ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 116

Автор:
Глава 116.





Генерал Белов был знаком с генералом Ефремовым с 1925 года.

В тот год Ефремов командовал 19-й территориальной стрелковой дивизией в Воронеже, а Белов - кавалерийской бригадой в Острогожске.

Насколько Белов знал Ефремова, тот был человеком мужественным и самостоятельным, предпочитавшим в любой ситуации полагаться на собственные силы, а не обращаться к кому-либо за помощью. И уж если Жуков попросил Белова "не бросать Ефремова в беде", значит, дела у генерал-лейтенанта Ефремова, окружённого под Вязьмой с тремя стрелковыми дивизиями, обстоят совсем плохо.

Связавшись по радио с командующим 33-й армией и уточнив местоположение трёх его окружённых дивизий, Белов предложил Ефремову прорываться на соединение с гвардией, которую пообещал двинуть ему навстречу. В три дня Беловым была сформирована ударная группа во главе с полковником Завадовским в составе 2-го гвардейского кавалерийского полка майора Малинова (346 человек, два полевых орудия, две противотанковых пушки, несколько миномётов) и батальона партизан (246 человек, два орудия и три миномёта). 27 марта эта группа начала наступление из района Знаменки на Свищево.

Наступление успеха не имело. Повсюду гвардейцев и партизан Завадовского встречал плотный огонь из пулемётов и миномётов. Несколько раз Завадовский пробовал обойти противника с фланга, но и это не помогло. Отряд понёс большие потери и в середине апреля был отозван Беловым и расформирован. Стало ясно, фон Клюге основательно подготовился к ликвидации окружённой под Вязьмой группировки генерала Ефремова.

Что было делать Белову? Пойти с главными своими силами на выручку к Ефремову он не мог себе позволить: у ближайшего соседа генерала Белова, 4-го корпуса воздушных десантников, тоже возникли большие проблемы с фон Клюге, и Жуков с Соколовским возложили на того же генерала Белова, корпус которого стал для командования Западным фронтом поистине палочкой-выручалочкой, спасение оказавшегося в критическом положении соседа.

4-й корпус в составе двух бригад парашютистов - 9-й и 214-й - начал высаживаться в районе села Великополье ещё 19 февраля. Высадка прошла не слишком удачно. Штурманы сбились с пути и сбросили часть десанта совсем не там, где было приказано. До восьмидесяти человек приземлились у деревни Коптево, в четырнадцати километрах к югу от Семлево. Другая группа была сброшена и вовсе возле линии фронта на территории противника и была немедленно уничтожена. Боеприпасы и лыжи были разбросаны на обширной территории, и приземлившимся парашютистам удалось отыскать в заснеженном лесу далеко не всё. Командир корпуса, генерал-майор Левашов, погиб: его самолёт был сбит зенитным огнём. Командование перешло к начальнику штаба, полковнику Казанкину. Лишь 23 февраля Казанкин собрал на земле всех своих парашютистов. В наличии оказалось 7015 человек. Корпус имел задачу прорываться навстречу 50-й армии генерала Болдина, наступающей на Вязьму с юга с приказом Жукова взять город штурмом. Чтобы выполнить приказ Жукова, Болдин должен был пробиться через Варшавскому шоссе, как до него это сделал в январе Белов. Парашютисты полковника Казанкина, выполняя приказ Жукова, перешли в наступление, овладели за трое суток деревнями Ключи, Дерговочная, Татьяниха и Жердовка, пересекли аванпостами Варшавское шоссе и установили контакт с аванпостами генерала Болдина. Но армия Болдина увязла в снегу и прорваться к Варшавскому шоссе не смогла. Остановив Болдина, основательный фон Клюге обратил взгляд на север и принялся за десантников. Полковник Казанкин вынужден был призвать на помощь генерала Белова.

Белов тем временем был занят своим делом: он осаждал на своём восточном фронте станцию Угра и прилегающие к ней деревни Русаново, Денисково, Вознесенье и Сенютино. Фон Клюге был вынужден снабжать запертый на станции большой гарнизон по воздуху. Оставить у себя в тылу невзятую Угру и 700 человек её гарнизона с артиллерией и тридцатью пятью вагонами снарядов Белов не мог по многим причинам, главной из которых было вполне понятное желание поживиться немецким обозом, коль скоро Жуков и Соколовский придерживались негласного правила: война сама должна себя кормить. У местного населения на контролируемой Беловым и партизанами территории уже почти всё было съедено и выпито, а доводить людей до последней крайности не генералу Белову не хотелось. Бои за Угру затянулись. Наконец Белов занял станцию, уничтожил немецкий гарнизон и взял богатые трофеи. Теперь он мог действенно помочь полковнику Казанкину. Оставив три отряда партизан караулить немецкие гарнизоны, запертые в Вознесенье и в Сенютино, он двинул 2-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию на помощь парашютистам. В продолжение десяти дней, с 2 по 12 апреля, на флангах Белова и Казанкина шёл бой, достигавший с обеих сторон крайнего ожесточения. Наконец Белов бросил в бой все свои резервы - 6-й гвардейский кавалерийский полк и полк партизан, восстановил коммуникацию с десантниками и тут же приказом Жукова принял корпус Казанкина в своё подчинение и на своё довольствие.

Воспользовавшись уходом главных сил Белова из-под Угры, фон Клюге выдвинул из Милятино штурмовую группу в составе батальона пехоты с десятью танками. Прорвавшись через заслон партизан в осаждённые деревни, группа вернулась той же дорогой на юг, в Милятино, уводя с собой оба гарнизона.

Так обстояли дела у генерала Белова, когда из штаба фронта пришло сообщение: группировка генерал-лейтенанта Ефремова под Вязьмой разгромлена. Остатки войск пробиваются через лес к генералу Белову. 27 апреля в расположение Белова из леса вышел полковник Орлов с сотней человек из 160-й стрелковой дивизии. Более половины людей были ранены и имели обморожения различной степени тяжести. Ещё 666 человек, из них 400 раненых и обмороженных, собрали по лесам партизаны Белова. О судьбе генерал-лейтенанта Ефремова окруженцы ничего не могли сообщить.






Читатели (81) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы