ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 215

Автор:
Глава 215.





Вынырнув из воды между причалом и наваливающимся на причал кораблём, капитан Ерошенко попытался уцепиться за привальный брус, но тут сильное течение подхватило капитана и понесло вдоль пирса. Корабль продолжал опрокидываться на бок, левым бортом к причалу. Увидев над головой железные ступеньки скоб-трапа корабельной трубы, капитан напряг все свои силы, ухватился за ступеньки, проворно перебирая руками выбрался из воды, вскарабкался по трубе и спрыгнул на пирс.

Он тут же хотел было кинуться обратно на мостик, но кто-то удержал его за плечо. "Ташкент" опрокинулся и лёг на грунт. Над водой остались орудийные башни, площадка зенитной батареи, мостик и рубка. На гафеле трепетал на ветру флаг. Самолётов уже не было. Сделав своё чёрное дело, три эскадрильи бомбардировщиков быстро ушли на бреющем полёте в сторону Крыма. За ними ринулись в погоню истребители. Отставший от строя "Юнкерс" они сбили, остальные бомбардировщики отбились от истребителей и ушли. "Ташкент" стал не единственной их жертвой. Над нефтяным причалом, у которого ещё недавно стоял эсминец "Бдительный", высоко поднималось к небу огромное чёрно-бурое облако дыма: на эсминце сдетонировали торпеды. Когда дым отнесло ветром в сторону, эсминца у причала не было. В воде барахтались перемазанные мазутом люди. В порту наконец завыли сирены воздушной тревоги.

Как стало известно в тот же день из допроса подобранного в воде пилота сбитого немецкого бомбардировщика, система дальнего оповещения ПВО Новороссийской базы была введена в заблуждение. Накануне немецкие самолёты-разведчики тщательно изучили маршрут, по которому уходили в сторону фронта советские дальние бомбардировщики. Пилоты "Юнкерсов", сделав большой крюк, проследовали тем же курсом на предельно малой высоте и были признаны за своих.

На пирсе вокруг капитана Ерошенко толпились матросы и офицеры. Кто-то принёс капитану мичманский китель, и капитан машинально облачился в него. С зенитной площадки на пирс перенесли тело командира батареи пушек-автоматов лейтенанта Гиммельмана. Мёртвый лейтенант продолжал сжимать в окоченевших руках морской бинокль.

Прибывшие портовые водолазы спустились в затопленные отсеки корабля. Живых там не нашли уже никого. Вскоре второй помощник доложил капитану Ерошенко: 191 человек из экипажа спасся и не пострадал или отделался лёгкими травмами. 77 раненых отправлены в госпиталь. 76 человек погибли или пропали без вести. Всех пропавших без вести постепенно подняли на поверхность и опознали. Среди погибших оказался боцман Тараненко. Сразу после взрыва он ринулся с аварийной партией внутрь корабля. Спустя сорок секунд корабль опрокинулся и лёг на грунт. Почти никому из оказавшихся в этот момент под палубой не удалось выбраться наружу.

Капитан "Бдительного" Горшенин был спасён из воды моряками и с тяжёлой контузией отправлен самолётом в тыловой госпиталь.

3 июля на кладбище Новороссийска вырыли братскую могилу. В неё опустили сначала только 12 гробов. До остальных погибших ещё не успели добраться водолазы. Пока на пирсе Элеваторной пристани шёл траурный митинг, к другим причалам подходили катера и подводные лодки, доставившие последних эвакуированных с полуострова Херсонес севастопольцев.

В Новороссийск прибыл адмирал Исаков. Он вручил ордена и медали всем спасшимся членам экипажа "Ташкента". Сразу после вручения наград капитан Ерошенко и комиссар Коновалов, получившие ордена Ленина, на снятом с "Ташкента" катере отправились в порт. На Элеваторной пристани их встретил начальник караула лейтенант Макухин. Надстройки, трубы и мачты затонувшего корабля теперь поднимались над водой почти вертикально. После демонтажа орудий и затопления всех оставшихся незатопленными отсеков крен корабля сам собой выровнялся.

- Больше мы с тобой, старик, не увидимся, - сказал кораблю комиссар. Он уже получил новое назначение на Балтику в отряд торпедных катеров.

С пристани пошли на КПП. Ерошенко попрощался с комиссаром. Тот остановил попутку и уехал в сторону штаба фронта.
Капитан Ерошенко вернулся к оставшимся в распоряжении командира базы сослуживцам. Предстояло принять демонтированное водолазами внутри корабля оборудование.

Весь июль оставались моряки в Новороссийске. Фронт быстро приближался к городу. Командующий базой уже собирался перевести капитана Ерошенко в морпехи и отправить командовать ротой на станцию в семи километрах от города, когда о моряках наконец вспомнили в штабе флота. В первых числах августа пришла шифровка об отправке отряда моряков в Поти.

Погрузив имущество на тральщик "Груз", моряки с "Ташкента" стали группами отпрашиваться на Элеваторную пристань. Отправились туда и капитан Ерошенко с помощниками. Освобождённый от всего оборудования остов корабля уже был поднят на поверхность. Караула рядом не было. Командующему базой было теперь не до того. Ерошенко, Островский и Фрозе спустились на ют корабля. Присели на причальные кнехты. На действующем корабле это было бы вопиющим нарушением приличий. Теперь это было уже не важно. Помолчали. Ночью тральщик "Груз" вышел в море и направился в Поти. Следом вышли под командой Фрозе катер и барказ с "Ташкента". Шли вдоль берега до самого Поти без приключений.

Осенью капитан Ерошенко был назначен командиром гвардейского крейсера "Красный Кавказ".







Читатели (73) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы