ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Горе

Автор:
ГОРЕ


Катя давно собиралась к родителям. Они жили в центре, а Катя со своим молодым семейством на окраине – в районе новостройки. Занятые своими делами, виделись они не часто.
В то утро всё складывалось удачно: Егорку, который обычно ел долго и неохотно, удалось покормить быстро, и всё утро было какое-то солнечное, многообещающее. Теперь они ехали на троллейбусе по умытому ночным дождиком городу, и Катя с удовольствием рассматривала блестящие витрины магазинов, нарядных по-весеннему прохожих, и настроение, казалось, тоже прыгало через лужицы, расцветая от ярких солнечных лучей.
Тепло уже уверенно ступило на балтийскую землю, свежая зелень отражалась в глазах всеми оттенками изумруда. Катя предвкушала, как обрадуется мама долгожданному визиту, как начнёт тормошить подросшего Егорку, может быть, даже смахнёт слезу, а Катя потом за обедом будет рассказывать обо всех «достижениях» трёхлетнего сынишки и пересказывать занятные егоркины выражения. Катя, представляя эту картинку, невольно улыбалась, и тогда губы её предательски растягивались в предвкушении счастья. Она видела, с каким интересом сынишка прилип к окошку, наблюдая за веером радужных брызг из-под колёс автомобилей, а её сердце ликовало от самых обычных и, наверное, самых святых человеческих чувств: материнской любви и нежности.
Дома никого не оказалось. Это было довольно странно. Мама, уже давно не работавшая, в это время обычно была дома. Единственное, куда она могла отлучиться, это магазин. Мобильный телефон не отвечал – она могла его и дома забыть. Папа и младшая сестра Алёна, понятно, на работе. Катя решила подождать маму во дворе. Малыш сразу принялся осваивать незнакомую детскую площадку: сначала качели, потом горку. Время, казалось, остановилось, медленно собирая минуты в часы.
Через долгие пару часов во двор вошли две женщины. Обе были в чёрном. Они шли медленно, бережно поддерживая друг друга. Глаза были опухшими от слёз. Катя с трудом узнала в них маму и сестру. Увидев Анну Павловну с дочерью, соседка тётя Вера всплеснула руками и бросилась к ним навстречу: «Анна Пална! Что случилось? С Петровичем что-то?...». Анна Павловна только и смогла вымолвить: «Шер-хан…». Шер-хан – это был их кот, их любимый кот. Нет. это был не просто всеобщий семейный любимец, это был член семьи, с которым считались, которого уважали и которого без памяти любили.
Тётя Вера, узнав причину траура, отшатнулась и обронила с искренним недоумением: «А я уж думала что случилось!» и, забыв посочувствовать, заторопилась по своим делам.
В квартире стояла звонкая тишина, нарушить которую не решался никто, даже Егорка. Тонкой паутинкой печаль заполонила всё пространство этой небольшой трёхкомнатной квартирки. Почему-то присмирев, Егор тихо сжался в уголке. Женщины стали собирать на стол. Обеда в доме не было, и на столе появилась нарезанная колбаса, кое-что из домашних заготовок. Женщины молча сели за стол, на какой-то момент даже забыв о маленьком человечке, с удивлением наблюдавшим за всем происходящим из своего убежища. Кота помянули, теплыми словами вспоминая только хорошее из недолгой кошачьей жизни.
…Когда восемнадцать лет назад здесь появился крошечный пушистый забияка, казалось, в доме стало уютней и теплее, Кот был не явно выраженной породы, какая-то смесь перса с сиамским предком. Но для хозяев это не имело никакого значения: кот быстро обрёл свои права и своенравные привычки. Как любое ухоженное и любимое животное, он быстро превратился в красавца, умного, грациозного, с царственными манерами, но абсолютно не ручного: любые протянутые к нему руки встречались им с шипением и злобой.
Будучи существом мужского пола, Шер-хан имел, видимо, очень сильный мужское начало и характер, заставлявший милых женщин семейства трепетать под его взглядом. Крупная голова Шер-Хана, внимательные и строгие его глаза, а главное – поведение! - говорили о несомненном разуме. Ему прощались и независимый характер, и некоторые выходки. Кота любили! Любили нежной и преданной любовью, сродни, пожалуй, любви к ребенку.
Горе подкралось незаметно. Сначала Шер-Хан стал плохо видеть, потом плохо ходить. А в последние месяцы уже любые движения доставляли боль немолодому кошачьему телу, болезнь отбирала последние силы…
Сегодня ранним утром Николай Петрович, уходя на работу, посмотрел на любимца долгим горестным взглядом и тяжело вздохнул, одолеваемый явно тяжёлыми мыслями. А через какие-то полчаса кота не стало. Алёна на работу не пошла – отпросилась. И они решили с мамой проводить Шер-хана в последний путь вдвоём.
За столом женщины рассказывали, вытирая слёзы, как хоронили его в самом красивом высоком месте дачного участка, рядом с орехом. Иногда рассказ прерывался, и тогда слышались приглушённые всхлипы.
И тут Катя заметила в уголке притихшего Егорку, склонившего уставшую голову. Поездка, новые впечатления вконец сморили малыша. Катя, бережно подхватила уснувшего сынишку на руки и направилась с ним к родительской спальне, чтобы уложить его на кровать. И вдруг на пороге остолбенела: на тумбочке у постели матери стояли рядом две фотографии: её улыбающегося Егорки и Шер-хана… в чёрной рамочке…










Читатели (345) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы