ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Руки Гамбурга

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин
http://www.youtube.com/watch?v=xTE5aCiqMkY

Пригород Стокгольма.
Софи тридцать лет.
Эмигрантка.
Бывшая москвичка.
Мать одиночка.
Эталон красоты пятидесятых.
Особенно нравится пожилым и представителям развивающихся стран.

Лето пройдёт мимо, если не встретить достойно.

Жара.
От неё не укрыться в иссохшем, бесплодном лесу.

Коммунальный пляж кишел.
Мобильники стригли мозги лишаем летних шлягеров.
Народ плескался у берега как улов рыбы в сетях.
Софи проводила дни, стоя по щиколотку в воде, напряжённо глядя в пелену брызг на играющего в гуще тел четырёхлетнего сына.
«Транзитник».
Не должен был родиться.
Дитя ненависти.
«Преступная безответственность» - возмущались подруги, убеждая избавиться.

Всё было против.
Софи – единственный ангел- хранитель.
И совсем не ангел.

Дни летели ксерокопиями.
Лето включило ускоренный просмотр, замелькало, окатило холодным дождём и ушло.

Заладил серый моросящий Жоржик.
Звонил каждый день.

Уговаривал ехать в Гамбург.
Собирался в командировку.
Такая схема уже десять лет.
Она сопровождает его в деловые поездки.
Объездила всю Европу.
Жорж щедрый, галантный. Весь исписан каллиграфическими морщинами.
Занимается торговлей.
Софи не вдаётся в подробности.
В Париже у него компьютерная фирма.
А в деловых поездках он агент по продаже эксклюзивных деликатесов.
Софи и Жорж любят полакомиться.
Он знает толк в удовольствиях, знает места.
В программе: изысканные рестораны, популярные джазовые клубы, романтические прогулки, молчаливые созерцания видов на смотровых площадках.
Он пройдётся с ней по магазинам и купит немыслимо дорогие обновки.
А потом, засыпая в обнимку, будут смотреть порно.
Напоследок даст на мелкие расходы на всю жизнь.
Ведь неизвестно когда следующий раз.

Она обычно приезжает на место в пятницу.
Он в воскресенье.
Авиабилеты в пятницу дешевле.
Он закажет ей скромную, милую гостиницу.
До воскресенья Софи принадлежит себе.
Жорж доверяет.
Она человек серьёзный.
Когда он приедет, она переберётся в апартаменты самого дорогого отеля в городе и впадёт в пучину трёх смертных грехов - обжорства, блуда и праздности.

Но главный приз – два дня до приезда Жоржа.
Она потратит их на познание.
Будет ловить ауру древнего города, словно экзотическую бабочку.
В памяти целая коллекция таких аур. Они – главное богатство, которое никто не отнимет.

Софи станет тенью.
Смешается с толпой.
Отрешённо последует флюидам, вплетётся в ткань тёплых и холодных излучений бездомных душ, придёт на то место, где город берёт начало.
Здесь аура раскроется, озарив душу сиянием.


Дождливым утром Софи с будничным лицом отправилась на праздник.
В руках чемоданчик.
Непривычно отозвалось раннее эхо стуком каблуков в зелёной зоне пригорода, где народ всё больше ходит в кроссовках.
В окнах замаячили бессонные стражи - пенсионерки: - «Опять поцокала!»

Пустая остановка автобуса.
Полупустое метро.
Электричка.
Самолёт.

Сын остался с платной сиделкой. Женщина надёжная. Не первый раз.
Софи будет звонить вечерами, врать сыну о причине отсутствия, плакать, обещать подарки.
«Транзитник» будет грустно лепетать в ответ. Лепет эхом отзовётся на пустой сцене театра души.

Арчи - отец ребёнка был страшным сном.
Больше не снится.

Самолёт взмыл в хмурое шведское небо.

Германия встретила широкой солнечной улыбкой.
Пыльный загазованный Гамбург придавил, как потное тело упитанного мужчины.
На десять градусов теплее.
Сняла тёплую одежду и сапоги в туалете аэропорта. Надела лёгкое платье и босоножки.

По двум причинам Софи не смогла смешаться с Гамбургской толпой:
Первая – яркий загар.
Недаром провела всё лето на пляже.
Местные бледные - бедные жертвы плохой экологии.
Вторая причина – платье.
Дёрнул чёрт купить на распродаже. Скидка – семьдесят процентов.
По типу нижнего платья начала девятнадцатого века, вышитое белым по белому, батистовое. Софи слегка подкрасила вышитые цветы текстильной краской, и платье больше не выглядело как бельё. Под полупрозрачным батистом ретро шёлковое бельё – панталончики с разрезами и короткая сорочка-корсаж. На ногах «римские» сандалии на шнуровках до колен.
Пройтись в таком виде по районному центру Стокгольма означало бы социальную смерть.
Но в раскрепощённом Гамбурге Софи не стеснялась.
Шла себе лёгкой походкой, обгоняя затянутых в потную лукру одутловатых угрюмых девиц.
Гамбург – старый порт, а какой же порт без портовых девок?
Разно племенные девочки – старухи, солёные и сладкие - целая армия пленных солдат любви.
Понуро ковыляли в раскорячку, долбя каблуками разогретый асфальт.
Кургузые мини-юбки топорщились.
Разболтанное мясцо свисало над резинками чулок.

Вдоль парапета медленно ехал в обшарпанном шевроле матёрый «регулировщик».

Нестройные ряды прочёсывали покупатели.

«Они солдаты продажной любви. Я повыше буду. В чине капрала, наверно.» - Софи гордо вскинула голову.
Нерегулярное спонсорство шло на излишества: на покупку красивой одежды, дорогих игрушек, на поездки с сыном в увеселительные парки, бассейны с аттракционами.

Её никто не содержал.
За исключением периода беременности и рождения сына.
Она оттянула встречу с Жоржем почти на год. Тогда его финансовая поддержка была единственным источником дохода. Приехала в Париж, когда сыну было два месяца.
Пользуясь ситуацией, Арчи тянул из неё всё, что можно.
Хвастался всем подряд. Наконец- то досталась роль, и какая! Ролью чёрной дыры!
Два года прошло, как роман закончился, и вдруг она явилась как лунатик.
Ему хотелось, чтобы она покончила с собой. Он бы перестал чувствовать себя ничтожеством.
Она его разочаровала.



Матёрый «регулировщик» поравнявшись с ней, кивнул на вытертое сидение – «Прыгай, поговорим?»
Софи шла своим путём.
Её платье трепетало на ветру как знамя альтернативной сексуальности.
Стоило задержаться у витрины, засмотреться на вид, к ней подходили с предложениями. На отказ не обижались, не настаивали, уходя, дарили комплиментами.
Город наблюдал за ней как огромная стрекоза. Софи засмотрелась в калейдоскоп отражений.

Она села в туристический обзорный автобус. В верхней открытой части почти никого.
Проезжая исторические достопримечательности Софи внимательно слушала гида, который распинался ради неё.
Гид – положительный, сугубо семейного вида, робко поглядывал.
Когда все прочие пассажиры покинули автобус, он испуганно оглянулся, быстро сел рядом и положил руку ей на калено.
Она отвела руку и покачала головой.
Бедняга вспотел от страха.
Если она пожалуется, его уволят.
Софи отмахнулась: - «забудь»
Экскурсия продолжалась.
Мимо проплывали дворцы и ратуши. Софи обдувал летний ветерок. Казалось, её гладит множество тёплых ладошек.
”Городу я понравилась. Значит ничего ещё. Девок то! На каждом углу! Нигде в других европейских городах не видела так явно и повсюду»

Высадилась в порту – в царстве ржавого железа. Огромные грязные грузовые трайлеры давили на психику, как комментарии изголодавшихся матросов.
Её платье самопроизвольно расстегнулось на груди. Она не замечала пока лихой усатый матрос не воскликнул: - «полжизни за такие сиськи!»

На одной из людных центральных улиц услышала русскую речь.
Две молодые женщины куда- то, торопились, переговариваясь впопыхах.
Две серенькие замухрышки. Поразил их ужасно униженный и забитый вид.
Судя по диалекту провинциалки с Украины.
«Называется – вырвались на запад».
Вспомнилось как на пароходе Стокгольм – Рига к ней пристал гадостный юнец. Ходил по пятам и канючил:- «поехали в Германию. Там за секс тридцать марок платят. Только семнадцать из них отдавать надо». Сначала Софи смеялось, потом стало тошно и захотелось его придушить.
Бедные девки – итак неказистые, тут ещё и душу вынули.
А как намажутся, в корсеты затянутся, на каблуки вскарабкаются – вроде видные станут.

По дороге в гостиницу опять увязался «матёрый» на шевроле. Проводил до самых дверей.
Решил, что новенькая без «прописки» работает.

В холле молодой швейцар турок с подносом уставленным бокалами с шампанским обращался к гостям:
- Администрация угощает!
- О! Как я люблю шампанское! – воскликнула Софи.

Не успела войти в номер – звонок.
-Хочешь ещё шампанского?
- Мне достаточно!

«Успех! Успех! Я сам ему не рад!» - Софи упала на кровать и уснула.
Позднее сквозь сон звонок – томный разговор с горящим от нетерпения Жоржем.
Нахватало главного. Позвонила сыну. Малодушный разговор сквозь слёзы.

Раннее утро большого города.
Умытые улицы.
Дети дня ещё не встрепенулись.
Дети ночи только угомонились.
Торжественно сверкают в розовых солнечных бликах шпили центральной ратуши.
Она похожа на церковный орган.
На площади ряды скамеек как в зрительном зале.
Софи выбрала лучшее место в центре и села.
Включила в памяти Моцарта. Закрыла глаза. Чуть не задремала.

Мужской силуэт против солнца. Не заметила, как подошёл.
«Хорошо сложен. Знакомая фигура. Призрак Арчи?! Неужели сдох?!»
Мужчина стал пробираться к ней между рядами, словно извиняясь перед невидимыми зрителями.
Лишь похож на человека, которого она никогда не простит.
Арчи ходил окутанный облаком её ненависти.
Незнакомец – светлый. Глаза дымчато-серые.
Арчи мог бы быть таким, но зло поглотило его.
Глаза Арчи меняли цвет. Только однажды у него были такие - дымчато-серые – когда он узнал, что она беременна их первым ребёнком. Дитя любви.
Он был счастлив.
Но потом его планы неожиданно изменились.
Софи потеряла ребёнка и на полгода лишилась дара речи.

Незнакомец неловко продирался к ней сквозь толпу призраков
«Не местный. Провинциал » - Софи, как бывший житель мегаполиса, сразу заметила отсутствие заточенных отметающих движений. - «Тридцатилетний девственник приехал в большой город»
- Как же хорош! Как же похож! Может это ангел, покинувший проклятого Арчи?

О чём они говорили, Софи точно не помнила, потому что опьянела от его близости.
Не такой уж он был девственник как показался.
Журналист, мотогонщик, путешественник.
Родом из Бремена.

Короткий диалог на одном дыхании стоя в центре раскрытой ауры города, которая колыхалась вокруг как мак.

Софи могла привести его к себе в номер. Теоритически вполне. Пять утра. Никто бы не заметил. Только зачем?
Она так не делает. Из принципа.
Он понял. Неожиданно нежно чмокнул её в губы и пошёл прочь.

Она ещё не знала, что он будет писать ей всю жизнь, присылать интересные фото о своих путешествиях, забавные сувениры из разных стран.
Ему взбрело в голову, что она женщина всей его жизни.
Она бы с удовольствием ею стала, но боялась, что не потянет на такую значительную роль.

На следующий день приехал Жорж.
И было как обычно.



Читатели (145) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы