ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 85

Автор:
Глава 85.



30 августа майор Шафаренко двинул 6-ю воздушно-десантную бригаду из Бровар на Конотоп. Транспортных средств на всех не хватало, поэтому войска двигались попеременно пешим порядком и в кузовах грузовиков.

На одном из привалов, устроенном на околице села, к командиру и комиссару подошли хуторяне.

- А скажить, будь ласка, чого це вы нимця на Украйну пустылы? - спросил майора убелённый сединами дед, полный георгиевский кавалер.

- Вы, папаша, сами воевали, понимать должны. Не ждали мы так скоро войны, - оправдывался майор.

- А куды це вы йдэте з фронту, таки здорови та красиви? - прищурилась стоящая с дедом хуторянка, лузгая семечки.

Тут уже комиссар заволновался и пришёл на помощь командиру:

- Граждане! Вы не думайте, что мы бежим с фронта. Мы дрались под Киевом, нас осталась треть, мы идём теперь на доукомплектование. А потом - снова на фронт. Победа будет за нами.

В полусотне километров к востоку от Конотопа на Сейме стоит старинный русский город Путивль. Там прошли детские годы майора Шафаренко. Комбриг не был в Путивле пятнадцать лет. Испросив у командира корпуса разрешение ненадолго отлучиться, майор свернул с дороги и помчался в Путивль. Никого из родных в городе у него уже не осталось, поэтому Шафаренко прямиком отправился на городское кладбище. Старое кладбище заросло травой и кустарником. Сюда не доносился городской шум, вокруг стояла особенная тишина. Листья на деревьях уже пожелтели и, медленно кружась, беззвучно падали на землю. Нарвав полевых цветов, майор положил букет на могилу матери под большим величавым дубом и, постояв рядом пять минут, поспешил догонять свою колонну.

Он догнал её у села Елизаветовка недалеко от Конотопа. Здесь бригада сосредоточилась, привела себя в порядок, а вскоре получила и обещанное небольшое пополнение. Тем временем с берега Десны поступили тревожные известия. Танковая армия Гудериана с ходу форсировала реку, сильно потрепала во встречных боях на плацдарме 10-ю танковую дивизию и теперь быстро приближалась к северному берегу Сейма, преследуя по пятам отступающие 10-ю танковую и 293-ю стрелковую дивизии. На южном берегу Сейма, развернувшись на широком фронте на рубеже Хижки - Сарновщина, изготовился встретить противника 3-й воздушно-десантный корпус. Десантники заняли окопы полного профиля и дзоты с перекрытиями из брёвен в три наката, заранее подготовленные местным населением. В тылу у десантников уже никого не было. Не было и собственных сил, чтобы выстроить второй эшелон, оставалось лишь полагаться на прочность первой линии и держаться любой ценой в окопах и дзотах на Сейме.

Отправленные на северный берег Сейма разведчики обнаружили 6 сентября немецкие аванпосты в селе Алтыновка. В ночь на 7 сентября по мосту севернее Конотопа через Сейм отошли в тыл остатки 10-й танковой и 293-й стрелковой дивизии. В танковой дивизии оставалось всего десять танков, а у полковника Лагутина в 293-й дивизии - три батальона бойцов и несколько пушек. Лагутин прежде преподавал тактику курсанту Шафаренко в академии. Теперь самому полковнику преподали суровый урок немцы между Сеймом и Десной.

Мост и его окрестности обороняла развёрнутая на левом фланге корпуса 5-я бригада полковника Родимцева, усиленная пулемётчиками охранения расположенного поблизости железнодорожного моста. В центре заняла оборону 212-я бригада полковника Жолудева. 6-я бригада майора Шафаренко держала оборону на правом фланге корпуса. Правее десантников прикрывал направление на Путивль сводный отряд курсантов под командой генерала Чеснова. Однако между флангами у Шафаренко и Чеснова зияла трёхкилометровая дыра, и каждый считал соседа ответственным за её прикрытие. Всё, о чём удалось договориться, - перекрытие дыры секторами обстрела и организация наблюдения. В густой кроне дерева устроили "воронье гнездо". В нём засел артиллерийский наблюдатель с рацией для корректировки огня. В крайнем случае Шафаренко собирался бросить на этот участок роту резерва.

На рассвете 8 сентября немцы попытались с ходу, без артподготовки, форсировать Сейм в полосе 6-й бригады. Выдвинувшись из района Мутино, три роты немецких автоматчиков с надувными лодками и плотиками на широком фронте броском устремились к реке, спустили плавсредства на воду и поплыли к южному берегу. По ним немедленно открыл огонь прямой наводкой артдивизион капитана Павленко. Миномётчики и пулемётчики добавили. Десять лодок было потоплено, остальные повернули назад, но и на берегу полегло немало автоматчиков. Противник открыл через реку сильный миномётный огонь, но было уже поздно - от штурмового отряда мало что осталось.

- Великое всё-таки дело - огонь прямой наводкой, - обратился комбриг к капитану Павленко, опуская бинокль.
- Справедливое замечание, товарищ майор. Не поторопись мы с открытием огня там, под Киевом, когда был атакован танками штаб, - не беседовали бы мы с вами сейчас здесь.

Отразили в тот день попытки переправы и соседи 6-й бригады.

На следующий день пришло тревожное известие из штаба фронта: танкисты фон Клейста форсировали Днепр у Кременчуга. Над всем Юго-Западным фронтом неожиданно нависла угроза глубокого и стремительного оперативного окружения, и в распоряжении командования не имелось мобильных резервов, чтобы этой страшной угрозе противостоять.

Весь день на позиции десантников на Сейме группами по 15-20 машин волна за волной пикировали "Юнкерсы". По всему фронту перед корпусом Затевахина и отрядом Чеснова гремела немецкая артиллерия. Создав на узком участке решающий перевес, генерал Модель форсировал Сейм в полосе 5-й бригады полковника Родимцева и захватил плацдарм западнее железнодорожного моста. Ночью немецкие сапёры начали сооружать переправу.










Читатели (61) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы