ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 164

Автор:
Глава 164.




27 апреля маршал Тимошенко приехал с инспекцией в штаб 38-й армии и предложил командарму генералу Москаленко и начальнику штаба полковнику Иванову немедленно выехать с ним в войска.

Выехали на двух легковых машинах. Сразу же за Купянском началась непролазная грязь. На полпути, как и следовало ожидать, застряли весьма основательно.

- Придётся танк вызывать, - глядя честными глазами на Тимошенко, предложил Москаленко.

- Вызывайте.

По счастью, совсем рядом стояла тыловая часть танковой бригады, и вскоре к застрявшим на большаке легковушкам, урча мотором, подошёл танк. Он и доставил начальственную кавалькаду, взяв головную машину на буксир, в штаб 199-й стрелковой бригады, где уже, как нарочно, всё было готово к инспекции и царил образцовый порядок.

Дивизия была развёрнута на высотах, весеннее солнце и ветерок успели здесь просушить дороги. Не доезжая до КП, маршал поблагодарил танкистов и отпустил в свою часть.

- Ведите, комдив, сразу в траншеи, - предложил Тимошенко подскочившему к машине с рапортом полковнику Верёвкину.

В траншеях маршал повёл задушевные разговоры с бойцами.

- Что, молодцы, к чему сердце лежит - к обороне или к наступлению?

- К наступлению, товарищ маршал, к наступлению!

- Молодец, комдив! - похвалил Тимошенко полковника Верёвкина и предложил Москаленко и Иванову ехать с ним в 124-ю стрелковую дивизию.

Едва спустившись с высот в низину, легковушка застряла в грязи.

- Вызываем танк? - не моргнув глазом, предложил Москаленко.

- Отставить танк. Пусть подадут коней! - распорядился маршал.

Через полчаса коноводы подали коней.

- Ну, пехота, - обратился Тимошенко к полковнику Иванову, - придётся набить шенкеля! Ничего не поделаешь.

Маршал не знал, что полковник Иванов имел за плечами школу имени Ашенбреннера, где прошёл полный теоретический и практический курс конного дела.

Увидев, как безукоризненно держится в седле полковник, маршал был вынужден принести извинения.

- Вижу, вижу! Наша пехота умеет сражаться и в конном строю.

И в 124-й дивизии маршал остался доволен всем увиденным. Кавалькада возвратилась в Купянск. Прежде чем отбыть в свой штаб, Тимошенко уединился с Москаленко.

Едва маршал отбыл, просветлённый командарм Москаленко вбежал в кабинет Иванова.

- Будем наступать! Маршал принял решение возвратить нам дивизии, переданные в 28-ю армию, и сверх этого усилить армейскую артиллерию РГК.

Полковник Иванов энтузиазма командарма не разделял, а вся затея с наступлением на Харьков после изнурительных зимних боёв и уже очевидного фиаско Жукова под Вязьмой представлялась полковнику сомнительной авантюрой, основанной на явном пренебрежении Москвы к полководческим талантам высшего командования противника, наверняка не собиравшегося тратить погожие дни начала лета, отсиживаясь в обороне, особенно там, где природные условия прежде всего благоприятствовали развёртыванию бронетанковых войск, то есть на Южном фронте. Одного только беглого взгляда на карту достаточно было полковнику, чтобы чтобы однозначно распорядиться танковыми дивизиями, окажись он на месте фон Бока. Иванов не мудрствуя ударил бы ими в основание барвенковского дефиле из районов Балаклеи и Славянска и на второй день наступления окружил бы три советские армии. Так или иначе, не подлежало сомнению, что после того как просохнут дооги, то есть в середине мая, от противника следовало ожидать неприятных сюрпризов. Пытаться опередить противника на несколько дней, предпринимая с недостаточными для быстрой победы силами амбициозное наступление с опасно вытянутого плацдарма - словно и не было разгромных поражений летней кампании 1941 года, основанных на подобной же шапкозакидательской стратегии записных кавалеристов в вышестоящих штабах - всё это граничило с безумием и грозило войскам Юго-Западного направления тяжёлым поражением, не говоря уже о том, что должно было повлечь за собой ничем не оправданное затягивание войны, стратегически проигранной противником уже на исходе осени прошлого года.

Уже на другой день, 28 апреля, в штаб Иванова пришла новая директива Тимошенко 38-й армии. Стало очевидно, что решение бросить 38-ю армию в наступление не было импровизацией и принято было не вчера. Армии давалось две недели, чтобы развернуть на 75 - километровом рубеже Мартовая, Базалеевка, Богодаровка, Ольховатка шесть стрелковых дивизий, три танковых бригады, шесть полков артиллерии РГК и шесть инженерных батальонов, при этом артиллерию РГК и главные силы пехоты и танков следовало сосредоточить на правом фланге. Оперативной задачей армии в предстоящем наступлении было прикрытие левого фланга наступающей справа 28-й армии генерал-лейтенанта Рябышева.

В ночь на 12 мая войска выдвинулись к исходным рубежам. Начальник артиллерии выехал в группу РГК, развёрнутую на правом фланге. Командарм отправился в 124-ю стрелковую дивизию полковника Берестова. Полковник Иванов выехал на КП дивизии генерала Горбатова. В штабе армии за старшего остался полковник Прихидько.

В половине седьмого утра началась артподготовка. Она длилась ровно час. Тем временем танки выдвинулись к сделанным сапёрами проходам в минных полях.

На КП Горбатова было хорошо видно, как взметнулись сигнальные ракеты. Через несколько минут танки с автоматчиками на броне ворвались в первую немецкую траншею.

Танковый батальон капитана Шестакова, наступающий в авангарде бригады полковника Танасчишина, без потерь форсировал реку Бабка и, обойдя стороной высоту 199 - ключевой узел немецкой обороны на пути к селу Непокрытое, ворвался в село с тыла. Искусно маневрируя, водитель комбата старший сержант Перепелица обрушился сзади на батарею тяжёлых немецких гаубиц и подавил одно за другим все её орудия вместе с расчётами. Он уже разворачивал танк, чтобы атаковать другую батарею, когда опередивший его немецкий артиллерист почти в упор выстрелил в танк Шестакова из своевременно развёрнутого орудия прямой наводкой. Танк загорелся. Водитель был убит. Капитан Шестаков успел выбраться из люка и спрыгнуть на землю, но тоже был убит после непродолжительной перестрелки. Оба были посмертно награждены Золотыми звёздами Героев Советского Союза.

Оставив в Непокрытом три десятка орудий и склад боеприпасов, немецкий гарнизон отступил. Танкисты Танасчишина с автоматчиками на броне настигли отступающих и взяли в плен 300 человек. Вечером в Непокрытое вошла 226-я стрелковая дивизия генерала Горбатова.







Читатели (73) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы