ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 142

Автор:
Глава 142.



18 марта генерал Манштейн с группой штабных офицеров выехал из Симферополя на свой парпачский фронт, чтобы лично руководить назначенным на 20 марта наступлением.

Наступление началось в срок, но успеха не имело. Наступавшие в центре танкисты 22-й танковой дивизии в густом тумане наткнулись на сосредоточенный также для наступления бронированный кулак русских, надёжно прикрытый противотанковой артиллерией, понесли потери и отступили на исходный рубеж. Манштейн приказал вернуться и своей пехоте, наступавшей уступом слева и справа от танкистов. Противник не преследовал отступающих. Для русских, все крымские танки которых были хороши против румын, но совершенно не годились для противоборства на равных с полноценной немецкой танковой дивизией, появление такой дивизии в Крыму стало крайне неприятной неожиданностью.

Манштейн отвёл танковую дивизию в тыл, где лично занялся её пополнением и дополнительным обучением личного состава тактике применения танков во взаимодействии со всеми другими родами войск. Опустевшее место за левым флангом 42-го армейского корпуса заняла прибывшая в Крым 28-я лёгкая пехотная дивизия, переименованная впоследствии в горнострелковую.

Манштейн принял решение дожидаться наступления русских, оставаясь в траншеях, измотать наступающего противника на сильных оборонительных позициях, для чего у Манштейна имелось достаточно артиллерии и авиации, и лишь затем нанести удар бронированным кулаком и добить. В том, что русские будут наступать, сомнений уже не было.

Наступление двух русских армий началось 9 апреля. В наступление перешли от шести до восьми дивизий, поддержанные ста шестьюдесятью танками. Три дня атаковали они оборонительные позиции Манштейна без какого-либо успеха. Всё, чего удалось русским добиться, это был перерасход артиллерией Манштейна боеприпасов. На четвёртый день понесённые наступающими потери были уже так велики, что наступление пришлось прекратить.

Пушки замолчали. Обе стороны готовились к решающему столкновению на полуострове.

В штабе Манштейна в Крыму побывал маршал Антонеску. Лично проинспектировав румынские дивизии, развёрнутые вдоль черноморского побережья, маршал остался доволен всем увиденным и пообещал предоставить Манштейну частным образом ещё две румынские дивизии. Антонеску получил уже от России всё, на что претендовал, и теперь пользовался всяким удобным случаем сберечь своих солдат и не посылать их в мясорубку за интересы Германии. Решение устроить для ещё двух дивизий отдых в Крыму под удобным предлогом напрашивалось само собой, а Манштейну грех был отказываться. Командование группы армий "Юг" не рискнуло воспротивиться самоуправству любимца фюрера, а Франц Гальдер, видевший все опасности, подстерегающие Манштейна в Крыму, и не склонный рассматривать румынские войска как полноценные соединения, и вовсе был не против.

Обе дивизии вскоре прибыли. Одну из них Манштейн развернул на южном участке своего севастопольского фронта, высвободив таким образом 50-ю пехотную дивизию, которая немедленно выступила на восток. Другую вновь прибывшую румынскую дивизию Манштейн придержал в тылу за парпачской позицией.

Общий состав двух противостоящих Манштейну на востоке Крыма советских армий - 44-й и 51-й - в конце апреля включал 17 стрелковых дивизий, три стрелковые бригады, две кавалерийские дивизии и четыре танковые бригады.

Против этих войск и собирался наступать Манштейн силами немецких пяти пехотных, одной танковой дивизии и двух пехотных и одной кавалерийской дивизии румын. Численное превосходство противника, как доказал ещё генерал Бонапарт на дамбах аркольских болот в окрестностях Вероны, не играет роли в сражении на узком пространстве, не допускающем развёртывания всех сил сторон, и скорее затрудняет действия стороны, владеющей численным преимуществом. Если учесть, что Манштейна поддерживал с воздуха лучший в составе Люфтваффе 8-й авиакорпус барона фон Рихтгофена в полном составе, то шансы сторон в предстоящем сражении и вовсе уравнивались. Правда, противник полностью господствовал на море. Что было ещё важнее, Керченский перешеек к востоку от Парпачских позиций расширялся более чем вдвое, и стоило русским отступить к этому промежуточному рубежу и развернуть две армии со всей артиллерией на фронте в 40 километров - и шансов взломать такую оборону у Манштейна практически не осталось бы. К счастью для Манштейна, русские собирались не обороняться, а наступать.

Армейская разведка Манштейна, действия которой в дни затишья максимально активизировались, обнаружила очень скоро, что русские сами предоставляют предприимчивому немецкому командарму тот единственный шанс, который он, разумеется, уже не упустил.





Читатели (106) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы