ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 81

Автор:
Глава 81.



18 июня 1941 года в 3-м воздушно-десантном корпусе, развёрнутом в районе Первомайска, прошли тактические учения с командирами и штабами бригад по теме "Захват важного объекта в тылу врага и удержание его до подхода главных сил".

В предрассветных сумерках командиров и штабистов выбросили с парашютами "в тылу противника". Для майора Шафаренко это был второй в жизни прыжок с парашютом. В мае того же года он пришёл на должность начальника штаба 6-й воздушно-десантной бригады с должности начальника Оперотдела штаба 16-й стрелковой дивизии. Подполковник Жолудев, командир бригады, рослый офицер с орлиным профилем и густой тёмно-русой шевелюрой, с некоторым скепсисом воззрился на вновь прибывшего из Эстонии начальника штаба. Однако командирский скепсис скоро прошёл. Лично проведя с майором несколько занятий по укладке парашюта и оценив терпение и старание новоиспечённого десантника, успевшего сменить обмундирование пехотинца на лётную форму, командир отправился с ним на лётное поле.

- Первый прыжок, майор, это как первая любовь. Вы, конечно, немного запоздали с этим делом. Первый прыжок лучше всего делать ещё до призыва в армию. Ну да ничего. При вашем усердии быстро наверстаете. А нашим командирам и бойцам поскорей передавайте свои навыки в тактике наземного боя.

Отделившись впервые в жизни от самолёта, майор ошутил спустя несколько секунд сильный толчок: это раскрылся над головой купол парашюта. В сложной гамме чувств, переполнявших новоиспечённого парашютиста, преобладали радость и большое облегчение, к ним примешивались любопытство и некоторое беспокойство при виде быстро приближающейся земли. Оглядевшись по сторонам, майор увидел висящего неподалёку на стропах командира бригады, приветливо качающего головой и держащего обе руки вытянутыми с оттопыренными большими пальцами.

Приземление тогда прошло успешно. Вот и второй в жизни майора прыжок совершился без приключений: ночь была достаточно светлой. Приземлившись, штабисты захватили "важный объект" и сели писать штабные документы и ждать "главных сил", которые вскоре и прибыли в лице корпусного начальства.

Майор Шафаренко, как и большинство его новых сослуживцев, не сомневался ни в том, что война вот-вот начнётся - об этом красноречиво свидетельствовал частокол чёрных флажков, обозначавших обнаруженные разведкой по ту сторону границы немецкие дивизии на большой штабной карте, - ни в том, что начнётся война именно так - с выброски в предрассветных сумерках воздушного десанта в тыл коварного противника, с захвата "важного объекта" и ожидания скорого прибытия победоносной Красной Армии.

Звонок дежурного из штаба рано утром 22 июня застал майора за завтраком. Услышав об объявлении боевой тревоги, он побежал в штаб бригады через военный городок, на ходу застёгивая ремень. Известие о начале войны было ожидаемым. Однако приказа на десантирование "в тылу противника" не последовало. Да и к фронту десантников перебрасывать никто не торопился, о них как будто совсем забыли. Лишь 10 июля последовал приказ грузить бригаду в эшелоны и следовать в Бровары, в штаб Юго-Западного фронта.

Бригада - 3000 человек десантников, сведённых в четыре батальона, артдивизион, противотанковая артбатарея, разведывательная и сапёрная роты, а также подразделения обеспечения - погрузилась в эшелоны и в тот же день двинулась в сторону Киева. В дороге штабной эшелон попал под бомбёжку. Завыли сирены воздушной тревоги. Спешно покинув штабной вагон под свист сыплющихся с неба бомб, майор резво припустил следом за командиром, втянув голову в плечи: ему трудно было отделаться от неприятного ощущения, что бомба летит прямо на него.

Подполковник, которому на озере Хасан уже случилось побывать под интенсивным артобстрелом, своевременно бросился ничком на землю и крикнул майору: "Ложись!" Майор повалился рядом. В ту же секунду позади прогремели взрывы. Над тремя вагонами в середине состава взметнулись высоко в небо клубы дыма, подсвеченного пламенем. Лежащий рядом с майором красноармеец приподнялся и стал целиться из винтовки в хвост пронёсшемуся на бреющем полёте немецкому штурмовику. Он тут же упал, скошенный пулемётной очередью. Выпавшую из рук незадачливого стрелка винтовку схватил привставший на колено майор Шафаренко, быстро прицелился и выстрелил.

- Послушай, майор. Ты, конечно, тактик, академик и всё такое. Но самолёт из винтовки не собьёшь, - флегматично заметил комбриг, не поднимая головы от земли.

- Не собью, так напугаю пилота, - парировал начальник штаба.

Спустя час эшелон, укоротившийся на три вагона - их обгоревшие остовы с помощью пассажиров сбросили с рельс прибывшие железнодорожники, - продолжил путь. В Броварах выгрузились 13 июля. Вернувшись в тот же день из штаба фронта, комбриг развернул большую карту Киевского укреплённого района. Увидев проведённую синим карандашом линию по реке Ирпень в 15-20 километрах от Киева, штабисты глазам своим не поверили. Как ухитрились немцы так быстро подойти к самому Киеву?

В штабе фронта готовились к отражению штурма города, а корпусу десантников поручили развернуться в районе Бортничи, Бровары, Дудорово, взять под охрану переправы через Днепр и быть в постоянной готовности к отражению ожидаемого вблизи переправ воздушного десанта противника.

Немедленного штурма, однако, не последовало. Лишь 30 июля, когда 5-я армия генерала Потапова, в течение месяца контратаковавшая с севера левый фланг группы армий "Юг", была окончательно оттеснена в Коростеньский укрепрайон и возобновить контратаки уже не могла по причине полного исчерпания запасов артиллерийских снарядов на базах Юго-Западного фронта - а поддерживать какое-то время боеспособность, получая снаряды исключительно с колёс, фронт может лишь находясь в глухой обороне, - фон Рунштедт нанёс сильный удар по 64-му стрелковому корпусу, прикрывавшему подступы к Киеву с юго-запада. В результате этого удара 175-я стрелковая дивизия отступила за обвод Киевского укрепрайона, а две другие дивизии 64-го корпуса отошли за Днепр. Развивая успех, 29-й армейский корпус в тот же день продолжил наступление по шоссе Васильково-Киев. Гитлер поставил на карту собственную репутацию и публично отдал приказ фон Рунштедту "открыть ворота Киева к 8 августа". Этого не требовала от лидера Германии оперативная обстановка на Восточном фронте. Он предпринял этот рискованный демарш, желая отыграться за два чувствительных удара по имиджу Германии на международной арене, нанесённых провалом молниеносного наступления Вермахта на Москву и ещё более шумным провалом Геринга, хвастливо обещавшего превратить Москву в руины ударами с воздуха, но не сдержавшего обещания.

Во второй половине дня 30 июля начались кровопролитные бои в южной части Киевского укреплённого района. Четыре пехотных дивизии 29-го армейского корпуса, поддержанные всей мощью истребительной, бомбардировочной и штурмовой авиации группы армий "Юг" медленно, но неуклонно, шаг за шагом, теснили противостоящие им 147-ю и 175-ю стрелковые дивизии. Особенно жестокие бои развернулись 3 и 4 августа. 6 августа передовые отряды автоматчиков 29-го армейского корпуса ворвались в пригород Киева - район Мышеловка, - закрепились в Голосеевском лесу, проникли на кладбище, вышли к аэродрому и троллейбусному парку. Во второй половине дня командующий фронтом генерал-полковник Кирпонос был вынужден бросить в бой свой последний резерв - 3-й воздушно-десантный корпус. Получив приказ выдвинуться к линии фронта и остановить продвижение противника, командир 6-й бригады подполковник Жолудев поручил начальнику штаба следовать в авангарде, провести рекогносцировку и развернуть в подходящем месте командный пункт.







Читатели (92) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы