ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 197

Автор:
Глава 197.





Ровно в полдень 11 июня немецкая авиация начала массированный налёт на позиции подполковника Романова на плацдарме за Великиим Бурлуком. Одновременно заговорила немецкая тяжёлая артиллерия. На позиции Романова посыпались мины. С наблюдательного пункта генерала Белобородова, оборудованного на высотке по другую сторону реки, было видно, как передовая окуталась дымом, как фонтанами взлетают к небу комья земли над позициями обозначившей себя батареи, как запылали хаты в Орошимовке и Красногвардейском. Чёрно-серая пелена застлала горизонт на западе. Связь с Романовым прервалась. Ещё не закончились бомбёжка и артналёт, а на гребне дальних холмов показались похожие на маленьких чёрных жуков силуэты немецких танков. Перевалив через гребни холмов, танки поползли вниз по зелёным склонам и скрылись в лощине из поля зрения командира дивизии. За первой цепью последовала вторая. Генерал Белобородов насчитал двадцать танков и сбился со счёта. За танками бежала, пригнувшись, немецкая пехота. Когда первый немецкий танк вынырнул из лощины в семистах метрах от линии окопов подполковника Романова, над танком поднялся дымок, и танк остановился. Рядом с двумя другими взлетели комья земли от близких разрывов. Встретив отпор в центре и на левом фланге полка, танки повернули на север и двинулись в обход правого фланга. У подполковника Романова не было локтевой связи с правым соседом, и именно там, на правом фланге, было самое уязвимое место в обороне гвардейцев. Правофланговый батальон полка был скрыт от НП командира дивизии складками местности, и генерал лишь по интенсивности орудийной канонады мог догадываться об идущем там упорном бое.

Спустя час канонада стихла, и Романов вышел на связь:

- Атака отбита. Прорыв танков на правом фланге ликвидирован огнём пушечного дивизиона. Пехота противника была отсечена от танков и прижата к земле. Противник отступает. Свои потери уточняю.

В это время прилетели немецкие пикировщики, построились в круг и принялись утюжить позиции Ронанова.
Через час немцы повторили атаку. Она тоже была отражена. И снова прилетели "Юнкерсы" и возобновился артналёт. Через час последовала третья атака. И она была отражена. Несколько раз немецкие танки прорывались к реке, но заболоченный восточный берег Великого Бурлука не позволил им с ходу преодолеть водную преграду, а единственный мост через реку взорвали сапёры дивизии Белобородова. Противнику нужно было во что бы то не стало подтянуть к берегу пехоту, чтобы закрепить успех. Но как раз этого не позволяли ему пулемётчики Романова, раз за разом отгоняя немецкую пехоту с большими потерями.

Подполковник Романов едва успел доложить в штаб дивизии об отражении третьей атаки, о двадцати подбитых с утра немецких танках и о больших потерях, понесённых за день гвардейцами, как на позиции полка в четвёртый раз посыпались бомбы, снаряды и мины. На этот раз это был настоящий огненный ад и по интенсивности огня, и по продолжительности бомбёжки. Ровно в восемь генерал Белобородов услышал в телефонной трубке глухой голос подполковника Романова:

- Идут! Штук сто танков, если не больше.
- Держись, Романов! - ответил генерал.

Его просьба разрешить переправить на плацдарм подкрепления не встретила понимания в штабе 38-й армии. Полковник Иванов объяснил генералу, что армия, выполняя приказ из штаба фронта, ведёт контрнаступление вдоль шоссе Купянск-Харьков, что бои очень тяжёлые, успеха нет, и что дивизия Белобородова - последний армейский резерв командарма Москаленко.

На плацдарме у Романова творился настоящий ад.Сотню фугасных и осколочных снарядов выпускали за один залп наступающие немецкие танки. Вскоре полк Романова был ими расчленён. Танки крутились на окопах гвардейцев, наматывали на гусеницы телефонный кабель, давили противотанковые орудия. Уже десятки танков вышли на высокий западный берег Великого Бурлука, но немецкая пехота по-прежнему не могла за ними последовать. Всякий раз пехоту останавливал убийственный пулемётный огонь из сохраняющихся очагов обороны.

Уже наступала ночь, когда подполковник Романов вышел на связь:

- Мой КП окружён танками. Веду с ними бой. Осталось две пушки. Три четверти бронебойщиков выбыли из строя. Связь с передовой поддерживаю. Фронт прорван, но гвардейцы не покидают своих позиций.

В полночь командарм Москаленко разрешил Белобородову отозвать полк Романова с плацдарма и вывести в тыл, а главные силы дивизии выдвинуть к реке, по которой и удерживать оборону.

Ночью остатки полка Романова вышли из оперативного окружения, перешли вброд реку и отступили во второй эшелон. Романов прибыл с докладом на КП Белобородова. Он доложил о 27 подбитых с утра танках, но оговорился, что немецкие танкисты берут подбитые машины на буксир и транспортируют в тыл для ремонта.

В следующие два дня все попытки пехоты противника форсировать Великий Бурлук были пресечены гвардейцами Белобородова.

14 июня атаки противника прекратились. 14-я танковая и 71-я пехотная дивизии, атаковавшие Белобородова, получили приказ перейти к обороне. В 14-й танковой дивизии после трёх дней тяжёлых боёв с войсками 38-й армии на ходу осталось 60 танков.
Потери, таким образом, составили 100 танков.

Прошло ещё несколько дней. На фронте 38-й армии продолжалось затишье. Как-то вечером, когда генерал Белобородов с комиссаром Бронниковым осматривал новые позиции полка Романова, развёрнутые во втором эшелоне, в расположение полка прибыла кавалькада из штаба фронта - несколько штабных машин в сопровождении бронетранспортёров охраны.
Из машины вышел коренастый невысокий человек во френче и фуражке военного образца, но без знаков отличия. По тому, как держались рядом с ним прибывшие штабные офицеры, генерал Белобородов быстро заключил, что он-то здесь и главный,
и представился ему по форме. Тот пожал генералу руку и представился в ответ:

- Член Военного совета фронта Хрущёв. Покажите мне, генерал, ваш 22-й гвардейский полк. Мне известно, что в бою с танками и пехотой 11 июня полк потерял три четверти личного состава, но сохранил боеспособность.

Белобородов провёл Хрущёва по батальоном. Тот расспрашивал бойцов о подробностях боя. Перед отъездом Хрущёв пообещал Белобородову прислать из резерва фронта пополнения и усиление.

На следующий день прибыли 500 курсантов учебного батальона - это было отлично обучене пополнение, в котором полк остро нуждался. Прибыло и усиление - артполк артиллерии РГК и артполк "катюш". Одновременно Белобородов получил приказ готовить наступление через Великий Бурлук. Однако приказ был в тот же день отменён.

20 июня дивизионная разведка Белобородова установила, что в расположение противника на другом берегу реки прибывают части 60-й и 297-й немецких пехотных дивизий. В ночь на 21 июня по лощине за рекой, где разбил бивак 522-й пехотный полк 297-й дивизии, был произведён залп "катюш".

Вечером 21 июня штаб армии предупредил генерала Белобородова, что с часа на час ожидается новое немецкое наступление.




Читатели (76) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы