ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 181

Автор:
Глава 181.



До восхода солнца оставались минуты. Гвардейцев выручили тучи, затянувшие небо от горизонта до горизонта. Пошёл мелкий дождь. Немецкие самолёты остались на аэродромах. Люди из отряда Белова перевели дух, кое-как укрывшись в кустарнике. Подполковник Кононенко отправил разведчиков в деревню, расположенную в полукилометре от бивака. В деревне стоял сильный немецкий гарнизон. Это и были, судя по всему, лесорубы. Выслав вперёд дозоры, генерал Белов поднял людей и повёл прочь от деревни, затем cвернул влево через пеньки прямо на юг.

Пройдя 15 километров под дождём, вышли к заболоченному лесу. Люди валились с ног от усталости. Уже несколько суток одежда их не просыхала от туманов, росы и дождя. Ноги почти у всех были в мозолях, обувь просила каши или вовсе развалилась. Когда ели в последний раз, уже забыли. Все деревни на пути отряда были заняты противником. У разведчиков Кононенко в промасленном брезенте имелся неприкосновенный запас сухих веток для костра и спички. Когда дождь перестал, в лесу разложили костры, почти не дававшие дыма. Обогревшись, люди заснули сидя среди кочек.

Через несколько часов их подняли и повели дальше на юг. Двигавшийся впереди аванпост Кононенко обнаружил на просёлочной дороге отряд немецких автоматчиков. Немцев было человек тридцать.

Присмотревшись внимательно в бинокль, подполковник по физиономиям "немцев", по сидящей на них кое-как форме и по явно мужиковатым телодвижениям офицера сразу определил, что это переодетые в немецкую форму партизаны. Разведчики подобрались ближе и, окружив "противника", распределили между собой цели и на всякий случай взяли их на мушку. Затем подполковник Кононенко вышел из кустов и назвал пароль. В ответ прозвучал отзыв. Оказалось, что разведчики наткнулись на заготовителей партизанской дивизии майора Галюги, собиравших продовольственную и фуражную дань с селян, давно уже переставших давать что-либо партизанам - слишком много разных "партизан" бродило по лесам с начала войны, всех было не прокормить. Другое дело немцы, у которых разговор был короткий: чуть что не так - пуля.

Заготовители предупредили Кононенко, что оставаться по эту сторону Десны в советской форме смертельно опасно, особенно в последние дни, когда немцы буквально наводнили окрестные леса и сильно затруднили работу заготовителям. До аванпостов майора Галюги было километров двадцать. Нужно было пересечь полотно железной дороги и переправиться через Десну. Окруженцам дали немного еды и проводника. Тот повёл отряд звериными тропами на восток, обходя стороной древни и просёлки.

Перед рассветом 22 июня отряд вышел к берегу Десны. Над рекой стелился туман. От воды тянуло холодом. Проводник крикнул по-птичьи. Вскоре из тумана показались три лодки. На них и переправились через реку. Едва оказались на восточном берегу, как из-за реки, со стороны выставленного у села Снопоть смешанного арьергарда из окруженцев и партизан, послышалась стрельба. Из последних сил добрались окруженцы до деревни Марьинка на ничейной территории. У кого хватило сил, - разбрелись по сараям. Остальные повалились с ног прямо во дворах. И только неутомимый подполковник Кононенко оставался на ногах. Подполковник был занят важным делом - на кострах, разложенных посреди села, он готовил обед для штаба. Под его руководством селяне несли к кострам мясо, птицу, другие продукты. Генерал Белов и комиссар Щелаковский разместились с комфортом на лавках в самой чистой избе.

Вскоре в Марьинку прибыл майор Галюга. Он был подтянут, подчёркнуто вежлив, немногословен. По его словам, партизаны контролировали в этом районе восточный берег Десны. Они заняли доты и дзоты, оставшиеся здесь с осени 1941 года.

Однако в последние дни положение партизан сильно осложнилось. Сюда, в лесную глушь за рекой, нагрянули немцы, наводнили гарнизонами деревни и грозили свести на нет работу заготовителей майора. Майор не скрыл от генерала Белова, что был бы чрезвычайно рад как можно скорее препроводить его отряд в расположение 10-й армии, избавиться тем самым от нежелательного для партизан соседства и вернуться к привычным партизанским будням.

- Товарищ генерал, полковник Ануфриев и подполковник Билых ожидают Вас в моём штабе. Не угодно ли коня?

Через пять минут майор и генерал скакали на восток по лесной тропе.

В штабе майора Галюги оказались исправная рация с радистом. На связи был Жуков.

- Товарищ командующий, три мои колонны подошли. Четвёртая подходит, ожидаю с часу на час. Люди сильно измождены и нуждаются в отдыхе.

- Ваши ближайшие планы?

- Дождаться прибытия 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и 329-й стрелковой дивизии, а пока предоставить людям отдых.

- Отдыхайте сутки и выступайте на восток, не дожидаясь остальных. Подробности у майора.

Пока гвардейцы отдыхали в Марьинке, Белов и Галюга поскакали в партизанский госпиталь и провели в нём два часа. Генерал Белов поговорил с ранеными, оставленными здесь генералами Барановым и Казанкиным. Узнав от Белова, что завтра колонна выступает на восток, раненые забеспокоились и стали настойчиво проситься в обоз: оставаться у Галюги никто не хотел.

Белов заверил раненых, что всех их возьмут в обоз Ануфриев, Солдатов и Зубов. А самых тяжёлых, для кого сорокакилометровый путь в обозе и переход линии фронта не по силам, партизаны укроют в брянских лесах так, что никакие немцы не найдут.

Когда Белов и Галюга вернулись в штаб, генералу вручили телеграмму Жукова и Соколовского. В телеграмме сообщалось, что ночью на партизанском аэродроме сядут пятнадцать У-2. Самолёты выполнят за ночь два рейса через линию фронта. Белов должен был включить в полётный лист старших штабных офицеров по своему усмотрению. Сам генерал Белов и комиссар Щелаковский в обязательном порядке должны были лететь с первым рейсом.

Генерал Белов попрощался с офицерами штаба и командирами, которых должен был теперь вести через линию фронта подполковник Кононенко, тут же назначенный новым начальником штаба кавалерийского корпуса.

Вечером все вылетающие собрались на аэродроме. Над лесом медленно опускались сумерки. Где-то далеко шёл бой. Слышны были пулемётные очереди, разрывы снарядов и мин. А на поляне и в окрестном лесу подавали голоса ночные птицы.

Спустя полчаса генерал Белов наблюдал из кабины У-2, как далеко внизу под крылом самолёта мелькают огоньки выстрелов, тянутся цветные нити трассирующих пуль, вспыхивают осветительные ракеты.

Самолёт благополучно приземлился на тыловом аэродроме 10-й армии.

Командир и комиссар авиаполка встретили генерала и комиссара на лётном поле и проводили на заранее приготовленную для них квартиру.

Белову и Щелаковскому не спалось в мягких постелях. Вокруг стояла мёртвая тишина, изредка нарушаемая шумом моторов У-2. Генерал и комиссар ворочались с боку на бок, курили, наконец оба выбрались из кроватей и отдёрнули занавески на окнах.

Снаружи занималось утро 25 июня. Пока гостеприимная хозяйка избы готовила завтрак, генерал и комиссар умылись и побрились у колодца.

Позавтракав, отправились в штаб авиаполка. Здесь их ждала неприятная новость. Второго рейса через линию фронта не было. Сразу после вылета самолёта Белова немцы заняли аэродром майора Галюги.

Белов и Щелаковский хмуро переглянулись.

- Товарищ генерал! Командующий 10-й армией приглашает Вас и комиссара позавтракать с ним в штабе. Машина ждёт во дворе.

Всю дорогу комиссар Щелаковский сосредоточенно морщил лоб.

- О чём задумались, Алексей Варфоломеевич? - поинтересовался генерал Белов.

- Как-то там наши сейчас, - вздохнул Щелаковский.

- Да, Галюге теперь дадут жару.

Уже после войны Белов узнал, что майор Галюга двое суток вёл очень тяжёлый бой, был ранен и взят немцами в плен, где с трудом выжил.

В штабе 10-й армии уже был накрыт стол. Командующий армией генерал-лейтенант Попов, в прошлом кавалерист и давний знакомый генерала Белова, радушно приветствовал прибывших и рассказал, как перешли линию фронта генералы Баранов и Казанкин.

- Главное, коней не бросили, не оставили своих верных друзей! Провели и через траншеи, и через минные поля, и через проволочные заграждения. Так, на конях, и въехали в наши боевые порядки. Ей-богу, Павел Алексеевич, порадовали они меня!



Читатели (60) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы