ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 153

Автор:
Глава 153.





Объявляя войну Японии утром 8 декабря 1941 года, Уинстон Черчилль позаботился прежде всего о том, чтобы Дальневосточный флот Великобритании немедленно покинул рейд Сингапура, где мог подвергнуться разгрому с воздуха, подобному устроенному только что японцами американскому флоту в Пёрл-Харборе. Вице-адмиралу Филипсу было приказано как можно скорее вывести в море оба линкора, оставив начальника штаба в Сингапуре, и далее действовать по обстоятельствам, соблюдая радиомолчание, впредь до получения новых приказов из Адмиралтейства.

Какими будут эти приказы, Черчилль и сам ещё не знал. Начало войны на Тихом океане застало как всегда врасплох неповоротливые штабы в метрополии. Все прежние планы взаимодействия с США в деле защиты общих стратегических интересов в регионе подлежали после Пёрл-Харбора пересмотру, и новую стратегию союзникам ещё только предстояло выработать. В первые часы Черчилль был преисполнен воодушевления. "Теперь, - заявил он своему заместителю, - мы уже не одиноки, а вступили в брак с державой, непосредственное участие которой в войне делает окончательную победу не только возможной, но и предопределённой. Ресурсы США неисчислимы, и пускай они сейчас далеки от того, чтобы сразу употребить их на театрах войны, и процесс мобилизации и развёртывания сил союзников займёт по меньшей мере года полтора, исход войны по существу уже решён. А если учесть, что Россия, кажется, избежала разгрома и продержится как минимум до весны, а Роммель остановлен в Киренаике, то продержаться в Индокитае три месяца до прибытия на тихоокеанский театр необходимых подкреплений мы уж как-нибудь сумеем."

Руководствуясь этой максимой, Черчилль и действовал. Вся первая половина дня ушла у него на настойчивую бомбардировку телеграммами администрации Рузвельта. В этих телеграммах Черчилль настаивал на немедленной встрече и выражал готовность незамедлительно вылететь в США. Рузвельт примерно догадывался о том, чего хочет от него Черчилль, - скорейших совместных действий по защите колониальных владений Великобритании, - и нарочито разыгрывал удивление в связи с такой поспешностью союзника, предлагая отложить встречу до "после Нового года". Но Черчилль не отставал, и в конце концов Рузвельт изъявил готовность принять Черчилля на Рождество.

Покончив с делами первостепенной важности, Черчилль наконец собрал совещание в Адмиралтействе. Совещались долго. Наконец пришли к общему мнению о необходимости как можно скорее увести Дальневосточный флот до лучших времён в Австралию или к союзнику на Гавайские острова. Но было уже поздно. Совещание ещё не успело начаться, когда вице-адмирал Филипс вывел из Сингапура в сопровождении четырёх эсминцев линкоры "Риплз" и "Принц Уэльский". Вице-адмирал действовал по обстоятельствам, как и было предписано. А оперативная обстановка развивалась стремительно. Японская авиация бомбила Сингапур ещё в восемь утра. И хотя разрушения были незначительны, выяснилось, что противовоздушная оборона военно-морской базы слаба. Оставаться на рейде слишком долго значило рисковать угодить под массированный удар дальней бомбардировочной авиации Японии, базирующейся в Сайгоне. Приказов из Адмиралтейства всё не было. Между тем японские сухопутные войска практически беспрепятственно пересекли границу Сиама, а японская авиация громила все английские аэродромы. К концу дня 8 декабря из 110 английских самолётов, базирующихся в Индокитае, 50 были уничтожены на земле во время дозаправок и пополнения боекомплекта. После этого господство японской авиации в воздухе сделалось безраздельным. Выводя в полдень эскадру из Сингапура, куда линкоры пришли всего неделю назад, вице-адмирал Филипс не успел принять на борт и части того, что требовалось для дальнего похода в Австралию или на Гавайи. А потому флотоводец, которому совсем не улыбалось без славы покинуть в беде владения Её Величества, принял "по обстоятельствам" дерзкое решение напасть на японский десант, высаживающийся с транспортов в портах Сонкла, Патани, в Бангкоке и на перешейке Кра. На рейде Сонкла, в ближайшем месте высадки противника, Филипс собирался быть 10 декабря.

Ночью из Сингапура пришли тревожные известия от начальника штаба флота. Тот предупреждал о развале сухопутной обороны на севере полуострова, о захвате противником аэродромов, на которые уже прибывает и концентрируется японская бомбардировочная авиация.

На рассвете 9 декабря вице-адмирал Кондо, командующий южной группировкой японского флота в составе двух линкоров, двух тяжёлых крейсеров, нескольких эсминцев и двенадцати подводных лодок, находился с надводными кораблями юго-восточнее мыса Камо, а его подводные лодки вели патрулирование в прибрежных водах от Кота-Бару до Сингапура. От командира одной из подлодок и поступила информация об обнаруженной им английской эскадре, идущей полным ходом на север.

Японский командующий немедленно приказал поднять с аэродромов Сайгона тяжёлую бомбардировочную авиацию и торпедоносцы и сообщил пилотам самолётов-разведчиков координаты и курс англичан. Одновременно он отдал находившемуся поблизости авиаотряду, прикрывавшему с воздуха 7-ю эскадру крейсеров, сопровождающую транспорты с пехотой, немедленно отыскать в море англичан и не спускать с них глаз до подлёта дальней авиации.

Убедившись, что он обнаружен и что его сопровождает эскорт японских воздушных разведчиков, вице-адмирал Филипс решил перехитрить противника. К тому же начальник штаба уже передал на флагман приказ Адмиралтейства вести эскадру в Австралию. С наступлением темноты Филипс развернул эскадру на 180 градусов и повёл обратно в Сингапур, чтобы принять на борт необходимые для дальнего похода топливо, воду и продукты. По дороге он получил новую радиограмму от начальника штаба. Тот сообщил, что японские транспорты с десантом направляются к Куантану. Филипс немедленно изменил курс и пошёл в Куантан. Спустя примерно час он был обнаружен японской подводной лодкой, сообщившей адмиралу Кондо новые координаты и курс англичан. Тот скорректировал приказ бомбардировщикам и торпедоносцам, уже поднявшимся в воздух и взявшим курс на юг.

В 8 часов утра Филипс достиг рейда Куантана. Эсминец, посланный в разведку, вернулся с обескураживающим известием: рейд был пуст. Если бы Филипс знал, что он обнаружен подводной лодкой, если бы он не был слишком дерзок, азартен и самонадеян, если бы он соблюдал элементарные правила предосторожности, он непременно выполнил бы противосамолётный манёвр и ушёл бы полным ходом прочь от берега. Но вице-адмирал не придумал ничего лучше как погнаться на флагманском корабле за несколькими баржами и джонками, спешно покинувшими рейд Куантана при приближении эскадры. За этим занятием он и был обнаружен в десять часов утра разведчиком японской воздушной армады, тщетно искавшей перед этим английскую эскадру на меридиане 105 и уже следующей обратным курсом на Сайгон. Спустя час 34 бомбардировщика атаковали "Принца Уэльского". Линкор получил сильные повреждения и почти лишился хода. Следом прилетели торпедоносцы. 51 торпедоносец атаковал линкор "Риплз". Поражённый пятью торпедами линкор в половине первого перевернулся вверх килем и затонул. "Принц Уэльский" продержался на воде дольше. Спустя ещё 50 минут он тоже перевернулся и затонул. Из 2921 моряка с двух линкоров английские эсминцы подобрали 2081. Вице-адмирала Филипса и капитана "Принца Уэльского" Лича среди спасённых не было.

Так был разгромлен Дальневосточный флот Великобритании. Адмиралтейство было наказано за всегдашние свои неповоротливость, непоследовательность, а главным образом за фатальную недооценку роли подводных лодок и взаимодействия их с авиацией и надводными кораблями в современной войне на море.





Читатели (79) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы