ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 196

Автор:
Глава 196.




Майские дни 1942 года в Северной Африке были необычайно жаркими.

Солдаты армии Роммеля, чтобы спастись от полуденного зноя, выкапывали ямы в песке и устанавливали над не успевшей прогреться после холодной ночи землёй две палатки одну над другой. Если каменистая почва не позволяла вырыть яму, двойные палатки натягивали между танками или грузовиками. Но самым надёжным укрытием от зноя пустыни и от налётов британской авиации были "сангары" - большие обломки скал, в тени которых и устанавливались палатки.

Все палатки, автомобили и танки маскировали кустами верблюжьей колючки, в изобилии произрастающей вдоль северного края Африканского плато. В полдень солнце раскаляло почву, и в колеблющемся знойном воздухе пустыни возникали миражи. На расстоянии в 50 шагов танк или пушка утрачивали чёткость очертаний, а в ста шагах эти очертания и вовсе становились причудливыми и изменчивыми, и это отлично помогало маскировке. Танковая броня раскалялась на солнце так сильно, что немецкие танкисты жарили на броне яичницу из яиц, которые покупали у местных арабов.

У итальянцев карманных денег было меньше, и рацион итальянцев был неизменен: плавленый сыр в тюбиках, рыбные консервы, немецкий хлеб в фольге и колбасный фарш в консервных банках с большими буквами "АМ", что было аббревиатурой от Administration Militair, но злыми языками расшифровывалось как Arabo Morte - "Мёртвый Араб". Уже в процессе намазывания фарша на хлеб бутерброд был со всех сторон облеплен жёсткокрылыми насекомыми. Отгонять их было совершенно бесполезно. Так, с хрустом, и ели. О цыплятах, помидорах и финиках, которые немцы покупали или выменивали на керосин у тех же арабов, итальянцы могли только мечтать.

Ночи в мае были холодными, и можно было отдохнуть от жары. Но не от гадюк и скорпионов, нередко заползавших в палатки.

Хуже всего, однако, было полное отсутствие развлечений. Зимой, чтобы согреться, по утрам играли в футбол. Теперь резались с утра до вечера в "скат", зачитывали до дыр армейскую газету "Оазис", ловили по радио музыкальные передачи из Европы. На всю Ливию был только один бордель - в Триполи, на Виа Тассони, 4. Но великовозрастные итальянки, которые приезжали туда работать, отчаявшись заработать хоть что-нибудь на родине, были одна страшнее другой. Немецкие офицеры предпочитали заводить знакомства в тыловом госпитале в Дерне. Там работали 200 немецких медсестёр. Были среди них и прехорошенькие.

25 мая Роммель отдал командирам последние приказы перед наступлением.

План Роммеля был столь же дерзок, сколь и незатейлив. Прикрывшись с востока, со стороны укреплённых позиций англичан,
группой генерала Крювеля (два корпуса итальянской пехоты, усиленные двумя немецкими гренадёрскими полками из состава 90-й лёгкой дивизии), Роммель намеревался одним стремительным ночным марш-броском обойти с юга укреплённую линию англичан и обрушиться главными силами с фланга на 8-ю британскую армию, одновременно не позволяя ей отступить, для чего на побережье между Газалой и Тобруком высаживался десант итальянской морской пехоты, усиленный подразделениями немецких сапёров, инженеров, дивизионом полевых пушек и тремя трофейными английскими танками. Десантом командовал полковник Хеклер, начальник инженерных войск армии Роммеля. Африканским танковым корпусом - главной ударной силой Африканской армии - командовал отозванный в марте с Восточного фронта с должности командира 18-й танковой дивизии генерал Вальтер Неринг. Помимо танкового корпуса, в состав ударной группы Роммеля входила 90-я лёгкая дивизия и сводное соединение "Зондергруппа 288", объединяющее все мобильные разведподразделения армии, усиленные армейской артиллерией и сапёрами. В задачу этой группы входили дальняя разведка и блокирование на дальних подступах доставки англичанами подкреплений из Египта.

Начиная операцию, Роммель довольно смутно представлял себе расположение войск противника за "линией Газалы", а количество этих войск оценивал весьма приблизительно. Начальник штаба Командования на Среднем Востоке генерал Окинлек и командующий 8-й армией генерал Ритчи тщательно маскировали все передвижения войск за укреплённой линией и соблюдали строгое радиомолчание. Как признался впоследствии начальник армейской разведки Роммеля, "если бы мы знали истинную картину, состав, расположение и количество войск противника, Роммель вряд ли рискнул бы наступать".

Так выходит иногда боком излишняя секретность. Английские генералы, владевшие всей картиной вполне, были слишком уверены в своём подавляющем превосходстве и просто не ожидали от Роммеля подобной наглости. Принимая командование 8-й армией, генерал Ритчи, прежде возглавлявший штаб Окинлека в Южном округе метрополии, хвастливо заявил: "Я возьму Триполи в любое время, когда захочу, с одним батальоном танков". Уже в начале зимы выяснилось, что Ритчи в качестве боевого генерала слишком осторожен, медлителен и нерешителен. Но Ритчи был лоялен Окинлеку, против которого сильно копали в Лондоне, и Окинлек морщился, но терпел Ритчи как меньшее зло.

Наступление Роммеля началось в два часа дня 26 мая.

Артиллерия и бомбардировщики обрушили удары на северный участок "линии Газалы" между морем и Тарик Капуццио. Полк немецких гренадер на левом фланге группы Крювеля демонстративно двинулся вперёд. В цепях наступающей пехоты шли грузовики с установленными в кузовах авиамоторами. По свидетельству очевидцев, "всё происходящее напоминало бродячий цирк". Авиамоторы ревели и поднимали такие облака пыли, что у английских генералов к вечеру не осталось сомнений в том, что "линия Газалы" будет атакована перед рассветом следующего дня всей Африканской армией фронтально, в том месте, куда Роммелю удобнее всего будет доставлять боеприпасы, провиант и горючее из тыла. О том же докладывали английскому командованию и мобильные разведгруппы южноафриканских дивизий, постоянно ведущие дальнюю разведку и наблюдающие из пустыни за всеми перемещениями Роммеля западнее "линии Газалы". Корпус генерала Неринга выдвигался во втором эшелоне вслед за авангардом Крювеля строго на восток.

До позднего вечера армады бомбардировщиков Ju-88 и He-111 бомбили взлётные полосы английских прифронтовых аэродромов и привели их наконец в полную негодность.

В половине одиннадцатого, как только стемнело, Роммель передал по радио пароль "Венеция". По этому сигналу главные силы армии повернули на юг, перестроившись в три колонны. В голове центральной колонны двигались мотоциклисты и бронемашины "Зондергруппы". За ними вперемежку шли танки Неринга и 88-миллиметровые зенитные пушки. Эти орудия, спроектированные на заводах Круппа ещё в 1916 году и с тех пор почти не претерпевшие конструктивных изменений, зарекомендовали себя в Африке как самое эффективное средство борьбы с английскими средними танками "Матильда", "Валентайн", "Крузейдер" и "Бишоп". Особенность театра войны заключалась в том, что в знойную погоду поразить такое орудие прицельным выстрелом бронебойным снарядом с дальней дистанции было почти невозможно, а других снарядов в боекомплекте английских танков не было. Это позволило Роммелю выдвигать орудия в цепи авангарда наступающих танков, уступающих английским машинам в толщине брони и не имеющих достаточно мощных орудий для танкового боя с ними. Зато в боекомплекте танков Роммеля были фугасные и осколочные снаряды, что было кошмаром для мотопехоты и артиллерии противника.

За танками Неринга в центральной колонне следовали штабы, радиостанции, сапёры, инженеры и обозы с боеприпасами, продовольствием и горючим.

Слева центральную колонну прикрывала усиленная немецкими командирскими танками колонна итальянской бронетехники и мотопехоты генерала Наварини в составе мотодивизии "Триесте" и танковой дивизии "Ариете". Справа, на максимальном удалении от "линии Газалы", двигалась колонна 90-й лёгкой дивизии.

Ночь была тёмной. Колонны двигались с потушенными фарами, соблюдая радиомолчание. Ориентиром служило зарево пожара над Бир-Хакимом (в переводе - Собачий Колодец), специально засыпанным накануне зажигательными бомбами.




Читатели (80) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы