ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 55

Автор:
Глава LV

Начальник Оперотдела штаба Юго-Западного фронта полковник Баграмян оставался в Проскурове до позднего вечера 2 июля. Когда разведка, высланная им по дороге на Тернополь, возвратилась с известием о быстро приближающейся к городу колонне немецких танков, полковник, так и не дождавшись известий из штаба армии Музыченко, на штабной машине выехал в сторону Житомира догонять штаб фронта. Утром, когда он вошёл в помещение штаба, все слушали радиообращение Сталина. Кирпонос, увидев Баграмяна, вскочил со стула: «Где штаб Музыченко, что с его армией?»
Баграмян только развёл руками и доложил обстановку в Проскурове. Лишь к вечеру в штаб фронта пришло известие о том, что Музыченко находится в Староконстантинове. Кирпонос отправил в Староконстантинов нарочного с депешей к Музыченко. В письме он в резких выражениях отчитал командарма за неспособность наладить связь со штабом фронта и потребовал подробных донесений. Ночью нарочный вернулся с ответом. Музыченко докладывал, что два стрелковых корпуса, 36-й и 37-й, окружены, и связи с ними нет. Остальные войска на его правом фланге отступают на юг, в Изяславский укреплённый район, преследуемые по пятам танковым авангардом фон Клейста. Прикрывающий отход 24-й мехкорпус только что оставил Волочиск. 4-й мехкорпус Власова выводится с передовой на западе и направляется на восток для контрудара во фланг прорвавшимся с севера танкам фон Клейста.
Кирпонос ещё читал донесение, когда из Москвы позвонил Жуков. Он снова потребовал погрузить в эшелоны и немедленно отправить в глубокий тыл все нуждающиеся в доукомплектовании мехкорпуса, а одиннадцать артполков фронтового резерва придать 16-му мехкорпусу, выдвигающемуся из района Винницы далеко на север, в Мозырь. Оттуда, с предмостного укрепления на Припяти, корпус, по замыслу Генштаба, должен был с юга ударить на Бобруйск во фланг Гудериану, форсирующему Березину, и тем самым обеспечить решающий успех контрнаступлению 21-й армии, выдвигающейся из Гомеля в направлении Рогачев-Бобруйск. Выслушав доклад Кирпоноса об обстановке на Юго-Западном фронте, Жуков сделал паузу. Он, очевидно, не сразу переключился с проблем Западного фронта на проблемы фронта Юго-Западного. А когда переключился, приказал Кирпоносу сворачивать штаб в Житомире, ехать в Киев и организовать оборону на непосредственных подступах к городу.
- Где 4-й мехкорпус? - спросил Жуков, и по спине у Кирпоноса прошёл холодок. Жуков уже задавал ему этот вопрос дважды, когда ещё был здесь, в штабе фронта.
- Корпус прикрывает отход армии Музыченко, поэтому быстро вывести его с передовой не удалось.
- Немедленно организуйте контрудар силами 4-го мехкорпуса во фланг прорвавшимся танкам, а командарму 5-й армии Потапову прикажите немедленно всеми силами, без подготовки и раскачки, контратаковать с севера левый фланг и тыл фон Клейста, чтобы отвлечь его и вынудить перебросить часть сил с правого фланга на левый, ослабив тем самым натиск на критическом направлении. Корпусу Рокоссовского прикажите оседлать дорогу на Житомир. Он прикроет ваш отход.
На этом сеанс связи был окончен. Кирпонос с трудом сдерживал переполнявшее его негодование. Жуков разговаривал с ним, как со школьником, не выучившим уроков, а сам забрал армию Лукина с Киевского направления и оставил фронт без резервных противотанковых артдивизионов. Теперь все шишки и ответственность пали на него, Кирпоноса.
5 июля штаб Юго-Западного фронта переехал в Бровары, пригород Киева на восточном берегу Днепра. Однако вскоре события на передовой приняли такой оборот, что управлять войсками, сидя в Броварах, стало решительно невозможно, и уже 8 июля Кирпонос и Хрущёв выехали на правый берег Днепра в штаб Музыченко. Чтобы не нарваться на немецкие танки, пришлось сделать крюк через Белую Церковь. Все дороги, ведущие на восток, были забиты отступающими войсками и колоннами беженцев, тысячами бредущих вдоль обочин с узелками за плечами. На переправах у разрушенных мостов скапливались огромные пробки. Авиация противника бомбила колонны не переставая, и на забитых дорогах каждая бомба и каждая пулемётная очередь находили цель.
На следующий день командующий с Хрущёвым вернулись в штаб фронта. Оба были мрачные. Контрудар армии Потапова с севера запаздывал: база операций 22-го мехкорпуса отстояла на 200 километров от рубежа развёртывания. Пользуясь этой задержкой, фон Клейст смог сосредоточить на Киевском направлении мощный бронированный кулак. 11-я танковая дивизия генерала Ангерна, смяв слабую импровизированную оборону, которую попытался организовать Кирпонос по реке Случь силами 19-го мехкорпуса (у Фекленко оставалось к этому времени на ходу около 40 танков) и снятого с эшелонов 7-го стрелкового корпуса, следовавшего с Южного фронта на берега Припяти для участия в контрнаступлении на Бобруйск, устремилась на восток по шоссе Шепетовка-Чуднов-Бердичев, слева от неё, южнее Новоград-Волынского, линию окопов 7-го стрелкового корпуса прорвала 13-я танковая дивизия. Оставив позади окруженный стрелковый корпус, немецкие танки устремились к шоссе Новоград-Волынский - Житомир, заходя в тыл батареям Рокоссовского, перекрывавшим шоссе. Следом за 13-й танковой дивизией фон Клейст ввёл в прорыв 14-ю танковую и 25-ю мотодивизию. За 11-й танковой также двигались одна за другой несколько дивизий. На центральном участке Юго-Западного фронта к югу от Новоград-Волынского образовался разрыв протяженностью около ста километров. Утром 7 июля танки генерала Ангерна ворвались в Чуднов, перешли по мосту реку Тетерев и спустя ещё четыре часа катились по улицам Бердичева. Танки 15-го мехкорпуса, сведённые в одну дивизию под командованием Огурцова, вошли в Бердичев с юга и выбили из города авангард Ангерна, но уже на следующий день были вынуждены отойти, чтобы пополнить запасы топлива и боеприпасов, а пехоты и артиллерии, чтобы удержать город, у Музыченко поблизости не было. 7-й стрелковый корпус остался в окопах на восточном берегу реки Случь и продолжал вести бой в окружении, связи с ним не было. Танки Фекленко отошли в Новоград-Волынский. Сводная дивизия генерала Власова – остатки 4-го мехкорпуса – двигалась с юга на Чуднов. С падением Бердичева возникла угроза Житомиру с юга и Белой Церкви с запада.
Узнав о падении Бердичева, Жуков был очень удивлён. «Не понимаю, как вы ухитрились пропустить фон Клейста через Шепетовский укрепрайон»,- попенял он Кирпоносу и приказал ему отбить Бердичев всеми силами имеющейся у него бронетехники, в том числе теми, которые по приказу из Москвы готовили для отправки в тыл. Противотанковую артиллерию Жуков вернуть отказался, он предложил Кирпоносу развернуть против танков зенитную артиллерию и бросить на них всю фронтовую бомбардировочную авиацию. Для обороны Киева Жуков пообещал прислать резерв: 2-й воздушно-десантный корпус, дислоцированный в Нежине, Чернигове и Конотопе.
В штабе Кирпоноса обсуждали план совместного контрудара 5-й и 6-й армий во фланги группе фон Клейста и 6-й армии фон Рейхенау, когда из Житомира пришло известие: на окраинах города показались немецкие танки. Другое известие пришло из Новоград-Волынского: по улицам города разъезжают немецкие разведчики на велосипедах, за ними следуют бронемашины: в город входит 132-й немецкий кавалерийский полк. Началось ожесточенное сражение за Новоград-Волынский. Вытесненные из города, советские части укрылись в окрестных лесах и в продолжение трёх дней непрерывно контратаковали, пока у артиллеристов не подошли к концу снаряды. Вечером 9 июля пришли наконец долгожданные известия с передовой: контрнаступление на флангах немецкого клина началось. Немецкие танковые колонны, подвергшись массированному налёту советских бомбардировщиков, приостановили продвижение, танки рассредоточились в лесах вдоль дорог. Мехкорпус Власова ворвался с юга в Чуднов, перерезав линию коммуникаций 11-й танковой дивизии. За ним следовал, отставая на два дневных перехода, 49-й стрелковый корпус. Одновременно мобильная сводная группа полковника Бланка, организованная Потаповым из мотопехоты и артиллерии, вышла с севера к дороге Новоград-Волынский – Житомир и с ходу атаковала во фланг движущуюся по шоссе маршевой колонной 298-ю пехотную дивизию. Застигнутая врасплох, немецкая дивизия была сброшена с шоссе к югу, один из её полков был полностью разбит. Таким образом, авангарды группы фон Клейста и 6-й армии фон Рейхенау лишились сразу обеих коммуникаций с тылом. Окажись сейчас у Кирпоноса под Киевом свежий мехкорпус с тяжёлыми танками и достаточное количество противотанковых батарей,- и положение всей группы армий «Юг» могло сделаться неприятным. Однако ничего этого у Кирпоноса не было, а одними лишь ударами с воздуха и локальными рейдами на коммуникациях противника ни развить успех контрнаступления, ни даже закрепить его командование Юго-Западного фронта не могло. Зато оно получило короткую передышку для организации обороны на ближних подступах к Киеву.





Читатели (207) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы