ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Чаринамрита. 2013 г.

Автор:
Чаринамрита. 2013 г.

В записной книжке искал телефон своего бывшего коллеги по работе и наткнулся на странную запись:

1989 г.
МАХАМАНТРА.
ХАРЕ КРИШНА, ХАРЕ КРИШНА, КРИШНА, КРИШНА, ХАРЕ, ХАРЕ. ХАРЕ РАМА, ХАРЕ РАМА, РАМА, РАМА, ХАРЕ, ХАРЕ.
МАТАДЖИ.
ПРАСАД.
ЧАРИНАМРИТА.
СУЧАРА.
ОТХИРЕНДРА.
АУПАРИШТАКА.

Стал припоминать то время… Ну да, в городе появилось много кришнаитов. Они ходили в своих странных ярких одеждах, продавали духовные книги этой новой религии, пели песни, которые называли мантрами. И как-то в разговоре со своей знакомой, преподавательницей вуза, профессионально интересовавшейся религиями и оккультизмом, я спросил, кто они такие, эти кришнаиты. Она рассказала, что знала, а потом и говорит:
– Хочешь я тебя с ними поближе познакомлю? У меня есть студентки-кришнаитки.
– Ну, давай, – говорю, – познакомь.
В общем, встретился я с этими студентками в городе. Побеседовали. Обычные девушки. Одеты, как все нормальные люди. Ничего маргинального я в них не заметил. Договорились, что я с ними пойду на молебен в их храм на проспекте Ленина. Они меня представят, как человека заинтересовавшегося кришнаизмом и раздумывающего над вопросом – а не приобщиться ли к этой религии.
Храм оказался обычной трехкомнатной квартирой, напичканной разными культовыми причандалами: иконами, фигурками богов, посудой причудливой формы с какими-то курящимися ароматическими веществами типа ладана, имеющими, как мне показалось, некоторый наркотический эффект.
В квартире было человек тридцать, не меньше. Меня представили главной МАТАДЖИ. Я понял, что это какая-то начальница, настоятельница что ли. Она вся светилась улыбкой и предложила мне стул у стенки. Я сел, расслабился и стал наблюдать за происходящим.
Две девушки в шелковых одеждах цвета абрикотина стали раздавать вареный рис, который они называли ПРАСАДОМ. Мне загрузили тарелку с верхом, но попробовав эту еду, я понял, что она не для моей печени из-за избытка специй, и отдал свою тарелку пожилому мужчине, сидевшему рядом, на полу по-турецки на каком-то уже давным-давно вытоптанном коврике. Он кивнул мне в знак благодарности, присоединил мою пайку к своей и сразу же зачавкал, быстро поедая довольно объемистую горку продукта.
Раздался звонок входной двери. Все как-то сразу возбудились. Отовсюду слышалось одно слово – «СУЧАРА».
«Какая странная у них терминология», – подумал я. А в это время в комнату вошли трое мужчин: первый в оранжево-розовом одеянии неопределенной формы, высокий, абсолютно лысый, двое других – маленькие, щупленькие, в черных бостоновых костюмах с розовыми платочками в нагрудных карманах пиджаков. Как позже оказалось, высокий мужчина это и был Сучара – духовный учитель этих самых кришнаитов.
Я никак понять не могу, почему у людей, призванных нести в массы духовность, такие странные фамилии. Взять хотя бы фамилии наших украинских советских поэтов – Рыльский, Драч, Сосюра, Тычина... Да от этих фамилий волосы дыбом встают. Брали бы себе псевдонимы, что ли.
Ну, вот. Этому Сучаре кресло кожаное черное подкатили, в котором он и расположился, как-то слишком уж вертикально выпрямив спину. А двое его сопровождающих стали по обе стороны кресла. Я так понял, что это были охранники.
Пожилой мужчина, которому я отдал свою рисовую кашу, взял меня за рукав пиджака и сказал многозначительным тоном, но так тихо, чтобы только я услышал:
–На прошлой неделе ОТХИРЕНДРА был, а сегодня сам Сучара пожаловал. Это вам не шутки. Храм наш авторитетным становится.
Вижу, сосед мой такой словоохотливый, думаю, а почему бы его не поспрашивать, что да как?
–Товарищ, – говорю,– я тут человек новый, не могли бы вы мне коротенько рассказать, каких правил нужно придерживаться в этой религии?
–Вы про аскезу? – говорит мужчина. – Все просто. Нужно не есть мяса, рыбы, яиц, не пить алкоголь, чай, кофе, не колоться, не курить, не заниматься сексом для удовольствия – только для продления рода. Ну, и еще читать в день хотя бы шесть кругов МАХАМАНТРЫ.
«Ничего себе правила», – думаю. – Это ж постриг какой-то натуральный». Особенно про секс мне не понравилось…
–А что такое шесть кругов махамантры? – спрашиваю.
–Вам надо четки приобрести, – отвечает. – Там сто восемь камней. Четки перебираете и на каждом камне произносите «ХАРЕ КРИШНА, ХАРЕ КРИШНА, КРИШНА, КРИШНА, ХАРЕ, ХАРЕ. ХАРЕ РАМА, ХАРЕ РАМА, РАМА, РАМА, ХАРЕ, ХАРЕ». Шесть помножить на сто восемь это шестьсот сорок восемь. Если каждую махамантру произносить десять секунд, то всего на произнесение шести кругов понадобится шесть тысяч четыреста восемьдесят секунд, что составляет один час сорок восемь минут.
И он добавил, уже с улыбкой:
–Я по профессии бухгалтер.
–Ну, а моральные принципы? – спрашиваю. – Что-то типа христианских заповедей есть?
–Нет, это лишнее. Нужно только быть преданным Кришне, аскезу соблюдать, и духовное восхождение адепта будет происходить автоматически.
В это время в комнату вошли двое мужчин неопределенного возраста, на лысо выбритых, в оранжевых штанах, напоминающих кальсоны, и в оранжевых же кацавейках. Один из них нес перед собой пластмассовый таз с водой. И опять в воздухе материализовалось как бы от многократного повторения разными голосами слово «ЧАРИНАМРИТА».
Один из пришедших снял с Сучары обувь – какие-то странные шлепанцы, а другой стал омывать ноги духовного функционера водой из таза.
–Чаринамрита! – торжественно прошептал бухгалтер. – Это вода, с лепестками роз.
Омовение продолжалось минут пять. Потом омыватели вытерли махровым полотенцем Сучаре ноги и унесли таз в соседнюю комнату.
Сучара поднял руки вверх и громко изрек с явным иностранным акцентом:
–Харе Кришна!
Скорее всего, он намеревался произнести проповедь. Это следовало из его возвышенно напряженной позы. В комнате воцарилась полная тишина. Стало слышно, как за окном по проспекту едут автомобили.
И вдруг эту тишину нарушили женские крики, исходившие из соседней комнаты. Потом послышался шум, напоминающий шум от падающей мебели.
Сучара что-то сказал охранникам по-английски, и они метнулись в соседнюю комнату. Минуты через две они вывели оттуда двух девушек. У одной из них были сильно растрепаны волосы, и блузка сбоку торчала из-под юбки пузырем.
–Опять подрались, – тихо сказал бухгалтер. – Они и при Отхирендре так себя вели. Что за странное соперничество. Ни стыда, ни совести у этой молодежи…
–А чего это они? – спрашиваю.
–Так из-за чаринамриты. Они ее пьют.
–Пьют?
–Пьют. И здесь пьют, и в банки набирают, чтобы домой унести. Считается, что эта вода человека от содеянных грехов очищает…
–Товарищ, а как вы думаете, не будет неприличным, если я сейчас тихонько уйду, а?



Читатели (320) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы