ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 89

Автор:
Глава 89.


В середине ноября 1941 года в авиаполку Зимина, дислоцированном под Тулой, не осталось самолётов. 42-й авиаполк был снят с фронта и отправлен на переформирование. К этому времени на счету у пилота было семь сбитых самолётов противника. Под Тулой капитан Зимин начал вести записную книжку, в которой фиксировал результаты боевых вылетов. "1. Ведомый сбил Фокке-Вульф-189. 2. Мною и ведомым сбито по одному Ме-110. 3. Ведомый сбил Ме-109. 4. Сбито 5 самолётов. Я сбил двух, ведомые - по одному каждый. 5. Уничтожено на земле 50 грузовиков" - такой была страничка с записями одного из самых результативных дней. Всего же в октябре и ноябре пилоты 42-го авиаполка совершили полторы тысячи боевых вылетов, главным образом на штурмовку дорог, сбив при этом в воздушных боях 30 немецких самолётов.

В сводном запасном авиаполку пилотам предстояло освоить новый истребитель - ЛаГГ-3. Теорию пилоты прошли быстро. Однако день проходил за днём, а до практики дело никак не доходило. На заводе-изготовителе в Нижнем Новгороде скопилось до сотни новеньких машин, и все они были забракованы военной приёмкой ввиду превышения допустимой нормы вибрации винтов. Конструкторы и инженеры тщетно ломали голову в поисках причины вибрации. Пилоты в запасном авиаполку заскучали. От нечего делать Зимин стал набрасывать в записной книжке конспект собственных мыслей, обобщающих накопленный личный опыт тактики воздушного боя.

Он начал с того, что сравнил боевые порядки обеих воюющих сторон. Немцы уже в Испании стали летать парами. Две пары немецких истребителей составляли звено. Между тем в ВВС России с 1913 года укоренился другой порядок - летать тройками. Три самолёта составляли звено, три звена - отряд. Так было в Первую мировую войну, так было в гражданскую войну, так было в Испании, так и осталось в 1941 году.

Летая парами, немецкие пилоты не изобрели ничего нового. Ещё в Первую мировую войну российский ас Евграф Крутень объявил парное построение наилучшим. Чем руководствовался Главный штаб ВВС, цепляясь за морально устаревшие боевые порядки, для Зимина оставалось тайной.

Но на этом странности не кончались. Немецкие пилоты эшелонировали свои боевые порядки по высоте. Ничего подобного не было в советских Уставах. Это с первых дней войны поставило советских пилотов в крайне невыгодное положение.

Далее. У немцев были резервные эшелоны, подтягивающиеся в район воздушного боя по радиовызову. Обнаружить вовремя такой эшелон советским пилотам было крайне сложно, а когда он оказывался у них на хвосте и сверху - было уже поздно.

Советские пилоты дрались по старинке в одном эшелоне и "кучей". Считалось, что чем больше самолётов держатся рядом - тем лучше, но так было только в 1914 году, и то не всегда и не везде. А когда скорости воздушного боя выросли, пилотам в тесном строю больше всего приходилось заботиться о том, чтобы не столкнуться со своими, что нередко и случалось.

Всё это казалось Зимину совершенно ненормальным. С этим странным положением дел нельзя было мириться.

Впрочем, все эти придирки меркли рядом с главным тяжелейшим просчётом штабов - слишком многих первоклассных пилотов, мастеров своего дела советские ВВС потеряли в первые дни войны только потому, что большие начальники оставили их летать на морально устаревших машинах. Этот вопиющий факт Зимин считал настоящим саботажем. И что же. Наступил уже 1942 год, а в штабах никто даже не почесался, чтобы исправить то, что очевидно следовало исправить в Уставах и в лётной практике ещё до начала войны.

Установить причину нештатной вибрации винтов конструкторы нового истребителя так и не смогли, вопреки неоднократным клятвенным обещаниям "решить проблему со дня на день".

Наконец терпение капитана Зимина иссякло. Он явился к командиру запасного полка и выложил ему всё, что думает о начальстве. Командир полка со всем согласился. Было решено произвести осторожную разведку в вышестоящих штабах и напомнить начальству о сидящих без дела пилотах. С этой задачей и отпустил командир полка капитана Зимина в Москву,
предоставив ему полную свободу действий.

Прибыв в Москву, Зимин отправился на приём прямо к генерал-майору Никитину, начальнику Управления формирования и комплектования ВВС. Генерал принял его сразу, внимательно выслушал, заверил, что на заводе-изготовителе работает компетентная комиссия и что причину злосчастной вибрации скоро установят и устранят. Разговор сам собой переключился на тактику и боевые построения. Генерал слушал с неподдельным интересом. Под конец затянувшегося разговора он сделал пилоту совершенно неожиданное предложение, от которого тот не смог отказаться.

- А не хотели бы вы стать командиром полка "харрикейнов"? Полк как раз сейчас формируется в Иваново. Машины полностью получены. В ближайшее время полк будет отправлен на фронт. Согласны? Разумеется, о нашем сегодняшнем разговоре никто не должен ничего знать. Возвращайтесь в свой полк и ждите приказа из Москвы.

С тем и вернулся капитан Зимин в запасной полк. Прошёл январь. Наступил февраль. Причину злосчастной вибрации винта в Нижнем Новгороде ещё не нашли. В середине февраля Зимин был отозван из запасного полка с приказом прибыть в штаб ВВС. Простившись с боевыми товарищами, продолжавшими скучать без дела, пилот сел в переполненный поезд и выехал в Москву. В набитом до отказа вагоне негде было стоять и едва можно было дышать, а о том, чтобы сесть или лечь, нечего было и думать. На вокзале в Нижнем Новгороде во время стоянки знающий человек подсказал: с другого вокзала через два часа в Москву отходит поезд, в котором можно расположиться с удобствами. Дело было за малым: нужно было успеть до вокзала добраться, что было совсем не просто - вокзал был на дргом берегу Оки. Пилот поблагодарил доброго человека за совет, перешёл по льду Оку, добрался до другого вокзала за минуту до отхода поезда, забрался в вагон, где все сидели и никто не стоял, потеснил соседей, тоже сел и перевёл дух. Однако совет "доброго человека" оказался с одним подвохом. В поезде не отапливались вагоны. Соседи пилота буквально стучали зубами от лютого, пронизывающего холода. Но настоящий пилот предпочитает терпеть стужу в приличной компании или в гордом одиночестве, чем в тепле дышать испарениями потной толпы и толкаться в очередях.

В штабе ВВС пилот получил предписание и 23 февраля, в праздник, вылетел на У-2 в Иваново принимать полк "харрикейнов".



Читатели (81) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы