ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Клумба. 1985 г.

Автор:
Клумба. 1985 г.
(Из жизни спортсменов-подводников)

– Петрович, когда мы погрузились, грот оказался с одной стороны, а Виталик – с другой. Видимость была метров пятнадцать, не меньше. Вода чистейшая. Но как только я грунт почувствовал, понял, что стою в клумбе…
– В чем стоишь? – переспросил своего подопечного Серегу Галкина руководитель группы харьковских спортсменов-подводников Степан Петрович.
– В клумбе необычайной красоты, – ответил Серега, и в его глазах зажегся огонь восхищения. – Она круглой формы, в диаметре метра три, и цветы на ней растут самые разные: гладиолусы, резеда, орхидеи, анемоны… Я в цветах разбираюсь – меня бабушка Клава учила еще ребенком. Она в питомнике работала.
Степан Петрович почесал затылок, озадаченный рассказом Галкина.
– Так, ну, а что дальше было? – спросил он.
– Да ничего особенного. Я подумал, что все равно бесхозная эта клумба. Решил букет собрать. Стал, понимаешь, цветы рвать, а на них сидят разные бабочки, стрекозы, шмели… Понятно, всполошил я их. И они стали роями летать вокруг меня…
– Серега, ты в своем уме? – встревожено сказал Степан Петрович. Какие шмели под водой, на глубине десять метров?
– Ну, да, – сказал Серега растерянно. – Я как-то об этом не подумал. Меня сама клумба поразила, и я решил, что надо ее сфотографировать, а потом снимки в журнал «Вокруг света» послать. Это же чудо природы – такая клумба…
– А Виталик что при этом делал? Он ведь недалеко от тебя был.
– Виталик что-то со дна подбирал, но я не разглядел что. Да и не присматривался сильно… Он метрах в пяти от меня был. А потом я бабочку стал ловить, траурница она еще называется – такая вся темно-коричневая с желтой окаемкой. Да разве голыми руками, без сачка, ее поймаешь!.. Через некоторое время глянул, а Виталика уже нет нигде. Я подумал, раз он всплыл, то и мне надо подниматься.
– Тут вот какое дело, Серега... Он, когда на берег вышел, сознание потерял. Сейчас Савельич над ним хлопочет. Пойдем, глянем.
Собеседники, сидевшие на прибрежных камнях, поднялись и направились к сиявшей ярким оранжевым шелком на крымском солнце палатке.
Заглянув в палатку, они увидели, что Виталик уже в сознании.
Савельич – врач анестезиолог, а по совместительству заядлый подводник, доложил Степану Петровичу:
– Степа, он в норме. Правда, чушь какую-то порет…
– Что случилось, Виталик? – мрачно спросил Степан Петрович, уже обогащенный опытом общения с полусумасшедшим Галкиным.
Лежавший до этого момента безучастно Виталик привстал на локте и сказал таинственно:
– Там этих, зонтов японских портативных полно валяется. Я начал их в сумку складывать. Штук сорок уже набрал. Думал, что их продать можно будет. Бабки хотел заработать. Но потом мне дурно стало, и я начал отъезжать, как говорится. Из последних сил от дна оттолкнулся, всплыл, а то, наверное, там бы и ласты склеил…
– Видите, орлы, как важно технику безопасности соблюдать, – сказал Степан Петрович назидательно, – погружаться надо только по двое…
К чему это было сказано, никто из присутствующих не понял.
Сам же Степан Петрович присел на голыш солидных габаритов и углубился в размышления: «Стоп! А как у нас Ак-150 стоит? Наветренная сторона северная… Твою дивизию! У нас же отработанные газы засасываются на сжатие. Мы же сами себе галлюциногенные акваланги забиваем нашим компрессором!»
– Савельич, выйдем на минутку, – сказал Степан Петрович.
Они вышли из палатки.
– Где техник Хворостенко? – спросил Степан Петрович.
– Пьяный валяется. Как обычно.
– Слушай, Савельич, надо нам Хворостенко увольнять. Понял я, в чем тут дело. Он, этот Хворостенко, так компрессор поставил, гад, что отработанные газы на «всас» ветром задувает. Мы же ребят чуть не потравили. Хорошо,что они глупые – ни о чем не догадываются…
Тут Серега подошел.
– Петрович, – сказал он, – вспомнил я еще, что когда с этой клумбы цветы срывал, музыка играла. Так шарманка играет. Все время одну и ту же мелодию…
Степан Петрович сочувственно сказал:
– Ладно, Серега, забудь. Все хорошо, что хорошо кончается.
А потом добавил, уже не пряча улыбки:
– Это, наверное, в атмосфере сегодня что-то странное происходит. Может, на Солнце пятна активизировались...

(Редакция 2013 года)



Читатели (318) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы