, – поблагодарил оставшихся Миха.
– Я, просто, повиновался слову Великого Духа, – ответил один из них. Это был громадный человек с нетипичным для местного населения лицом и приплюснутым носом. Когда он говорил, Миха заметил, что зубы у него клинообразные и заострённые.
– Ты нездешний? – заинтересовался парень.
– Он из Миджи. Неужели людоедов можно с кем-то спутать? Ты поражаешь меня! Уже в четвёртый раз, надо заметить, – ответил за людоеда знакомый голос.
– Ты оружейница из «Джо»! – поразился Миха, увидев в оставшейся группе поджарую тётку, способную вырубить быка ударом кулака.
– Ну да – это я. Кстати, меня зовут Фирис, так что будем же, наконец, знакомы! – представилась она.
– Хорошо. Я запомню. Кстати… в вашей деревне живёт людоед? Вы не боитесь? – удивился Миха.
– Великий Дух должен знать, что Слуги Духа едят тела, лишь врагов, причём выбирают лишь самых достойных из них, чтобы завладеть их силой, – пояснил громадный человек.
– А… Ясно. Только, я не совсем понимаю о чем ты, ну ладно нам пора…
Остальных храбрецов Миха не знал. Думая о непонятных словах людоеда, он стал пробираться дальше в лес. Внезапно, один из его спутников громко вскрикнул и повалился на траву. Миха подбежал, чтобы посмотреть в чём дело, и обнаружил, что ногу лесоруба, который шел справа от группы, зажало в устрашающего размера волчьем капкане. Края захватов этого жуткого устройства были усеяны металлическими шипами. Миха содрогнулся от мысли, что и его нога могла попасть в такую же жуткую ловушку. Пришлось, несмотря на протесты, отправить пострадавшего обратно вместе с ещё одним охотником, которого Миха отрядил ему в помощь. Теперь, включая Миху и ещё одного стражника, их осталось шестеро.
Через некоторое время, пробираясь по лесу, внимательный людоед нашел ещё два капкана: таких же устрашающих и очень хорошо замаскированных.
– Он хочет задержать нас! – пробормотал Миха, находя очередное свидетельство того, что Риг совсем ещё недавно был здесь. Совсем недавно…
Вскоре, он обнаружил сломанную ветку какого-то дерева. Из ранки на стволе сочился свежий сок.
– Он проходил здесь десять минут назад, – пробасил людоед. Его глаза сверкнули в сгущающейся тьме, и Миха подумал, что не хотел бы встретиться с этим человеком на поле боя в ночи, – Пошли. Я поведу, – махнул рукой Миджи, словно прочитав Михины мысли и приглашая весь отряд следовать за ним.
Скоро, они вышли на небольшую поляну. Риг был там. Он стоял к ним спиной, не собираясь больше бежать.
– А вы упорные! Мне это уже надоело! – сказал он, не поворачиваясь, словно был уверен, что никто даже теперь ничего не сможет ему сделать.
– Вот и всё. Если не будешь доставлять нам хлопот и дашь себя связать, то мы тебя так и быть не будем убивать сейчас, – крикнул Миха, натягивая лук.
– Великий Дух, луна показалась! – пробасил в сторону Михи людоед.
– Вы думали поймали меня? – охотник развернулся к преследователям лицом. Его глаза были красными, как угли. – А!А!А! – он, словно издеваясь, поводил пальцем руки из стороны в сторону. – Это я вас поймал! – резко закончил он.
В этот момент Миха спустил тетиву, но Риг с нечеловеческой быстротой метнулся в сторону, и стрела прошла мимо. Секунда, один прыжок, и охотник-оборотень исчез в зарослях, окружавших поляну.
– Проклятье! Стать спина к спине! – скомандовал Миха.
– Это вас не спасет, жалкие клопы! – Риг неожиданно выпрыгнул сбоку. Играючи, словно тот ничего не весил, он схватил какого-то стражника за горло одной рукой, и лёгким движением сломал ему шею, затем увернулся от стрелы, пущенной Михой с десяти метров, и, молниеносно подскочив к нему, что есть сил зарядил противнику ногой по рёбрам. В последнюю секунду Миха успел заблокировать удар, но всё равно ему показалось, будто в тело врезался таран. Парень отлетел в сторону, чувствуя, что не может дышать. Внутри всё сжалось от боли.
В это время громадный людоед набросился на оборотня, размахивая здоровенным тесаком. С другой стороны на него насела оружейница Фирис. Остальные, кажется, исчезли, в страхе разбежавшись кто куда. На какое-то время завязалась борьба и, улучив момент, Миха выпустил ещё одну стрелу. Та нашла цель, глубоко войдя между лопаток оборотня.
Раздался страшный крик, больше похожий на рык, переходящий в разъяренного медведя: это кричал Риг. Получив ранение, он тут же начал превращаться во что-то невообразимое. Его руки и ноги стали больше и длиннее. Одежда с треском рвалась, а тело быстро покрывала густая шерсть грязно-белого цвета.
Теперь, дело принимало жутковатый оборот. Взмахнув ужасающей трансформированной рукой, оборотень с одного удара убил гигантского людоеда, просто, оторвав ему голову, а затем швырнул его тело в оружейницу. От страшного удара её унесло далеко в кусты. Миха выстрелил снова, но оборотень закрылся лапой, и стрела, летевшая в голову, попала в неё.
– Не серебро, – прорычал Риг. Он ещё мог говорить и, очевидно, всё ещё полностью себя осознавал. – Ты, просто, пародия на борца с нечистью. Кто ходит охотиться на оборотней без серебра? – хрипло расхохотался он. – Ты ничего не стоишь, как охотник и так же, как и все, не понимаешь в чём истинная сила! – оборотень слизал кровь со своих когтей.
– И в чем же? Давай объясни! – тут же спросил Миха, чтобы потянуть время, доставая, тем временем, ещё одну стрелу.
– Сила? Сила это – я! Я не такой, как другие трусливые слюнтяи, не такой, как жалкое ничтожество, которое укусило меня в прошлом году! Когда я вошёл в силу, то разорвал его в клочки, чтобы не мешало! Все они боялись самих себя! – Риг снова легко закрылся от стрелы рукой. Та проткнула её почти насквозь, но, похоже, это не доставляло оборотню особых проблем или беспокойства. Посмотрев на неё, как на досадливую муху, он продолжил. – Они старались себя подавить, ограничить. Кто-то кончал жизнь самоубийством, узнав что он уже не человек, – Риг снова рассмеялся. – Как можно быть таким дураком, чтобы не видеть очевидных преимуществ? И цена за это совсем невелика! – оборотень снова слизал кровь с когтей, очевидно смакуя её вкус.
– И какая же? Как же ты добился своего выдающегося результата? Объясни? – с сарказмом поинтересовался Миха, доставая уже фальшион.
– Всё просто! Нужно есть, как можно больше, мяса! Отбирай то, что тебе нужно! – взревел оборотень, окончательно превращаясь в какой-то жуткий гибрид обезьяны и волка. Его лицо вытянулось и покрылось волосами. Клыки окончательно удлинились, став по-настоящему огромными и жуткими. Оборотень поднялся во весь свой рост и утробно завыл на луну. Сейчас он был не меньше двух метров в высоту. Неестественно длинные руки и ноги бугрились громадными мышцами, шерсть сверкала серебром в лунном свете. Затем, посмотрев на Миху, стоящего в атакующей позе с мечём на изготовку, монстр бросился вперёд.
За прошедшее время Иафар частенько находил время для того, чтобы поупражняться с Михой в бою на мечах, называя эти тренировки «избиением калеки». По сути результатов тренировочных поединков, это было почти верно. Михе не разу не удалось не то что зацепить воина в чёрно-серебряном, но даже хоть сколько-нибудь изменить скучающее выражение его лица, однако кое-что он всё-таки усвоил.
Готовясь к этому последнему в своей жизни (в этом Миха не сомневался) выпаду, он полностью успокоился, расслабился и полусогнул ноги, а затем, когда оборотень ринулся в атаку, он напрягся, превратив своё тело и меч в один сокрушающий удар. Летя вперёд, со свистом рассекая воздух, фальшион врезался в тугую плоть чудовища и с громким хрустом перерубил толстенную кость передней лапы оборотня в районе плеча, однако гигантская пасть зверя всё же его достала. Желтые, но острые зубы сомкнулись на Михином плече. Боль от неожиданного удара заставила оборотня ухватить его именно там, а не за шею, куда он метил ранее. Парень почувствовал, как с треском ломается его ключица, а потом где-то сбоку, краем глаза он смутно различил какую-то тень.
Внезапно, оборотень страшно заревел и выпустил Миху из своих зубов, при этом зачем-то разворачиваясь и беспорядочно отмахиваясь от кого-то, оставшейся лапой и обрубком второй, отрубленной Михой конечности. В этом рёве Миха уловил остервенелую ярость и боль.
Больше он не слышал ничего. Сознание его покинуло.



Читатели (216) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы