ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 124

Автор:
Глава 124.





План полковника Иванова сводился к следующему.

Главный удар 38-я армия наносила на своём правом фланге в направлении Огурцово, Рубежное, Старый Салтов силами четырёх стрелковых дивизий: 1-й гвардейской генерала Руссиянова, 227-й полковника Тер-Гаспаряна, 226-й генерала Горбатова и 124-й Берестова. Прорвав оборону Паулюса на 12-километровом участке, эти войска должны были на третий день наступления выйти к рубежу Терновая, Непокрытое, Песчаное, Большая Бабка. Там, где в ходе наступления обозначится самое слабое место в обороне противника, в прорыв будет введён второй эшелон - обещанные маршалом Тимошенко танковая бригада и стрелковая дивизия из 21-й армии. Изюминкой плана Иванова была внезапность первого удара на главном направлении. Предполагалось, что все передаваемые дополнительно в 38-ю армию войска прибывают на передовую скрытно, ночными маршами, соблюдая все требования маскировки.

Вспомогательный, отвлекающий и связываюший удар в центре наносила заранее развёрнутая на 50-километровом фронте от Волчанска до Базалеевки 300-я стрелковая дивизия полковника Меркулова.

Наконец на левом фланге 199-я стрелковая дивизия комбрига Аверина и 304-я стрелковая дивизия полковника Хазова оставались в обороне и переходили в наступление уже на завершающей стадии операции.

Задачи войскам на шесть дней, следующих за первыми тремя, формулировались в самом общем виде. Совершив прорыв в западном направлении, ударная группировка поворачивала на юго-запад и должна была, разгромив все встреченные на пути силы противника, выйти на рубеж Весёлое, река Роганка, Змиев. Здесь войскам 38-й армии предстояло соединиться с войсками 6-й армии генерала Городнянского, наступающими в направлении Лиман, Шелудьковка, и, действуя совместно, замкнуть котёл в районе Чугуева и Балаклеи.

Тимошенко и Баграмян план Иванова в целом одобрили, предложив расширить участок прорыва с 12 до 22 километров. Баграмян предупредил полковника, что обещанные 38-й армии 10-я танковая бригада и 81-я стрелковая дивизия к началу операции прибыть не успеют, и, следовательно, смогут принять в ней участие лишь на завершающем этапе.

Маршал Тимошенко предложил предварительно произвести разведку боем и вынудить противника раскрыть свою систему огня. Иванов возразил, заметив, что тем самым будет полностью исключён эффект внезапности. Генерал Баграмян поддержал полковника. Тимошенко поморщился и только отмахнулся.

- Не думаю, что масштабную перегруппировку войск, которая уже началась, разведка противника не заметит. Так что говорить о внезапности в любом случае не приходится. Гораздо важнее, какая будет погода. А погода в этих местах и в это время года переменчива. Снегопад и метель - вот всё, что будет нужно 38-й армии в день перехода в наступление, а раз так, то и цели для артподготовки должны быть пристреляны заранее.

Иванов и Баграмян вынуждены были признать правоту маршала.

Разведку боем Иванов поручил произвести 300-й стрелковой дивизии.

В ночь на 4 марта полковник Меркулов атаковал опорные пункты Красный, Задонецкие Хутора, Задонец, Петровское. Расстреляв снаряды и выявив систему огня противника, войска вернулись на исходный рубеж.

Ширина Северского Донца в полосе фронта 38-й армии составляла от 80 до 120 метров. Ледовое покрытие в начале марта уже не гарантировало безопасной переправы артиллерии и танков. К тому же танки эффективнее всего использовать на хороших дорогах, особенно зимой, весной и осенью, а хорошие дороги, как правило, ведут к мостам. Командованию армии пришлось учесть эти соображения и включить в план операции захват двух мостов, расположенных в семи километрах один от другого в районе Рубежное, Верхний и Старый Салтов.

Поскольку 1-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Руссиянова в срок прибыть не успевала, начальник штаба армии поставил 124-й стрелковой дивизии задачу обойти с севера обширный лесной массив между Хотомлей и Чугуевом, после чего ударить на Старый Салтов во взаимодействии с дивизией генерала Горбатова.

5 марта генерала Шерстюка сменил во главе 38-й армии генерал Москаленко. Новый командарм с порога объявил начальнику штаба:

- Действуйте как считаете нужным по уже утверждённому плану. Я буду входить в курс дела в рабочем порядке. С общей директивой я знаком. В ней, на мой взгляд, имеется один существенный изъян - темп наступления дивизий слишком низкий.
Противник будет иметь достаточно времени, чтобы подтянуть к участку прорыва танки и тяжёлую артиллерию. Я докладывал об этом маршалу Тимошенко, но тот только развёл руками: 10-я танковая бригада ещё не получила новые боевые машины, поэтому прибытия танков на передовую можно ожидать не раньше 10 марта.

Наступило 6 марта. Утро было холодным и пасмурным. Шёл снег. Временами налетал северный ветер, и тогда снегопад переходил в метель. Видимость была минимальной. Это была идеальная погода для форсирования Северского Донца.

Под прикрытием снежной завесы войска стали выдвигаться к рубежам атаки. Тем временем подошли маршевые пополнения - всего 1341 человек, в том числе 300 лыжников. В штабе принялись распределять их по дивизиям. Особенно трудной была задача у политработников: в каждое отделение должен был влиться по меньшей мере один вновь прибывший коммунист или комсомолец. Когда все пополнения распределили, некомплект в дивизиях сократился и теперь составлял 60 процентов.

Наконец забрезжил рассвет 7 марта. В 9 часов утра загремели артиллерийские залпы. 38-я армия начала артподготовку наступления.



Читатели (89) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы