ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ЗМЕЙ 2

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин
Москва
Первая половина 80 х

Девушка вдыхает ветер перемен.

Зовут Томкой.
20 лет.
Небольшого роста, быстроглазая, смазливая.
Пышная копна каштановых волос до пояса.
Этот стожок шерсти пасётся на зелёном пятачке у гостиницы «Россия».

Пятиножка - Томка у этюдника.
Как бы поглощена творчеством.
Кличка « Бедный Художник».
Прочие художники, что пасутся на пяточке в большинстве пожилые мужчины.
Клички : Мефистофель, Профессор, Вышибала, Шпион, Многодетка, Солдат.
Есть ещё женщина средних лет по кличке Овца.

Томка рисует храм Василия Блаженного словно впервые.
Однажды её фото на фоне храма попало в газету под рубрикой «московская весна».
Она чувствует себя деревом на перепутье.
Волны людей накатывают и откатывают.

В процессе рисования храма она превратилась в биологического робота штампующего акварелью популярные виды столицы.

Вдруг вокруг развернулись боевые действия.
Погоня, борьба, крики, лязг наручников.
Состоялась поимка преступников сотрудниками милиции.

«Жизнь только начинается, а для некоторых сразу и кончается»
Наряд сотрудников правопорядка в штатском задержал трёх молоденьких валютчиков.
Томка содрогнулась от мысли, что люди так просто уехали на десять лет.
«Тоже мне валютчики. Слышали звон…... Несколько дней в открытую приставали к иностранцам прямо под окнами «конторы». Кто ж так работает?! Ещё бы зашли в валютный магазин «Берёзка» и попросили там политическое убежище»
Работники правопорядка гостиницы «Россия» сами первые валютчики. Конкурентов не любят.

Конечно, нет ничего доходнее валюты.
В СССР валютные махинации хуже убийства - покушение на благосостояние страны.

«Да, я Бедный Художник. Сколько настоящие валютчики в день зарабатывают мне и за год не заработать. Только десять лет тюрьмы никаких денег не стоят. По этой статье даже несовершеннолетним поблажки не делают»

Настоящие валютчики - мальчишки, играющие в войну.
У них на руках тысячи.
Скупают доллары один к двум. Продают один к трём и выше.
Вырастают из «гамщиков» - с семи - восьми лет клянчат жвачку у туристов: - «дяденька, дай чуингам»
Начинают валютный бизнес с двенадцати – тринадцати.
Мало кому переваливает за двадцать до того как уезжают на северо-восток или на дикий запад.
Практически все валютчики мечтают прорваться сквозь железный занавес.
Наводят красоту.
Вдруг кто клюнет, увезёт?!

Обычно валютчики - мальчики из «хороших» семей.
Выглядят самодостаточно.
Переняв имидж «фирмы», отличаются только по нервному запаху.

Однажды где то на глухом полустанке в пригороде задержали пьяные милиционеры пьяного валютчика. Он показался подозрительным. Препроводили в отделение. По дороге в сельпо купили ещё выпить.
Обыскали. Нашли валюту.
- Что это у тебя за деньги такие – доллАры?
- Страна такая есть – Доллария.
Потом посидели вместе. Выпили.
Отпустили.

Большую часть времени мальчики- валютчики крутятся в центре.
Подходят к Томке в середине дня когда туристы обедают.

Без долгих разговоров валятся мальчики в тень Пятиножки и засыпают.
Лежат рядком по три четыре штуки.
«Тихий час в детском саду. Потом встанут измятые, пыльные. Как модной одежды не жалко? Красивые. Особенно когда спят. Беспризорники класса люкс. Широта жестов перемежается с мелочностью».
Был период, когда мальчики - валютчики приглашали Томку в рестораны какие поближе.
Приходит время расплачиваться, просят Томку выйти и подождать на улице.
По той поспешности, c которой покидают заведение, понятно, что не платят.
- Я то зачем?!
- С девушкой солидней.
- А поймают?
- Не ловят. Сами воры. В одни и те же рестораны ходим.

Есть среди люкс - беспризорников и девчонки.
Скорее как исключение.
Как и в любой среде беспризорников, девчонки стараются походить на мальчишек.
Валюта валютой, а фарцовкой и проституцией тоже промышляют. Причём мальчики чаще.
Уходят следом за «фирменными» тётками и дядьками .
Возвращаются с кривой улыбкой, помахивая пятидесятидолларовой купюрой.

Девчонки воспринимаются милицией и представителями серьёзного криминала как слабое звено.
Их чаще берут в оборот.
Бывает, какая заартачится. Потом раз и пропала.
Была такая Маринка. Горденькая , сама по себе.
Ей и восемнадцати не было. Тоже под мальчишку.
Рассказывала, что любит одеть мини-юбку и на высоких каблуках прицокать в шикарный ресторан. Сесть независимо. Поесть дорогого. Всех мужиков подальше послать. Самой за себя заплатить. Хорошие чаевые оставить: - «люди смотрят, удивляются, восхищаются».
Валюту серьёзным людям продала. Чем то недовольны. Подходят, угрожают. С виду не страшные. Средних лет. Аккуратные, собранные. Белые рубашки, чёрные брюки.
А потом подходит к Томке валютчик по кличке Симон и говорит промежду прочим: - « Маринку в подъезде прирезали».

Томка продаёт акварельки за рубли. Но если туристы предлагают валюту - не отказывается.
Просит скомкать купюру и бросить в ближайший куст.
Под вечер приезжает мама. Привозит горячий суп в термосе.
Пока Томка ест, мама собирает зелёные бумажные шарики под кустом.
За полтора года на квартиру насобирала.
Эти простодушные женщины похожи, как одна в разных возрастах. Счастливы, что открыли золотую жилу, полны надежд.
Даже не верится, что им, жившим на нищенскую зарплату, удалось вырваться из вонючей, склочной коммуналки.
Обе ходят на курсы вождения. Скоро сдадут на права. Глядишь, и машину купят.

- Томка тут в «Зарядье» художник требуется. Ты ж художник. – говорит валютчик по прозвищу Иваныч.
«Зарядье»- кинотеатр в комплексе «России». Туда входит гостиница и сеть ресторанов.
Там в одном из крупнейших кондитерских цехов производят популярный торт «Птичье молоко».
Томка простая рабочая в кондитерском цеху ресторана «Днепр» .
Её как то посылали в «Российском» цехе поработать. Хороший коллектив. Начальство душевное.

Ходила в детстве в художественную школу. Прошла четырёхгодичный курс.
Диплом есть.
Неужели возьмут художником в «Зарядье»?
Взяли.
В кинотеатре по штату два художника полагается.
Первый художник Михал Семёныч - непутёвый, вечно пьяный сын покойного генерала.
Влиятельные люди на место определили в память об отце.
Михал Семёныч здесь всю жизнь. Приходит – уходит, когда захочет. Приводит, кого захочет.
Начальница, кассирши, билетерши все в возрасте. Запуганные по-сталински. Уволить боятся.
Не смотря на пред пенсионный возраст Михал Семёныч крайне сексуально озабочен.
Одна слабость – любит рассказать о себе.
Если переводить стрелку с темы секса на другие, то интересно.
Жизнь в иной эпохе.
Так и повелось: придя на работу, Томка переключает Михал Семёныча на несексуальные страницы его биографии и спокойно разрисовывает рекламные щиты.
Работа – лафа и бесплатное кино.
Две минуты до любимого пяточка. Правда, есть риск, что коллеги засекут за незаконной деятельностью.

Мастерская в подвале кинотеатра. У входа - открытый проём во мрак.
Слышится шум поездов.
Томке любопытно.
Михал Семёныч говорит - туда опасно - полчища крыс.
Иногда оттуда выходят люди в спецовках, не здороваясь, проходят мимо. Томка настойчиво пытается с ними заговаривать - не отвечают.
Михал Семёныч о чем бы не начал, всё сводится к сексу.
В накрутке гоняется за Томкой по мастерской. Поймать не может. Инвалид. Ампутирована ступня. Ходит на протезе.
В молодости по пьянке угодил ступнёй между движущимся поездом и платформой.
«Шёл тогда с друзьями по перрону. Все пьяные. Толкнули случайно.»
Не видно, что протез. Ходит не хромая. Жалуется, что в транспорте место не уступают.
«Друзья потом трость подарили с красивым набалдашником. Так я их этой тростью отдубасил»
Подростком он всюду мотался с маленьким братиком на руках.
«бывало, едешь в набитой электричке целый час. Видят что с ребёнком. Никто не уступит. Глаза закроют. Усталые с работы. Чувствую, братик тёпленький. Описался. Подхожу к дому. Дворовые девки ко мне . Хотят его на руки взять. А он бежать. Стесняется что описался.»
Он любил братика отцовской любовью. Отец пил. Мать забитая. Вся в хозяйстве.

Потом братик вырос. Вместе по девкам. Вместе пили. Вместе в тоску.
Как то надоел братик пьяным нытьём.
«пойди, да повесься в туалете.
А он, дурак, пошёл и повесился».

Потом умер отец.
Мать в хозяйстве. Не видно – не слышно.

У Михал Семёныча друг подрабатывает частным извозом. Ездят вместе.
Как увидят пьяную бабу - к Михал Семёнычу везут.
Утром баба проснётся – и дёру.

Михал Семёныч Томку тоже в гости звал. Та не поняла. Рассеянно бросила : - « да как ни будь» и тут же вздрогнула от наведённого взгляда – кинопроектора в котором замелькали тошнотворное кадры фантазий старого маньяка.
Видимо Томкина реакция была слишком красноречивой.
У Михал Семёныча прояснение случилось.
Нашёл себе добропорядочную пенсионерку.
Стал нормальным.

Томка опоздала на работу.
- К тебе тут милиция приходила. В штатском. Модный такой. В кожаном плаще. На актёра похож.- сообщил Михал Семёныч.
Он помнил, как в детстве к дому не раз подъезжал «чёрный воронок» и забирал соседей.
Михал Семёныч горестно покачал головой.
Оказывается, на работе давно знают о Томкиных художествах.

Модный в штатском наведался снова во второй половине дня.
Вылитый Филатов в рассвете сил. Проникновенный сияющий взгляд глубоко посаженных глаз.
Бархатные сутенёрские усики. Видный. Статный.
«На счёт Маринки» -: подумала Томка.
- Сергей Скворцов. Старший офицер…. Да замучили комментариями, что на Филатова похож!
Расследовать убийство маленькой валютчицы милиции не интересно.
Попросили проследовать для серьёзного разговора по другому поводу.

«Контора» располагалась на втором этаже «России». Кабинеты – обыкновенные номера с диванами и ванными комнатами.

Старшему офицеру Сергею Скворцову двадцать семь лет.
Источает очарование и мужскую силу.
- Тамара, нет ли у тебя синего платья?
- У кого ж нет синего платья?
- Девушку в синем платье похожую на тебя видели в прошлый четверг вечером выходящей из такси с итальянцем, а потом его нашли мёртвым.
«Мне бы итальянца в такси. Живут же люди»» - :Томка вспомнила, что в тот день гуляла на Воронцовских прудах но, не моргнув глазом сказала, что была у подруги и та может подтвердить.
Сергей понял, что так просто не запугать, но отпускать не собирался.
Вальяжным движением извлёк из холодильника бутылку белого вина и тарелку с бутербродами с осетриной.
Томку гостеприимство Сергея привело в панику.
Она покосилась на диван и увидела на нём чёткое белое пятно.
- Это клей. Честное слово. Мы с коллегами делали стенгазету.
Она залпом осушила бокал: - «Пропадать, так с музыкой»
- Думаешь, нет у тебя при себе валюты и проблем нет? Знаешь, как бывает – вдруг раз – и валюта нашлась. И свидетели найдутся. Не серьёзным делом занимаешься. Мы тут не только работаем, но и зарабатываем.
- Да уж наслышана.
- Можешь настоящие деньги зарабатывать.
- Чем?
- Всем.
Томка почувствовала себя тушкой на фабрике по трансплантации органов.
- В первую очередь ты женщина и очень привлекательная. – он привлёк её к себе.
- А говорил что клей на диване
- Да честное слово клей.

Не то что зассыха Томка, видимо и Сергей со своим богатым опытом не знал, что секс иногда пробивает, что глупые тела иногда подходят друг другу, сливаются в одно целое, наряду с тем, что души ведут отчаянную борьбу.
Он таращился на неё голый, сбросив весь свой лоск, и бубнил: - «никогда такого не было!»
”Взятка натурой?»- Томка не очень- то верила в подобный исход.

В тот же вечер Сергей напился до беспамятства. Коллеги потом рассказали, что он плакал.
Немало удивился.













Читатели (115) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы