ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 137

Автор:
Глава 137.




"Удивительно спокойный день!" - записал в дневнике Франц Гальдер вечером 24 февраля 1942 года.

Впервые с начала суровой русской зимы начальник Главного штаба мог позволить себе по-настоящему перевести дух. С самого утра он ждал донесений с передовой о начале нового крупномасштабного наступления русских в ознаменование годовщины Красной Армии и был готов к худшему. Как ни странно, донесения так и не последовало. Это могло означать только одно: русские наконец выдохлись и не имеют сил, чтобы использовать последнюю возможность проявить оперативную активность до начала большой весенней распутицы. Армиям Вермахта, оказавшимся в эту морозную зиму в русских снегах в критическом положении, удалось избежать худшего и дотянуть до весны, сохранив боеспособность.

И следующий день прошёл. "И снова на всём Восточном фронте удивительно спокойный день " - записал Гальдер. Флегматичного матёрого штабиста не смутили ни донесения об усилившемся нажиме 2-й ударной армии генерала Власова с юга на Любань, ни о натиске русских армий со всех сторон на 2-й армейский корпус группы армий "Север", окружённый в районе Демянска, ни донесения о развивающемся прорыве Малиновского слева и справа от Изюма на стыке 6-й и 1-й танковых армий, ни усилившееся давление Жукова на арьергард и фланги 4-й танковой армии, ни его же сильнейшее давление на Юхнов с явным намерением прорваться к Вязьме по большаку до начала таянья снегов и вызволить из котла южнее Вязьмы генерала Ефремова, ни донесения генерал-полковника Моделя о кризисной обстановке на западном фронте 9-й армии против 39-й армии противника в районе Сухиничей, ни даже паническое бегство румынской дивизии на левом фланге у генерала Манштейна в Крыму, где наступление русских с Парпачского перешейка всё-таки началось.

"В общем очень спокойный день" - записал Гальдер и 26 февраля. В этот день начальник Главного штаба сухопутных сил позволил себе не заниматься оперативной обстановкой на фронте, а заняться вплотную вопросами обеспечения танковых войск новой техникой. Обсудив с полковником Бальком неудовлетворительное положение с пополнением танковых батальонов новыми машинами, он с интересом выслушал доклад о формировании отдельного 300-го батальона управляемых по радио танков без экипажей. Эти машины предполагалось использовать летом для прокладывания проходов в минных полях и для выполнения спецзаданий по разрушению инженерных оборонительных сооружений противника.

Общие потери Сухопутных войск на Восточном фронте с 22 июня 1941 года убитыми и ранеными перевалили в эти дни за миллион человек, что составляло приблизительно треть списочной численности войск Восточного фронта. Восполнить к лету такие потери Германия не могла. Предстояло переиграть противникана Востоке не числом, а умением.

С появлением в Главном штабе новой должности главного инспектора железнодорожно-сапёрных войск работа железных дорог на Восточном фронте заметно улучшилась. Полковник Окснер доложил Гальдеру о разработках новых видов химического оружия и об аналогичных работах у русских. Доктор Хандлозер доложил, что состояние здоровья у перезимовавших на Востоке войск удовлетворительное (всего два процента больных).

6 марта в Главный штаб прибыл из-под Старой Руссы генерал Зейдлиц. Гальдер поставил Зейдлицу задачу на переход под Старой Руссой в наступление во главе сформированной сводной штурмовой группы с задачей деблокады 2-го армейского корпуса в демянском котле, который Гитлер запретил Гальдеру и германским СМИ называть котлом, предписав употреблять выражение "Крепость Демянск" . Вслед за Зейдлицем свою задачу получил и командующий другой сводной ударной группой, генерал Цорн.

8 марта Гальдер доложил Гитлеру, что считает своевременным разрешить Паулюсу бросить в бой на старосалтовском плацдарме восточнее Харькова 3-ю танковую дивизию. Гитлер не возражал. Генерал-фельдмаршал фон Рундштедт был принят Гитлером, состоялось примирение, после чего Рунштедт отправился командовать Западным фронтом вместо вышедшего в отставку по болезни генерал-фельдмаршала Вицлебена.

11 марта Гитлер выслушал прибывших в Ставку генерал-фельдмаршала фон Клюге и генерал-полковника Моделя. Фон Клюге как всегда осторожничал. Более волевой Модель не видел причин для отсрочки перехода на левом фланге группы армий "Центр" к решительным действиям в направлении Осташкова. Гитлеру решительность Моделя пришлась явно по душе, чего нельзя было сказать о Гальдере, считавшем подобное проявление активности несвоевременным и неуместным. Наступление фон Кюхлера на фронте в районе Волхова было вновь отсрочено из-за плохой погоды, не позволяющей должным образом использовать авиацию группы армий "Север". В телефонном разговоре Гальдер вновь предостерёг фон Кюхлера от проявлений чрезмерной активности: достаточно будет, если он отбросит армию генерала Власова от станции Любань обратно на болота и даст ей там воможность самостоятельно умереть с голода ещё до наступления лета.

12 марта японский атташе генерал Банзай явился к Гальдеру с визитом. Гальдер пожелал Японии новых успехов на Тихоокеанском театре военных действий.

Японские войска только что заняли Сингапур.






Читатели (81) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы