ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 97

Автор:
Глава 97.


Не такой был человек генерал Жуков, чтобы неудача, постигшая первый штурм Вязьмы в начале февраля, могла поколебать его боевой настрой. Не преуспев в прямом нападении, он решил взять противника измором, блокировав Вязьму с запада. Для начала он передал в группу Белова отряд десантников капитана Суржика, 129-й воздушно-десантный полк и 329-ю стрелковую дивизию. Это была обычная практика Жукова и Соколовского. Как только у войск, выполняющих директивы на "ведение смелых действий", спускаемые непосредственно из штаба Западного фронта, возникали серьёзные проблемы, в штабе фронта немедленно утрачивали к этим войскам интерес, и персональная ответственность за дальнейшую судьбу этих войск возлагалась на плечи какого-нибудь командарма или командуюшего армейской группой. Так именно и воспринял начальственную щедрость генерал Белов.

Ещё 6 февраля Жуков переподчинил Белову 8-ю воздушно-десантную бригаду, ведущую тяжёлые бои в оперативном окружении в районе Семлево. Словно бы вскользь Жуков дал понять Белову, что бригаду надо спасать и что значительное расстояние, отделяющее корпус Белова от Семлево, не должно послужить этому препятствием.

Белов, слишком занятый под Вязьмой, двинул на Семлево 41-ю лёгкую кавалерийскую дивизию с приказом прорваться на выручку к десантникам. 13 февраля на связь со штабом Белова вышел по телефону командир 8-й бригады подполковник Ануфриев. Он доложил, что его бригадой разгромлены штабы 5-й танковой дивизии и 11-го пехотного полка противника, что бригадой выведен из строя значительный участок железной дороги в районе Реброва и перехвачена автомагистраль в районе Таратонова, что он только что занял Мармоново, Савино и Дяглево, и что в Дяглево им установлена локтевая связь с 41-й кавалерийской дивизией.

Генерал Белов посчитал, что проблемы подполковника Ануфриева тем самым решены, и с дальнейшим тот справится самостоятельно. Однако вышло иначе. Уже на другой день немцы контратаковали, выбили Ануфриева из Дяглево и снова отрезали его от коммуникации с корпусом Белова.

Поскольку о возобновлении штурма Вязьмы с юга больше не могло быть речи, генерал Белов выставил прикрытие из 250-го воздушно-десантного полка и 329-й стрелковой дивизии, а главные силы корпуса лично повёл на Семлево. Генерал имел виды на богатые склады продовольствия и фуража, обнаруженные в Семлево корпусной разведкой. Получить то и другое от Жукова и Соколовского шансов почти не было. В штабе фронта полагали, что война сама должна себя кормить, и энергично двигали по карте оловянных солдатиков, торопясь завершить Вяземскую операцию к началу таянья снегов.

В авангарде у Белова шли 1-я гвардейская кавалерийская дивизия генерала Баранова и 114-й отдельный лыжный батальон. Командир корпуса поставил им задачу скрытно выдвинуться к Семлево и захватить село внезапной ночной атакой, уделив особое внимание сохранности складов. Однако глубокий снег в районе Семлево сорвал план внезапной атаки. Спешенные кавалеристы замешкались с выходом на исходный рубеж и были обнаружены противником. На подходе к селу гвардейцы были встречены плотным миномётным огнём. Гвардейцы залегли, перевели дух и продолжили атаку ползком. Боеприпасы своих дивизионных 107-миллиметровых миномётов генерал Баранов давно расстрелял. Вскоре генерал доложил в штаб корпуса, что два его полка ворвались на юго-западную окраину Семлево и закрепились там, а два других полка совершают обход села, прикрытые с левого фланга 75-й лёгкой кавалерийской дивизией, и вскоре атакуют село с востока.

Радисты генерала Баранова перехватили отчаянную радиограмму коменданта гарнизона Семлево майора Штейнбока. Тот прямым текстом извещал начальство о том, что окружён полчищами казаков, и требовал немедленно прислать подкрепления. Из Вязьмы в Семлево выступили усиленные танками два штрафных батальона, только что прибывшие из Германии. В каждом было 900 разжалованных за различные проступки офицеров. Пока батальоны двигались к Семлево, над селом зависла немецкая авиация. Штурмовка с воздуха атакующих цепей генерала Баранова не прекращалась ни днём, ни ночью. Немецкие лётчики освоили практику ночных штурмовок при свете осветительных ракет. Генерал Баранов нёс чувствительные потери.

15 февраля бои за Семлево достигли наивысшего накала. В село прорвался немецкий штрафбат. Другой штрафбат развернул артиллерию в тылу у Баранова. Танковые контратаки следовали одна за другой.

Тем временем в штаб генерала Белова прибыли подполковник Ануфриев и комиссар Распопов. Они привели с собой 380 человек десантников со стрелковым оружием - всё, что осталось от 8-й воздушно-десантной бригады после выхода из окружения.

- Отлично, - приветствовал подполковника генерал и передал подполковнику 200 человек парашютистов, собранных корпусной кавалерией по окрестным лесам, а с ними и отряд капитана Суржика. В свою очередь, Жуков и Соколовский сбросили на штаб Белова ещё 300 парашютистов. Боеспособность 8-й бригады была таким образом восстановлена.

17 февраля Жуков приказал Белову сворачивать бои за Семлево и наступать на север навстречу кавалерийскому корпусу Соколова. Майор Штейнбок не уступил генералу Белову продовольствие и фураж.

Совершив за сутки скрытную перегруппировку, корпус Белова, усиленный десантниками, развернул наступление в северном направлении с рубежа Беломир, Никулино (5-10 километров западнее Семлево). Противник не ожидал такого развития событий и не оказал упорного сопротивления. 2-я гвардейская кавалерийская дивизия с ходу захватила узел немецкой обороны в Изборово. Среди брошенной противником техники оказались две шестиствольных реактивных установки "небельверфер". Одну из них гвардейцы погрузили в самолёт и отправили в штаб Западного фронта.

21 февраля 8-я бригада десантников заняла Бекасово, 41-я лёгкая кавалерийская дивизия - Яковлево. Железная дорога Вязьма-Смоленск была таким образом перерезана и движение немецких поездов по ней прекратилось.

Тем временем кавалерийский корпус Соколова, наступая с севера, перерезал и автостраду Минск - Смоленск - Вязьма.

Кавалеристов Белова и Соколова разделяли теперь всего шесть километров.








Читатели (89) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы