ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 185

Автор:
Глава 185.




Под крылом У-2, в котором капитан Покрышкин, завершивший экспериментальные полёты на трофейном "Мессершмитте", возвращался в свой 16-й гвардейский авиаполк, перебазировавшийся в Славино, расстилалась изумрудно-зелёная степь. Когда на западе блеснула лента Северского Донца, самолёт пошёл на снижение. Покрышкин сидел на месте пассажира, держа на коленях небольшой чемоданчик, на котором сверху лежала куртка-реглан. По привычке, подлетая к аэродрому, Покрышкин внимательно окинул взглядом небо от горизонта до горизонта. Над рекой тут и там поднимались густые облака чёрно-бурого дыма и пыли. Немецких самолётов поблизости не было.

Возле КП полка пилота приветствовали боевые товарищи.

- Ну как, облетал "худого"? Лучше нашего нового ЯКа? А сколько он берёт с собой снарядов?
- Сам сосчитаешь, когда он их в тебя выпустит. А меня пустите к командиру. Потом всё расскажу.

Командир полка сидел в скупо освещённой землянке, разговаривал по телефону и жестом предложил Покрышкину подождать.
Затем он прикрыл трубку рукой и повернулся к пилоту.

- Ты совсем вернулся? Сегодня отдыхай, а завтра утром перед получением первого задания расскажешь. Я соберу весь личный состав здесь, возле штаба. Да, ты уж извини, но твоей эскадрильей теперь командует капитан Комоса. Пойдёшь к нему в замы?

- Пойду.

На следующее утро на земле вокруг КП расселись пилоты. Командир и комиссар полка сидели на скамеечке. Покрышкин рассказал о сильных и слабых сторонах немецкого истребителя, демонстрируя маневры на макете, который он держал в руке. Не успел он закончить, как из штаба дивизии пришёл приказ на боевой вылет.

Забравшись в кабину новенького ЯК-1, Покрышкин не обнаружил парашюта. По лётному полю бежали, таща в руках парашют в чехле, две девушки. Капитан нахмурился. Девушки в столовой или в штабе - явление обычное. Девушки на лётном поле - это к беде. Прошипев что-то нечленораздельное улыбающимся девушкам, Покрышкин принял у них парашют и вырулил на взлёт.
Уже в воздухе он обнаружил, что командир эскадрильи и его ведомый замешкались на старте. Между тем бомбардировщики СУ-2, которые предстояло сопровождать к немецкой переправе под Лисичанском, уже взлетели. Пришлось Покрышкину принимать командование шестёркой, что было, разумеется, плохо, принимая во внимание, что радио в кабине, работающее на передачу, было только в самолёте командира. А инструктаж перед вылетом Покрышкин и вовсе пропустил.

Девятка бомбардировщиков СУ-2 шла впереди и чуть снизу в плотной группе. Покрышкин и его ведомый на большой скорости рыскали с фланга на фланг, внимательно сканируя горизонт, ещё четыре самолёта прикрывали всех сверху и сзади.

К Лисичанску, окружённому невысокими горами, подлетели без происшествий. Сбросив бомбы на переправу, СУ-2 стали звено за звеном разворачиваться, набирать скорость и высоту, при этом первое звено сильно оторвалось от остальных. Покрышкин выругался. Теперь строй бомбардировщиков напоминал колбасу, которую повар резал на ломтики, один за другим скатывающиеся со стола. Только этого и ждали немецкие пилоты, дежурившие в облаках над переправой. Восемь Ме-109 попарно, звено за звеном, вывалились из плотного облака и тут же устремились в погоню за ломтиками, не обращая внимания ни на Покрышкина, ни на "колбасу". Покрышкин и его ведомый устремились на перехват и атаковали во фланг, открыв огонь с близкого расстояния. "Мессершмитты" взмыли к облакам, один из них задымил и вышел из боя, сопровождаемый напарником. Теперь шансы сторон должны были уравняться. Осмотревшись по сторонам, Покрышкин не увидел четвёрки верхнего этажа. Она осталась выше облаков. Тем временем немцы снова вывалились из облаков и атаковали оторвавшиеся от строя СУ-2. Покрышкин и его ведомый, словно два пса, стерегущих разбегающееся стадо, носились туда и сюда, расстреливая "Мессершмитты" в упор. Когда сбитый ведущий немецкой эскадрильи нырнул и колом пошёл в землю, остальные вышли из боя и отвалили в сторону. Догнав бомбардировщики, Покрышкин пересчитал их. Все были целы. Пропавшую четвёрку капитан встретил на лётном поле.

- В следующий раз каждого, кто оставит строй, расстреляю своими руками на земле как предателя, - предупредил он. Капитан
Комоса, стоявший тут же, промолчал.

Во втором вылете этого дня эскадрилья ЯКов сопровождала на штурмовку танков две эскадрильи ИЛов, загруженных под завязку ампулами с коктейлем Молотова. Сбросив на лесок под Изюмом, где, согласно сведениям из штаба дивизии, укрылись немецкие танки, свой зажигательный груз, штурмовики легли на обратный курс. Внизу полыхнуло море огня. На половине обратного пути из облаков вывалилась шестёрка "Мессершмиттов". Покрышкин и его ведомый погнались за ведущим. Тот искусно увёртывался. На хвост Покрышкину село второе немецкое звено. Мотор ревел. Гимнастёрка капитана промокла насквозь и неприятно липла к телу. И снова нигде не было видно второй четвёрки! Командира эскадрильи с ними не было, у него открылась язва желудка, и он ещё на земле попросил командовать Покрышкина.

Однако и на этот раз всё обошлось. Вернувшись на аэродром, Покрышкин никого не расстрелял, ограничившись устным выговором и продолжительным разговором по душам. До конца дня Покрышкин не потерял ни одного самолёта, записав в свой актив два Ме-109, один Ме-110 и один Ju-88.

- Завтра принимай командование. У меня язва совсем разыгралась, - похлопал по плечу Покрышкина капитан Комоса, выходя поздно вечером из столовой, где пилоты обмыли возвращение Покрышкина из командировки.

Утром следующего дня Покрышкин и его ведомый вдвоём сопровождали две эскадрильи ИЛов на штурмовку колонны. В верхнем этаже летели четыре МИГ-3 с бомбами под крыльями. Пролетели над горами под Лисичанском. Когда ИЛы, сделав своё дело, стали разворачиваться, четвёрка МИГ-3 спикировала на цель. Следом спикировала пара "Мессершмиттов". Не обращая внимания на Покрышкина, они атаковали сверху и сзади последнее звено МИГ-3. Ещё одна пара "Мессершмиттов" атаковала последнее звено ИЛов. Звено Покрышкина разделилось. Ведомый атаковал первую группу, капитан - вторую. Заметив Покрышкина на хвосте, немцы развернулись в сторону солнца и стали набирать скорость. Покрышкин устремился в погоню. Яркое солнце слепило глаза. Пилот выжимал максимум из своего мотора, но расстояние, отделяющее его от серых силуэтов, продолжало увеличиваться. Это было странно. Удаляться от ИЛов слишком далеко было нельзя, и капитан нехотя развернул самолёт. Немецкие пилоты, недолго думая, тоже развернулись и погнались за Покрышкиным. Они быстро приближались. ЯК-1 набирал скорость не так быстро. Уходить было поздно. Покрышкин развернулся навстречу. Немецкие пилоты тут же взмыли под облака, выполнили "бочку" и снова атаковали Покрышкина сверху и сзади. Горючего у Покрышкина оставалось в обрез - только чтобы дотянуть до аэродрома. Пилот решил лететь кратчайшим путём к линии фронта. Он развернулся на восток и дал полный газ. Мотор вибрировал от напряжения. "Мессершмитты" приближались. Когда они приблизились на расстояние, с которого могли открыть огонь наверняка, Покрышкин круто спикировал к земле. Он уже понял, что атакован усовершенствованной моделью Me-109f. Убедившись, что преследователи спикировали за ним, капитан бросил самолёт на горку и закрутил спираль. В глазах потемнело от перегрузки. В верхней точке спирали пилот выел машину через крыло в горизонтальный полёт, резко сбросив скорость. Оба немецких пилота проскочили мимо. Ведущий попал в перекрестье прицела. Покрышкин расстрелял его из пушки и пулемётов. Зависнув на секунду, Me-109f камнем пошёл вниз и взорвался, врезавшись в землю. Покрышкин погнался за ведомым, но не догнал. Бросив взгляд на приборы, Покрышкин нахмурился и повернул к аэродрому. Уже был виден Лисичанск, и пилот набрал высоту и поднялся выше облаков, чтобы дотянуть до аэродрома, который был уже совсем рядом. Треск пуль по фюзеляжу вернул Покрышкина к на секунду потерянной бдительности. Повинуясь инстинкту, пилот выполнил "бочку" со снижением. Это лучший приём, если вы хотите вынудить преследователя проскочить вперёд. Проскочив мимо, два немецких пилота стали набирать высоту. Задрав нос, Покрышкин дал им вслед длинную очередь и пошёл на посадку, нырнув в облако. Издалека он увидел начальника штаба, дежурившего по обыкновению на крыше штабной землянки с биноклем в руках. Когда самолёт вырулил на стоянку, Покрышкин снял шлемофон. Один наушник был оцарапан пулей. Смерть в очередной раз прошла в одном сантиметре от пилота.



Читатели (80) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы