ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942.года. Глава 150

Автор:
Глава 150.



10 апреля маршал Тимошенко направил в войска директиву о подготовке к наступлению на Харьков.
В условиях сильной весенней распутицы 28-я армия генерал-лейтенанта Рябышева сумела решить все поставленные в директиве задачи в срок: накопила четыре боекомплекта снарядов, семь заправок ГСМ и двухнедельный запас продовольствия и фуража. В конце апреля последовал приказ войскам занять исходное положение.

В первом эшелоне 28-й армии должны были наступать четыре стрелковые дивизии, усиленные танковой бригадой каждая, при этом 13-я гвардейская дивизия полковника Родимцева, 169-я дивизия полковника Рогачевского и 244-я дивизия полковника Истомина располагали танки в боевых порядках пехоты, а 175-я дивизия генерала Кулешова, наступающая через лес, поддерживалась танковой бригадой с тыла. Во втором эшелоне наступали ещё две стрелковые дивизии. Правый фланг наступающей армии поддерживала и обеспечивала 21-я армия генерала Гордова, левый - 38-я армия генерала Москаленко.

Прорвав оборону противника, 28-я армия должна была выйти на рубеж Черкасское-Лозовое, Большая Даниловка, хутор Кулиничи, после чего командарму Рябышеву надлежало ввести в прорыв 3-й гвардейский кавалерийский корпус, 6-ю гвардейскую танковую бригаду и 34-ю мотострелковую бригаду. Развивая успех, мобильные войска должны были быстрым маршем обойти Харьков с запада, создавая угрозу его окружения.

Директива, спущенная из штаба Тимошенко, заканчивалась лаконичной фразой: "Войска 28-й армии освобождают город Харьков". Как именно это должен был делать Рябышев, - об этом в директиве ничего не говорилось. Генерал обратился за разъяснениями в штаб Тимошенко.

- Мы уверены, что генерал Паулюс не станет оборонять Харьков, а оставит его, как только возникнет угроза окружения, - пояснил Рябышеву генерал Баграмян. - У вас перед фронтом Паулюс имеет две пехотных и одну танковую дивизии, в резерве у него, по нашим сведениям, три-четыре пехотных дивизии, не больше. Вряд ли Паулюс станет рисковать потерей этих войск, устраивая круговую оборону в Харькове.

Наступила ночь с 11 на 12 мая. Командарм Рябышев и начальник артиллерии 28-й армии полковник Гусаков прибыли на ВПУ,
оборудованный на высоте 160 за центром позиции, южнее Шатохино. Рябышев проверил наличие проводной связи со штабами всех соединений и обозрел поле боя в стереотрубу. Ночь была ясная и безлунная. Всё было тихо. Затем на левом фланге взлетели осветительные ракеты, оттуда послышалась стрельба из автоматического оружия. Это разведчики потревожили немецкий аванпост. Над ВПУ в сторону передовой пролетели ночные бомбардировщики. В центре и на правом фланге послышались глухие разрывы бомб. Через пять минут всё стихло. До начала артподготовки оставалось несколько часов. Уступив место у стереотрубы начальнику артиллерии, командарм прилёг на походную кровать. Ровно в шесть утра его разбудил адъютант.

- Как идут дела? - Спросил Рябышев у начальника артиллерии.
- Все артполки усиления доложили о завершении пристрелки вновь прибывших батарей.

Командарм обратился к узлу связи и стал поднимать телефонные трубки одну за другой.

- "Корма" слушает.
- Как идут дела?
- Всё в порядке, товарищ Первый.
- "Железо", что у вас?
- Плоды зреют, товарищ Первый. Ждём урожая.

Голос полковника Родимцева звучал как всегда спокойно и буднично.
Подошёл начальник армейской авиации и доложил, что у него всё готово.

Ровно в половине седьмого предрассветное небо с воем прочертили огненными хвостами ракеты "катюш" и вдоль линии фронта прогремел первый артиллерийский залп. Одновременно пехота и танки 28-й армии начали выдвижение к рубежу атаки.

Спустя сорок минут к грому артиллерийской канонады присоединились гулкие раскаты взрывающихся авиабомб: это бомбардировщики нанесли массированный удар по целям, обозначенным пожарами от залпов "катюш".

- "Корма", доложите настроение в стрелковых цепях.
- Идут бодро! - доложил генерал Кулешов, вся дивизия которого была сформирована из не нюхавших пороха новобранцев.
- "Мушка", - как держатся стрелки?
- Молодцами, товарищ Первый! - ответил полковник Истомин, для стрелков которого предстоящее дело также должно было стать боевым крещением.

В половине восьмого огонь артиллерии переместился в глубину обороны Паулюса, и стрелковые цепи пошли в атаку. Рота авангарда 175-й дивизии вышла лесом к южной окраине села Избицкое. Противник встретил её пулемётным и миномётным огнём и выстрелами снайперов. Лейтенант Гусев отвёл роту в лес и послал взвод в обход села с приказом атаковать миномётную батарею во фланг и тыл и уничтожить. Оставшимся у него бойцам Гусев, лучший снайпер в полку, раздал ещё несколько снайперских винтовок и приказал снайперам уничтожить пулемётные расчёты противника. Когда огонь немецких пулемётов был подавлен, взвилась сигнальная ракета, и стрелки Гусева с трёх сторон атаковали миномётную батарею и уничтожили её, после чего уже целый полк 175-й дивизии атаковал Избицкое и занял село. Все 36 человек немецкого гарнизона были убиты.

- Доложите о потерях полка, - потребовал от генерала Кулешова Рябышев.
- Убитых ещё не посчитали. Санитары сделали 40 перевязок на поле боя и вынесли в тыл 27 тяжелораненых.

Тем временем другой полк дивизии Кулешова вёл тяжёлый бой за деревню Варваровка. Здесь потери оказались выше. Только в одном третьем батальоне санитары сделали 80 перевязок и вынесли в тыл 46 тяжелораненых. После неоднократных безуспешных атак первому батальону удалось ворваться на юго-восточную окраину деревни и закрепиться в одиннадцати избах. Второй батальон залёг на огородах южной окраины, угодив под перекрёстный огонь из дзотов, оборудованных немцами на южной окраине Варваровки и на восточной окраине соседней деревни Терновая.

Командир полка приказал резервному третьему батальону выдвинуться вслед за соседним полком через Избицкое в тыл к противнику и атаковать Варваровку с севера и северо-востока. Этот манёвр привёл к успеху. Атакованный с трёх сторон гарнизон оставил Варваровку и отступил в Терновую. Преследуя противника, полк вышел к Терновой и здесь залёг под огнём, ведущимся из дзотов. Предусмотрительный противник, выстраивая систему обороны, сознательно не оборудовал дзотов на западной окраине Варваровки. Генерал Кулешов был вынужден развернуть полк, бравший Избицкое, и уже двумя полками штурмовать Терновую. Однако здесь немецкий гарнизон был очень силён. До двух полков немецкой пехоты заняли в Терновой круговую оборону. Так обстояли в этот день дела у 175-й стрелковой дивизии.

Тем временем поддержанная танками пехота 169-й дивизии, выбив противника из первых двух траншей эшелонированной обороны, вышла к окраине деревни Байрак, и после жестокого боя, продолжавшегося до вечера, заняла деревню, захватила расположенную рядом высоту 203 и оседлала участок шоссе, ведущий из Перемоги в Рубежное. Бой за Байрак был чрезвычайно упорным. Пулемётный взвод противника, окопавшийся на высоте 203, расположенной восточнее деревни, держал под обстрелом всё открытое пространство, отделяющее деревню от леса, откуда вели наступление стрелки Рогачевского. Обойти высоту слева не позволял пулемёт, установленный в дзоте на западной окраине деревни. Обойти высоту справа не позволял ещё один пулемётный расчёт, ведущий огонь с мельницы, расположенной между высотой и лесополосой, выступающей из лесного массива на юге и огибающей деревню с юго-востока. Рогачевскому пришлось приостановить штурм, подтянуть все свои миномётные батареи к опушке леса и открыть огонь по всем трём огневым точкам противника одновременно. Когда вокруг немецких дзотов было установлено плотное задымление, полковник приказал командиру штурмовой роты старшему лейтенанту Рыбаковскому силами трёх штурмовых групп подавить огневые точки противника, что и было сделано. Потеряв 26 человек убитыми, немецкий гарнизон отступил из деревни.

Наступающие левее новобранцы полковника Истомина, поддержанные танками, заняли две линии окопов у высоты 183 и с боем продвигались через лес, тесня противника к высоте 211. Другой полк дивизии Истомина, наступающий ещё левее, захватил три линии окопов на опушке леса восточнее Купьевахи и теперь наступал непосредственно на Купьеваху, расположенную в узкой долине реки Большая Бабка. Сразу за деревней начинался отрог высоты 211. Здесь, на вершине отрога, противник ещё осенью оборудовал укреплённый узел обороны, и за зиму значительно его усилил и оснастил всем необходимым для того чтобы гарнизон мог выдержать длительную осаду. Отсюда хорошо простреливались все подходы к Купьевахе. Шансы на успех лобового штурма деревни были минимальны.

В десять часов утра на ВПУ командарма Рябышева позвонил Рогачевский и доложил, что его левофланговый полк обстрелян
с фланга и тыла немецкими миномётами, и попросил генерала подвинуть отставшего левого соседа.

Спустя 20 минут Рябышев был в штабе полковника Истомина.

- Почему ваш правофланговый полк не продвигается? - обрушился с порога командарм на комдива.
- Это какое-то недоразумение, товарищ генерал. Всё идёт по плану. Части продвигаются успешно.
- Хорошо, пойдёмте на участок полка и убедимся в этом на месте.
- Товарищ командующий, там ад кромешный. Разрешите, лучше я один пойду.
- Под огнём ходить мне не привыкать. Идёмте!

Вскоре командарм и комдив поднялись на высоту 183. Вся местность впереди простреливалась противником из орудий и миномётов с высоты 211. Им отвечали орудия Истомина с высоты 183. Стрелки сидели в отбитых у противника окопах и сушили портянки, разложив их на свежем ветерке.

- Так-то вы продвигаетесь, полковник Истомин!
- Виноват, товарищ командующий, - полковник опустил голову.
- А ведь я вас учил, полковник: донесениям подчинённых надо, конечно, доверять, но иногда нужно и самому проверять.
Приказываю немедленно вести полк в атаку и доложить о взятии высоты 211. А я останусь у вас и посмотрю, как пойдёт дело.
- Слушаюсь, товарищ командующий!
- Стойте. Доложите ваш план.
- Выдвину из-за левого фланга резервный полк и атакую высоту с двух сторон при поддержке танков 57-й бригады.
- Действуйте.

Во второй половине дня высота 211 была взята, и батальон авангарда, поддержанный ротой танков, преследовал противника до самой Купьевахи.

Тем временем 13-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Родимцева, поддержанная танками 90-й бригады подполковника Малышева, прорвав оборону противника, к 17 часам с боями вышла на рубеж Перемога, Красный, Гордиенко, Рогачёвка, Мартыновка. Особенно тяжёлым был бой в районе Перемоги. Здесь подполковник Родимцев ввёл в бой свой резервный полк и при поддержке танков решил исход боя в свою пользу.

- Каковы потери у Малышева в танках?

- Потери велики. Восемь танков Т-60 восстановлению не подлежат, четыре КВ и четыре Т-34 имеют серьёзные повреждения. Малышев, впрочем, берётся к утру эти повреждения устранить.

Дивизия Родимцева была единственной, полностью выполнившей директиву по 28-й армии на 12 мая.

Поздно вечером на Военном совете у командарма Рябышева подводились итоги дня. Всем командирам частей и соединений, кроме гвардейцев Родимцева, были поставлены на вид упущения, которые надлежало как можно скорее устранить. Это были и плохая организация разведки, и атаки укреплённых позиций пртивника в лоб, сопряжённые с недопустимо высокими потерями, и слабое тактическое взаимодействие на поле боя пехоты и танков, и неспособность командиров частей и соединений на месте организовать оперативное тактическое взаимодействие друг с другом, не обращаясь за помощью к вышестоящим штабам. Некоторые командиры, как оказалось, не всегда знали истинное положение собственных войск, - и уж это совсем никуда не годилось.

Так закончился первый день наступления на Харьков 28-й армии генерала Рябышева.

Сосед Рябышева справа - 21-я амия генерала Гордова - силами левофланговой 227-й дивизии Тер-Гаспаряна успешно начала наступление в направлении на Муром, овладела сёлами Огурцово и Старица, вышла на рубеж Дегтярёвка, Табор и надёжно прикрыла правый фланг дивизии Кулешова.

Сосед Рябышева слева - 38-я армия генерала Москаленко - силами правофланговой 226-й дивизии генерала Горбатова, наступая через долину реки Боьшая Бабка с рубежа Октябрьский, Фёдоровка, к вечеру отбила у немцев Непокрытое и заняла все окрестные высоты, обеспечив левый фланг и тыл гвардейцам Родимцева.














Читатели (86) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы