ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 121

Автор:
Глава 121.





В апреле, после поражения генерала Ефремова под Вязьмой, командование Западного фронта уже почти смирилось с тем, что о далеко идущих планах на зиму и весну можно забыть и что пора уже серьёзно подумать о восстановлении боеспособности войск, имеющихся в наличии, и о накоплении стратегических резервов, которых почти не осталось,
чтобы не случилось крупных неприятностей летом.

И это было правдой. Весенняя распутица и истощение сил обеих сторон оставляли противникам мало шансов существенно изменить обстановку на фронтах до лета. Весь май сторонам предстояло потратить на накопление необходимых для ведения активных операций запасов снарядов и продовольствия на передовой и горючего для техники. Сделать это в апреле тыловые службы не могли из-за состояния дорог.

Однако генерал Белов в начале апреля ещё оценивал оперативную обстановку на Западном фронте как достаточно перспективную и считал разрешимой задачу соединения своей группы с 50-й армией, что значительно усилило бы как положение самой группы Белова, так и оперативные возможности 50-й армии и создавало предпосылки соединения их обоих в районе Ярцево с войсками Калининского фронта. Это уже позволило бы говорить об успешном завершении Ржевско-Вяземской операции и оправдывало бы все жертвы, которые были принесены на её алтарь.

Генерала Белова можно было понять. Не соединившись с 50-й армией, он со своей группой зависал в глубоком немецком тылу без каких-либо ясных оперативных перспектив и скорее всего был обречён на уничтожение в ходе летней кампании. Соединение воедино группы Белова, владеющей Дорогобужем, и 50-й армии, гарантирующей Белову надёжную коммуникацию с тылом, сохраняло интригу всей весенне-зимней кампании, грозя окружением 4-й и 9-й немецким армиям.

Дело было за малым: Белову нужно было соединиться с 50-й армией. А как раз это уже дважды не удалось сделать в марте.
50-я армия, которая согласно замыслу Жукова должна была перерезать с юга Варшавское шоссе, с задачей этой так и не справилась. От территории, контролируемой Беловым, армию отделяла узкая полоса в 15 - 20 километров, но фон Клюге прочно удерживал контроль над Варшавским шоссе между Рославлем и Юхновом, и проскочить через шоссе могли разве что конные разведчики в глухую ночь, что они и делали время от времени.

Жуков в принципе был согласен с Беловым в том, что ещё возможно было вырвать ускользающую победу из цепких рук фон Клюге, но все предлагаемые штабом Белова планы встречной наступательной операции отвергал, ссылаясь на недостаточность имеющихся в наличии у Белова и у 50-й армии сил.

10 апреля Белов передал в штаб Западного фронта радиограмму, в которой доложил результаты разведки, произведённой в направлении Милятино по приказу Жукова.

"Докладываю на Ваше рассмотрение оценку обстановки и предложения. Силы противника: на линии Ельня-Милятино разведано шесть пехотных дивизий. К Ельне подходят пополнения со стороны Рославля и Смоленска. Западнее реки Днепр обороняются неустановленные силы. На севере - на рубеже Ярцево, Семлево, станция Волоста Пятница - прикрывают подступы к железной дороге разрозненные части, в том числе 35-й и 23-й пехотных дивизий.

Вывод: корпус участвует в окружении вяземской, ельнинской, спас-деменской группировок противника и, в свою очередь, сам находится в оперативном окружении. Протяжённость фронта корпуса по окружности превышает 300 километров. Силы корпуса и протяжённость фронта вынуждают меня временно перейти к оборонительным действиям. Резервов нет. Все запасы продовольствия и фуража, имевшиеся у местного населения, исчерпаны за два с половиной месяца. Инициатива заметно переходит к противнику.

В этих условиях предлагаю наступательный план:

1. Прорвать кольцо изнутри навстречу 50-й армии в общем направлении на Милятино.
2. С этой целью сосредоточить в районе Всходы ударную группу в составе 1-й и 2-й гвардейских кавалерийских дивизий, 4-го воздушно-десантного корпуса и партизанского отряда Жабо.
3. Оставить для блокирования Ельни особую группу отрядов полковника Москалека, а главными силами наступать на Спас-Деменск.
4. Для удержания Дорогобужа оставить партизанский отряд "Дедушка". Начавшийся разлив Днепра облегчает партизанам эту задачу.
5. Для обеспечения операции с севера и северо-востока выставить 329-ю стрелковую дивизию и мелкие партизанские отряды.
6. Силами 50-й армии, а возможно и 10-й армии, прорваться через Варшавское шоссе на участке Зайцева Гора, Ерши, а также в районе Милятино. После этого прочно удерживать контроль над шоссе в указанных пунктах.
7. После моего соединения с генералом Болдиным в районе Милятино передать мне все мои эшелоны с артиллерией, танковой бригадой, 7-й гвардейской кавалерийской дивизией и бросить корпус на север, в направлении на Ярцево в целях соединения с войсками Калининского фронта, либо использовать корпус для решения другой оперативной задачи.
8. Подготовка операции с моей стороны потребует от 7 до 10 суток. Есть все основания рассчитывать, что мне удастся упредить противника в наступлении.
9. Желательно обеспечить наступление прикрытием ВВС Западного фронта от сосредоточенных ударов авиации противника.
10. Успех операции лишит противника исходных позиций для намеченного им весеннего наступления.
11. Отказ от активного плана и дальнейшее пассивное пребывание корпуса в тылу противника считаю нецелесообразным.
12. Серьёзное наступление противника против меня с любого направления резко изменит общую оперативную обстановку не в нашу пользу.
Белов. Милославский. Вашурин."

Ответ из штаба Западного фронта был получен 11 апреля. Жуков сообщал, что считает план Белова в принципе правильным, но что 50-я армия к указанному в плане сроку к встречному наступлению готова не будет.

Генерал Белов таким ответом довольствоваться не мог и на свой страх и риск предпринял наступление с ограниченными целями в южном направлении.

13 апреля 8-я воздушно-десантная бригада овладела станцией Вертехово. Части 2-й кавалерийской дивизии обошли сильный гарнизон противника в Ключах и вели бой за станцию Баскаковка, когда 14 апреля из штаба фронта пришло неожиданное сообщение. 50-я армия перешла в наступление и овладела Зайцевой Горой в шести километрах от Милятино. Словно бы и не было ни предложения Белова Жукову от 10 апреля, ни двусмысленного ответа Жукова Белову 11 апреля. Напротив, теперь командование Западного фронта потребовало от Белова всемерно ускорить встречное наступление с севера. Одновременно Жуков запретил уводить из Дорогобужа 1-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию, самую сильную дивизию в корпусе Белова. Без артиллерии и миномётов дивизии Баранова шансы на успех встречного наступления группы Белова к Варшавскому шоссе практически сводились к нулю. Жуков, как всегда, поставил Белову слишком много задач сразу. Вероятно, он имел основания сомневаться в способности генерала Болдина закрепиться в Зайцевой Горе и оседлать Варшавское шоссе, а без этого непременного условия удар Белова с севера оказывался либо ударом по воздуху, либо, в случае успеха, приводил лишь к прорыву корпуса Белова через Варшавское шоссе обратно в Мосальск, откуда и начинался рейд, и тогда шансы на удержание Дорогобужа становились совсем призрачными.

Тем не менее наступление группы Белова в составе 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и 4-го воздушно-десантного корпуса началось успешно. Фон Клюге пришлось бросить на Белова всю авиацию и ввести в бой значительные силы пехоты и танков. Наступление Белова было остановлено 15 апреля сосредоточенными ударами немецкой авиации, когда между войсками Белова и авангардом Болдина оставалось два километра. В тот же день фон Клюге выбил авангарды генерала Болдина из Зайцевой Горы и отбросил 50-ю армию на исходные позиции. Все попытки 50-й армии возобновить наступление противником жёстко пресекались, и к концу апреля они сами собой прекратились. 26 апреля 50-я армия перешла к обороне.

Между тем разведка генерала Белова докладывала о сосредоточении значительных сил, высвободившихся у фон Клюге после разгрома группировки генерала Ефремова, в районе села Всходы. Начала немецкого наступления следовало ожидать со дня на день. Рассчитывать на помощь Жукова и Соколовского извне не приходилось. 25 апреля Белов представил Жукову новый план прорыва. К этому времени остатки корпуса Белова, не сумевшие пробиться следом за авангардом через Варшавское шоссе в январе, были отведены в Калугу и там значительно усилены. Теперь в эти войска входили три полностью укомплектованные гвардейские кавалерийские дивизии, усиленные корпусной артиллерией и танками. Фактически это был теперь основной двадцатитысячный состав 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Командовали этими войсками заместители генерала Белова - сначала генерал Плиев, затем генерал Борисов.

Белов предложил Жукову бросить эти войска под командованием выписавшегося из госпиталя генерал-майора Осликовского на прорыв через Варшавское шоссе, прорвать немецкую оборону извне и ввести в прорыв армию по усмотрению Жукова.

У Жукова и Соколовского план Белова не вызвал энтузиазма по вполне понятным причинам. Организовать снабжение такого скопища людей, лошадей и техники на опустошённых кавалерией, десантниками и партизанами территориях к северу от Варшавского шоссе тыловые службы Западного фронта были не в состоянии. Тыловики едва справлялись со снабжением второго состава 1-го гвардейского кавкорпуса в Калуге.

Жуков приказал Белову занять круговую оборону по всему фронту - от районного центра Знаменка на востоке до соловьёвской переправы через Днепр на западе и от Варшавского шоссе на юге до Дорогобужа на севере, закопаться в землю и к началу лета построить прочную оборону на всех танкоопасных направлениях.



Читатели (97) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы