ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 171

Автор:
Глава 171.




Поздно вечером 17 мая маршал Тимошенко возвратился в свой штаб. Здесь его ждал бледный Баграмян. Обрисовав маршалу всю опасность положения, генерал в очередной раз предложил свернуть наступательные действия под Харьковом, отвести войска за Северский Донец, а высвободившиеся при этом силы немедленно использовать для предотвращения угрозы оперативного окружения войск Городнянского, Подласа и Бобкина в барвенковском дефиле.

Тимошенко наотрез отказался. Всё, чего удалось добиться от маршала Баграмяну - это разрешение отвести в район слияния Береки с Северским Донцом кроме 23-го ещё и 21-й танковый корпус и выдвинуть туда же 248-ю стрелковую дивизию.

Маршал по-прежнему с оптимизмом смотрел в будущее. В таком же оптимистическом духе он переговорил в первой половине дня 18 мая со Сталиным. Баграмян уговорил Хрущёва перезвонить Сталину и доложить своё особое мнение как члена Военного совета. Выслушав Хрущёва, Сталин предложил ему довериться опыту маршала и согласиться с ним.

Не удалось переубедить Сталина и Василевскому, в очередной раз подменившему во главе Генштаба захворавшего маршала Шапошникова. Дважды Василевский связывался в этот день с Баграмяном и прямо спрашивал, сможет ли Тимошенко
ликвидировать кризис, возникший южнее Харькова в связи с переходом фон Клейста в наступление на Изюм. И оба раза Баграмян давал вполне однозначный ответ: нет, не сможет, если только не прекратит немедленно Харьковскую операцию и не отведёт все войска за Северский Донец.

Тем временем кризис в тылу у Тимошенко разрастался, а Малиновский с Баграмяном получали донесения с фронта с большим опозданием.

Из согласованного контрудара по немецким тылам силами 5-го и 2-го кавалерийских корпусов, усиленных 14-й гвардейской стрелковой дивизией, ничего не вышло. Танкисты и мотоциклисты фон Клейста развивали успех опережающими темпами. 3-й танковый корпус генерала кавалерии фон Макензена с 14-й танковой дивизией из Дрездена в авангарде и наступающая правее 16-я танковая дивизия из Вестфалии генерал-лейтенанта фон Хубе вели за собой полностью укомплектованные автотранспортом и надёжно прикрытые с воздуха 4-м воздушным флотом маршевые колонны пехотных дивизий, немедленно разворачивающихся уступом влево и вправо, что напрочь исключало прорыв кавалерии на коммуникации танкового авангарда. Глубокий обход слева кавалерией генерала Бобкина предотвращали развёрнутые на крайнем левом фланге у фон Клейста две румынские пехотные дивизии с тяжёлой артиллерией.

Захватив южную часть Барвенково во второй половине дня 17 мая, танкисты фон Макензена переправились через Сухой Торец по понтонному мосту, наведённому правее сапёрами фон Хубе. Дивизия фон Хубе, форсировав Сухой Торец, наступала на Изюм тремя колоннами - Зикениуса, Крумпена и фон Витцлебена. Это позволило генерал-лейтенанту фон Хубе вести наступление, не задерживаясь перед позициями пытающихся прикрыть Изюм с юга разрозненных дивизий 9-й армии.

Правее фон Хубе наступала в северном направлении, преодолевая сплошные минные поля, 101-я легкопехотная дивизия. За день наступления её сапёры обезвредили 1750 мин различных типов. Ещё правее, из Славянска, наступала на Богородичное 257-я пехотная дивизия полковника Пухлера. С наступлением ночи полки фон Пухлера вышли к берегу Северского Донца. По реке, словно огненные островки, плыли вниз по течению горящие лодки и баржи. Обер-лейтенант Густ, чей батальон первым
достиг реки, захватил речной паром с тремя десятками лошадей отступившей за реку кавалерийской дивизии.

Вскоре после полудня 18 мая мотоциклисты фон Хубе перехватили шоссе, связывающее тылы 57-й и 6-й советских армий с Изюмом. Колонна Зикениуса немедленно свернула влево и вскоре наткнулась на перекрёстке на авангард 14-й танковой дивизии. Довольно быстро поделив перекрёсток, танкисты продолжили движение. Зикениус догнал на марше обошедшую Барвенково с севера и наступающую фронтом на запад на Лозовую левофланговую дивизию корпуса фон Макензена - 100-ю легкопехотную дивизию из Вены, - после чего свернул направо и, обгоняя на марше колонны пехоты, догнал 60-ю мотодивизию, быстро продвигающуюся в северо-западном направлении на Андреевку. Две другие колонны фон Хубе вышли к Северскому Донцу в районе Изюма и правее. 14-я танковая дивизия продолжила наступление на Байрак, огибая излучину Северского Донца западнее Изюма.

Навстречу ей, из расположения 6-й армии генерала Паулюса, на Байрак наступала 44-я пехотная дивизия из Вены. На рассвете 17 мая, в 3 часа с четвертью, лейтенант Тойбер поднял в атаку штурмовую роту 466-го пехотного полка. Вместо танков в боевых порядках пехоты двигались самоходные 20-миллиметровые зенитные пушки 616-го армейского дивизиона ПВО, ведя огонь прямой наводкой по огневым точкам противника. Уцелевшие после артподготовки и жестокой бомбёжки русские, чья траншея проходила по опушке леса, сопротивлялись отчаянно, до последнего человека. Когда солдаты Тойбера ворвались в траншею, никто не сдался в плен. После яростной рукопашной в траншее насчитали 450 павших солдат и офицеров противника. Рота Тойбера продолжила наступление через заросли кустарника, то и дело наталкиваясь на минные поля и древесные завалы, пока не вышла к пасеке Маяки. Здесь рота залегла под сильным пулемётным и миномётным огнём.

- Прошу артиллерийской поддержки в квадрат четырнадцать! - простучал связист Тойбера на переносной рации. Через непродолжительное время на пасеку посыпались гаубичные снаряды. Артиллерия противника в свою очередь била по предполью. Оставаться под миномётным и гаубичным огнём в открытом поле - занятие не из приятных. И рота Тойбера, не дожидаясь конца артналёта, воспользовалась сильным задымлением и попрыгала в траншею,занятую противником. Со всех сторон рвались гаубичные снаряды. Немцы и русские лежали на дне траншеи плечом к плечу. Никто и не думал сражаться. Каждый старался поглубже зарыться в землю, спасаясь от брызжущих осколков раскалённого докрасна железа. Так пролежали они около получаса. Артобстрел прекратился внезапно. Первыми вскочили автоматчики лейтенанта Тойбера и закричали по-русски:

- Сдавайтесь! Руки вверх!

И русские, побросав винтовки, подняли руки. Тойбер оставил с пленными взвод, а сам продолжил наступление. В двух километрах от пасеки они вышли к полевым кухням. Десять поваров готовили чай и кашу из проса.

- Клади, не жалей, Иван! - вежливо обратились к поварам немцы, протягивая котелки. Тут же сели завтракать, запивая горячую кашу ароматным чаем. Эту идиллию нарушил биплан, спланировавший на поляну и открывший пулемётный огонь с бреющего полёта. Пулемётчики Тойбера отложили котелки и открыли ответный огонь. Самолёт совершил вынужденную посадку в двухстах метрах от бивака. Тойбер послал 1-й взвод к самолёту. Когда у русского пулемётчика кончились патроны, пилот и пулемётчица - это были девушки в кожаных куртках - выбрались из биплана и попытались добежать до леса. Обнаружив, что они окружены со всех сторон, обе девушки выстрелили себе в висок из пистолетов.





Читатели (77) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы