ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 200

Автор:
Глава 200.




В середине июня фронт 28-й армии стабилизировался. Фельдмаршал фон Бок готовил операцию "Фридрих II".

Маршал Тимошенко перетасовывал по фронту свои дивизии, пытаясь предугадать направление главного удара противника.

Сталин, осознавший наконец масштабы катастрофы, постигшей Юго-Западный фронт на исходе мая, горько пенял Тимошенко и Хрущёву: "В течение каких-нибудь трёх недель вы, благодаря вашему легкомыслию, не только ухитрились проиграть наполовину выигранное сражение под Харьковом, но отдали противнику без борьбы ещё и 20 дивизий в барвенковском дефиле. Смею вас уверить: если бы мы сообщили стране во всей полноте о той катастрофе, которую пережил ваш фронт и продолжает переживать, то с вами обошлись бы очень круто".

Генерал-лейтенант Рябышев расположил шесть стрелковых дивизий 28-й армии кордоном на рубеже Бударка, Комиссаров, Ольховатка, Шевченково-Второе. Сильно потрёпанные дивизии за две недели не получили из штаба фронта ни одного человека пополнения. Во всех стрелковых дивизиях было не более четверти штатного состава. Во втором эшелоне Рябышев поставил три танковые бригады. Все остальные войска у Рябышева отобрал в резерв фронта маршал Тимошенко. В ночь на 30 июня Тимошенко забрал в резерв ещё и две танковые бригады.

В четыре часа утра 30 июня Рябышев проснулся в штабной избе от грома канонады.

- Что там за шум? - спросил он, умываясь, у генерала Ветошникова, с которым за две недели успел сработаться.

- Сильный огонь и бомбёжка по всему нашему фронту. Очевидно, противник начинает наступление.

- Где, по-Вашему, будет нанесён главный удар?

- Думаю, что ударят танками из Волчанска в стык с нашей правой соседкой, 21-й армией.

- Подумайте, чем можно усилить наш правый фланг, а мы с Попелем пойдём на НП.

Было уже около пяти часов утра, когда Рябышев и Попель поднялись на высоту 209, подняли к глазам бинокли и окинули взглядом горизонт. Повсюду вздымались столбы дыма, взлетали комья земли. В небе гудели бомбардировщики. Бомбили первую линию обороны и все хутора в прифронтовой полосе.

Рябышев прежде всего позвонил полковнику Рогачевскому, державшему оборону на правом фланге.

- Как у тебя там дела?

- Пока всё относительно спокойно. Дивизионная разведка докладывает о сосредоточении очень больших сил противника против левого фланга 21-й армии.

- Чего ждёшь?

- Думаю, что, как уже было в Волчанске, на Голгофу пойдёт моя дивизия.

- К вам направляется комиссар Попель. Больше пока ничем помочь не могу. Держитесь.

В семь часов утра Рогачевский перезвонил.

- Только что противник смял оборону 124-й стрелковой дивизии на левом фланге 21-й армии. Вижу, как армада танков и мотопехоты обходит наш правый фланг.

- Как сам?

- Отбил атаку полка пехоты с полусотней танков.

- Держись.

В половине восьмого утра шестьдесят пикирующих бомбардировщиков начали утюжить демаскированные первой атакой позиции дивизионной артиллерии Рогачевского и Родимцева. В небе не было видно ни одного самолёта с красными звёздами.
Маршал Тимошенко бросил всю авиацию на прорвавшуюся немецкую колонну.

В штабе армии, куда вернулся Рябышев, генерал Ветошников развёл руками:

- Нигде снять ничего не могу. Пусть Рогачевский с Родимцевым держатся как могут.

- Не удержатся.

- Тогда звоните маршалу.

- Да я только что звонил ему с НП и докладывал, что все атаки отбиты. Подождём.

В десять часов утра Рогачевский и Родимцев отразили вторую атаку.

Докладывая об этом в штаб фронта, Рябышев попросил вернуть ему две танковые бригады и стрелковую дивизию.
Маршал Тимошенко, подумав, согласился.

- Хорошо. Подойдут войска не сразу. Они сейчас в 60 километрах от передовой. А пока держитесь. Что-нибудь придумаем!

В полдень противник ворвался в первую траншею на левом фланге дивизии Рогачевского. В первой траншее гвардейцев на правом фланге дивизии Родимцева рвались гранаты немецких гренадёр.

- Нуждаюсь в немедленной помощи! - доложил генерал Рябышев в штаб фронта.

На этот раз маршал согласился сразу.

- Хорошо. Высылаю к вам 23-й танковый корпус.

Рябышев перевёл дух и бросил торжествующий взгляд на присутствовавшего при переговорах генерала Ветошникова.

Тот пожал плечами. Радости командарма начальник штаба явно не разделял.

- Насколько мне известно, танки 23-го корпуса отделяет от нашего правого фланга километров 70. Выдвигаться к нам днём, под бомбёжкой, танкисты не будут. Значит, раньше завтрашнего утра ждать их бесполезно.

- Тогда давайте снимать полки с передовой там, где обстановка спокойнее.

Через полчаса два полка, снятые с участков обороны 38-й и 175-й дивизий, выступили на правый фланг. Туда же пошли танки резервной танковой бригады.

Войска ещё только готовились к маршу, когда немецкие танки прорвали оборону на стыке дивизий Рогачевского и Родимцева и устремились в тыл 28-й армии.




Читатели (66) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы