ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Демон

Автор:
Рая Янкелевич
Демон
«Печальный Демон, дух изгнанья,
Летал над грешною землёй...»
М. Ю. Лермонтов
1
После вчерашней вечеринки с сотрудниками Института босс подвёз её домой на своём «Мерседесе». Начальник был галантен, сдержан, но смотрел на неё так, что она ощущала себя обнажённой, беззащитной и доступной. Только внутренняя, сдерживающая, пружина давала возможность высоко нести голову над стройным телом и не опускать глаза.
Муж спал, присвистывая что-то знакомое, а она всё переживала вчерашний разговор:
- Ты очень красивая, - говорил ей босс, - я бы мог дать тебе многое…
А, что мог дать ей муж – романтик-неудачник? Работал он сторожем на складе горючих материалов и писал рассказы, повести и… даже взялся за роман, но, ни одно издательство не бралось их публиковать. А этот нелепый случай! После очередного отказа, муж поругался с издателем и даже чуть не дал ему по физиономии, швырнул в него рукописями и ушёл…
Она почти ненавидела мужа: «Ну, сколько можно жить в этой обшарпанной коммуналке, крохотной комнатенке без окна и кухоньке с окном во двор, где пахнет голодными кошками, беспризорными собаками и открытым мусорным баком».
Когда же, когда она ощутит себя настоящей женщиной? Кто ей подарит норковую шубку, сапожки «на платформе», французские духи, наконец? Уж не муж ли? Да он эгоист: занят только своей, никому не нужной, писаниной…
Она посмотрела на часы. Стрелки показывали 5:30 утра – пора собираться на работу, приводить себя в порядок, завтракать (есть – совсем не хотелось). Какое-то неопределённое внутреннее волнение не давало сосредоточиться:
- Уйду от него, больше так продолжаться не может!
Кое-как собравшись, она закрыла дверь на ключ, прошла по тёмному коридору, заставленному хламом, стала спускаться по, замызганной, лестнице. В глаза бросились чёрные пятна на стене подъезда. Тяжело выдохнув неприятные ощущения, помчалась на автобус – метро, а потом опять автобус, не замечая людей. Вялые тени мелькали перед ней, и каждая была озабочена чем-то своим – тайным.
2
В 8:00 Марьяна вошла в техотдел и села за стол. Привычным жестом включила компьютер, и на экране замелькало: «Запуск Windows», «Добро пожаловать»…
«Всё – ухожу», – подумала она, бодро вынув из сумочки зеркальце и поправив каштановые локоны.
- Всё – надоело, - припудрила лицо, подкрасила ресницы и потянулась за губной помадой…
Вдруг, что-то едва уловимое заставило её задержать на зеркальце свой взгляд: женщина увидела мужа. Он сидел на кровати, обхватив голову руками, потом посмотрел на неё. Его синие, безоблачные глаза стали бессмысленными, как необожжённый фарфор, нос удлинился, красивый излом губ нарисовался чёткой полоской. Душа его горела, постепенно обугливаясь, кожа стала иссиня-коричневой. Волосы, его волнистые русые волосы, встали ёжиком и из них пробивались небольшие, как у ягнёнка, рога.
И тут Марьяна заметила у него за спиной крылья, чёрные крылья: «Демон»,- пронеслось в голове, петля удушья обхватила горло, сердце сжалось, - «Демон». Она перевела взгляд на сияющий монитор, а потом опять на зеркальце, но в нём ничего не отразилось, кроме её карих глаз. Почувствовав неладное (сегодня, уходя на работу, не чмокнула сонного мужа в щёку, и не пожелала ему, мысленно, удачи…) ощутив, непреодолимую слабость направилась к своему начальнику.
- Пётр Петрович уехал в командировку,- сказали ей, - а зам – у босса.
«Придется идти к самомУ», - подумала Марьяна.
Директор филиала ПИПа (Проектного Института Приборостроения) встретил её нехорошим блеском глаз и слащавой улыбкой:
- Что случилось? - спросил он, - с утра какие-то проблемы.
Голова у неё раскалывалась от боли:
- Разрешите мне сейчас уйти… к врачу, очень плохо себя чувствую.
Босс нахмурился: «Значит – проблемы со здоровьем. Ну что ж идите…»
Его недовольный голос перекатывался в голове: «Иди-и-ите…»
Автобус пришёл не сразу, останавливался на каждом светофоре, время тянулось медленно. Наконец, метро и еще пять остановок на автобусе. Она уже бежала к подъезду своего дома. Подъём на четвёртый этаж преодолела, не обратив внимания на, мрачно надвигающийся серый, в плевках, потолок. Войдя в коммуналку, Марьяна увидела дверь в комнату распахнутой. «Кровать не застелил», - подумала она. На кухне, несмотря на ноябрь месяц, окно было открыто: «Рассеянный, какой рассеянный!..», - а на столе, под стаканом лежал лист белой бумаги. На нем размашистым почерком было написано:«Прости дорогая… Я полетел к издателю… Жди…» В большом гранёном стакане подрагивало, готовясь исчезнуть, черное перо, возможно, занесённое ветром.
3
Марьяна прошла в комнату, села на кровать, обхватив голову руками. Так же сидел её муж, когда она увидела его в зеркальце. Потом схватила мобильник и набрала номер, - «абонент не доступен», – звучало в трубке:
- Что делать?
Легла и просто закрыла глаза…
- Ква- ква –ква-квартиру им, видите ли, подавай,- Лягушка была в белом переднике, на кармане - вышит комар
- Ко- ко-конечно, поселились тут, и так у них курятник просторнее нашего – своя кухонька. А нам тут кудахтай на общей кухне, ко-конечно… Интеллигенция – им всё не угодишь.
-Клуша, у тебя сейчас молоко убежит,- Лялечка шлёпнула губами, как будто поймала муху.
- Ты бы лучше за своим пирогом присмотрела, - парировала курица.
- Приоткрой окно, Клуша, нечем дышать, - лягушка хлопотала у пирога.
Клюнув, зачем-то стекло окна курица присела:
- Кто, кто это?
В окно смотрело страшное чудовище – коричневая кожа, бессмысленный взгляд, рожки. А за спиной чёрные крылья – Демон. Курица нахохлилась, и прикрыла голову кастрюлей.
- Ква- ква- кваску хочешь?- с перепугу спросила лягушка. Демон помотал головой, взмахнул черными крыльями и улетел.
Марьяна открыла глаза, было уже 15:00, дело к вечеру. «Мне же сегодня к врачу! Как я могла забыть? Сон какой-то странный. Да, неплохо выглядели мои соседки. А Дёма тоже хорош. И зачем только прилетал?..» Она уже называла Демона, как звала мужа, и опять набрала номер его телефона – результат прежний.
В зеркальном трюмо отражалась комната. Много места занимала кровать, письменный стол, на котором лежали, в беспорядке, исписанные крупным почерком, листы бумаги, был припёрт к, оклеенной обоями, стене высоким шкафом, в котором вмещалось ВСЁ. Одну большую комнату когда-то разделили и сделали спальню и кухоньку. Туалет и душ были коммунальными, тут-то и появлялся повод пообщаться с соседями…
4
Выйдя из поликлиники на улицу и вдохнув свежего воздуха, Марьяна растерянно осмотрелась вокруг. Не заметив ничего необычного, села на ближайшую скамейку. Весь разговор с врачом сводился к ожиданию. Головокружение и тошнота могли быть из-за низкого гемоглобина.
- Вот вам больничный, три дня отдохните, отоспитесь, о результатах анализов я сообщу, - сказала врач, пристально посмотрев, в побледневшее, лицо Марьяны.
Поздняя осень, на деревьях изморозь, редкие, сероватого цвета, скрученные листочки своим видом оптимизма не прибавляли. Молодая женщина вынула из сумочки мобильник, позвонила – нет ответа. «Неужели, правда, мой Дёма – Демон?» Медленно она «поплыла» домой.
-Ква- ква к вам приходили,- таинственно пропела соседка, (она заикалась),- вот оставили. И пнула ногой табурет, на котором лежал букет цветов.
-Астры – мои любимые! От кого?.. – воскликнула Марьяна
На пол выпала записка. Молодая женщина подняла обрывок бумаги и пробежала глазами по тексту: «С днём зарождения. Дёма». Почерк был размашистый, знакомый.
- Странно… Кто принес букет?
-Мальчик-посыльный, - ответила соседка, пожирая Марьяну глазами…
-Что всё это значит? - голова шла кругом, - день рождения у меня в июле, но муж забыл про него, был занят написанием романа.
Марьяне хотелось уединения, и она прошла к себе, оставив позади, любопытный, пристальный взгляд соседки. Поставила цветы в большой гранёный стакан, предварительно налив туда воду из крана. (Чёрное перо куда-то испарилось.) Уставшая донельзя от переживаний она опустилась на кровать. Отсвет настольной лампы падал на зеркало, журнал в глянцевой обложке, подаренный подругой – не привлекал. Звонить подруге тоже не хотелось: начнутся расспросы… Телевизор! Она нажала кнопку на пульте и выключила лампу…
Проснувшись ночью, Марьяна не удивилась, что мужа рядом нет: у Дёмы частенько были ночные смены. Экран телевизора тускло светился… С лёгкостью, невероятной, встала с кровати и подлетела к зеркалу, поднялась к люстре и закружила по комнате. Странная тень передвигалась так же быстро и плавно. Чёрное крыло обвило стан. Нет – это не тень, это большая чёрная птица, кружение стремительно ускорялось… Марьяна упала на кровать:
- Демон, ты здесь!? Я знаю, ты здесь,- она еле сдерживала слёзы.
Завёрнутая в белое, полупрозрачное покрывало, женщина сама была похожа на приведение. Лицо её пылало...
- А где же тень – черная птица?
Тень – исчезла.
5
Филиал Проектного Института Приборостроения или просто ПИПа – занимал несколько этажей в большом современном здании, расположенном на окраине города. Строение, сделанное из стекла и бетона, выгодно отличалось от, окружающих его, низкорослых кирпичных развалюх.
Кабинет директора находился на 9-ом этаже. Столы в просторном помещении располагались большой буквой Т, на стене, в рамочках, висели почётные грамоты и дипломы: «За высокие показатели освоения проектов по производству приборов». Заседали: начальник Отдела Кадров, финансовый директор и сам босс. Кадровик был тощий, измученный язвой, мужчина, похожий на, некормленную месяцами, дворнягу. Напротив него сидел, большой резиновый шар - ожиревший на взятках, финансист. Директор филиала ПИПа, сложенный атлетически, уверенный в себе, вернее в своем папе, крупном городском чиновнике, нехотя, слушал подчинённых. Обсуждался вопрос о сокращении штатов. Эта троица была дружна. Они вместе часто ходили в баньку попариться. Были не равнодушны к женскому полу. Понимали друг друга с полу-взгляда.
- Алова Софья Антоновна, - читал список работников начальник Отдела Кадров.
- Хороший работник – оставим.
- Быстрик Валентина Викторовна, - переглянулись, - оставим.
- Васнецова Марьяна Васильевна…
- Васнецова – подлежит увольнению. Слишком много о себе мнит, - оживился босс.
- Плохой работник, никудышный,- выжал из себя резиновый шар.
За, наглухо закрытым, окном шумела улица: машины, автобусы, подъёмный кран поднимал блоки на, строящееся, здание универмага.
В окно настойчиво постучали. Финансист «подкатился» к подоконнику, потянул за веревочку, занавесь поднялась, и взорам начальников открылось нечто непонятное: рабочий, крупного телосложения, совершенно голый, висел на черных крыльях над люлькой для наружных строительных работ. В следующую минуту окно распахнулось, и вместе с холодным воздухом Демон проник в кабинет. Он подлетел к столу, в руках у него оказались ножницы. Быстро перерезав телефонный провод, Демон второй рукой взял авторучку, и написал размашистым почерком: «Васнецову не увольнять!», - погрозил кулаком, наклонился, и схватил ножницами провода компьютера, шипение… искры разлетелись в разные стороны. Закрыл дверь на ключ, торчащий послушно в замочной скважине, прошёлся по кабинету и вылетел наружу, задёрнув за собой штору. Кабинет погрузился во мрак. Сигнализация визжала вовсю…
Когда охранники, выломав дверь, ворвались в кабинет, они нашли насмерть перепуганных, сидящих под столами, начальников. Кто-то из них своим задом нажал заветную кнопку «для экстренных случаев». Расспросы не дали никаких результатов:
- Это был огромный чёрт, с рогами, - босс округлил глаза.
- Черная корова с крыльями, - чеканил дрожащими губами кадровик.
- Демон, - заключил финансовый директор, обливаясь холодным потом. Он был среди них самый начитанный.
Всем троим явно требовалась помощь психиатра.
6
Дементий Павлович Васнецов сидел напротив главного редактора, благообразного, седовласого человека и слушал:
- Я ознакомился с вашим романом. Булгаковщина. Плагиат. Где вы видели, чтобы демоны вылетали из книги? Просто «Вий» какой-то. Но вы, батенька, не Гоголь, нет не Гоголь. Слабо, очень слабо,- глаза главного редактора не вбирали в себя окружающее, а отражали его…
Через минуту - они отражали ужас. Дементий Павлович – молодой прозаик, крутанулся на, вращающемся, стуле и замер. Перед ним, во всей своей красе, стоял Демон. Он был иссиня-смуглым, с чёрными крыльями, маленькими рожками, волосами – ёжиком. Ну, точь в точь, как Дёма – из его романа… Автор вышел из оцепенения, резко встал и подошёл к чудовищу:
- Ты зачем вышел из книги? – спросил Демона тихо.
- Я не из книги, не из книги, а вон из того листа, - проказник скосил глаза на рукопись.
Дементий прижал Демона к стене. Тот не сопротивлялся. Кроткими собачьими глазами он смотрел на своего воскресителя.
- Роман в набор! - взревел главный редактор известного издательства,- Булгаковщина, чёрт бы вас побрал!
А Демон, тем временем, становился всё светлее и светлее. Потом он стал уменьшаться в размерах и растаял в воздухе. Пришла секретарша и забрала рукопись. Редактор нервно поёжился:
- Ну?! Теперь ваша душенька довольна, Дементий Павлович? Отправляйтесь, батенька, домой и ни о чём не беспокойтесь. Я вам позвоню.
7
Дементий Павлович шёл по улице, шёл быстро. Был необычайно возбуждён. Ветер трепал его белый шарф и остатки мыслей: о книге, о тираже, о неизбежности исполнения желаний. Весь вчерашний день он просидел в библиотеке, потом – ночная смена… Встреча с главным редактором была назначена на 10:00 утра и вот… Вдруг он остановился:
- Марьяна, она ведь ничего не знает, наверное, с ума сходит. Достал из кармана мобильник.
- Ах, разрядился, не работает…
Женщина, продававшая цветы, смотрела на него ласково и с благодарностью взяла деньги.
- Астры – лучшие цветы в мире, солнечные, яркие, открытые, как душа ребёнка, - Дементий Павлович улыбнулся.
У подъезда своего дома он столкнулся с соседкой. Она была похожа на наседку, одетая в три широкие разноцветные кофты, как в перья. В руках держала корзинку с упаковкой перепелиных яиц, пачкой гречки, и бутылкой молока.
- Здоровое питание, - подумал прозаик.
- А вашей жене уже дарили такие же цветы, - проницательный взгляд соседки застал его врасплох.
Жар, который шел изнутри, вдруг отхлынул, Дементию стало холодно. Он увидел унылый лестничный пролёт, почувствовал затхлый запах коридора, вошёл в свою коммуналку.
На постели лежала Марьяна. Она не спала, а смотрела в потолок.
- Дёма, ты? – прошептала она, - Я уж и не чаяла тебя дождаться.
С цветами в руках Дементий чувствовал себя плохо. Положил их на письменный стол и присел на кровать.
- Что случилось? - напряжённо спросил он.
- Я – беременна… анализ показал.
Кровь хлынула в сердце, в голову, в руки. Он молчал, улыбаясь счастливо и нелепо. Наконец, произнес:
- Родная, родная, у нас будет сын…
- Или дочь, - вставила Марьяна.
Они обнялись. Дементий почувствовал тепло её тела. Уверенность вливалась в него. Вдруг кольнуло:
- А кто тебе дарил букет, точно такой же?- он взял со стола астры.
-А разве не ты? - недоумённо спросила жена, - вот записка…
Марьяна пошарила под подушкой и протянула мужу тот самый, загадочный, обрывок бумаги…
- Какой паршивец! Демон рогатый… Ну и Дёма! – прозаик опять улыбнулся.
- Что-то не так?- вмешалась в его догадку Марьяна.
- Всё – так, всё в порядке. Знаешь, я со вчерашнего дня ничего не ел.
- Я – тоже.
Он целовал жену горячо и долго, затем встал и направился на кухоньку, готовить омлет.
2005 – 2011.



Читатели (296) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы