ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 75

Автор:
Глава 75.



В конце января 1942 года стало ясно, что большое зимнее наступление Красной Армии по всему фронту, широко и со вкусом задуманное Сталиным, Шапошниковым и Тимошенко, развивается не по плану.

Оперативный крах армий генерала Конева западнее Ржева и 33-й армии генерала Ефремова под Вязьмой, тяжёлое положение кавалерийского корпуса генерала Белова, пересекшего на пути Вязьме, как и его товарищ по несчастью, генерал Ефремов, рокадное шоссе противника, не оседлав его немедленно достаточными силами танков и артиллерии, крах служб снабжения и тыла на Северо-Западном, Волховском и Ленинградском фронтах и связанные с этим большие оперативные проблемы оторвавшейся от тыловых баз, пересекшей рокадную дорогу и в точности повторившей всё ту же стратегическую ошибку Ефремова и Белова 2-й ударной армии западнее Волхова, контрудар 2-й немецкой танковой армии в направлении Орёл-Сухиничи по тылам наступающей на Киров 10-й армии генерала Голикова - все эти неудачи требовали внесения кардинальных изменений в план всей зимней кампании.

Наступательный порыв Сталина поддержал, как ни странно, Жуков. Как это уже не раз с ним случалось на Халхин-Голе, на Западной Украине, на заключительном этапе Смоленского сражения и под Ленинградом, он закусил удила, и теперь ему море было по колено. А поскольку стратегических резервов, решивших исход битвы за Москву, к исходу января 1942 года у Красной Армии уже не осталось, Жуков, Шапошников и Сталин занялись в точности тем, чем занимались перед этим фон Бок и фон Клюге, бросившие в ноябре 1941 года надорвавшуюся группу армий "Центр" в последнее отчаянное наступление на Москву - широкомасштабной переброской дивизий, армий и штабов с фронта на фронт, с участка на участок.

1-я ударная армия была снята с Западного фронта и переброшена на Северо-Западный, где забуксовала операция по разгрому группы армий "Север" и прорыву мгинского коридора к Ленинграду. В результате этого манёвра с треском провалилось наступление Конева на Вязьму с севера в обход Ржева. Мгинский коридор немцы тоже удержали, так как прибытие 1-й ударной армии на Северо-Западный фронт окончательно похоронило тыловиков и снабженцев под грузом неразрешимых транспортных проблем. В район мгинского коридора вела из центра России всего одна железная дорога, и за неё конкурировали тыловые службы армий трёх фронтов: Ленинградского, Волховского и Северо-Западного. Сколько бы пехоты и кавалерии ни перебрасывали сюда Сталин и Шапошников, наступать в валенках без снарядов и без фуража для лошадей на танки и артиллерию противника пехота не могла, а кавалерия очень скоро съела своих лошадей и превратилась в пехоту.

Снятием 1-й ударной армии ослабление центра Западного фронта не ограничилось. Штаб 16-й армии Рокоссовского, той самой армии, на которой держалась оборона Москвы в самые тяжёлые дни, получил приказ передать войска армии соседям, а самому с 11-й гвардейской (бывшей 18-й) стрелковой дивизией генерала Чернышева следовать в Калугу, где заново сформировать 16-ю армию, приняв четыре стрелковые дивизии и танковую бригаду из состава 10-й армии и участок в 60 километров фронта.

Двинув штаб армии и дивизию Чернышева на Калугу, Рокоссовский заехал в штаб Западного фронта. Здесь его приняли Соколовский, а затем и Жуков.

- Не сомневаюсь, что на новом месте и с новыми силами вы быстро справитесь и с боевой задачей, которая ставится вашей армии, а именно - возьмёте Сухиничи.

У Соколовского Рокоссовский поинтересовался будущими соседями.

- Будете между двумя командармами Поповыми. В старину сказали бы: счастливое предзнаменование! Один теперь командует вместо Голикова 10-й армией, другой 61-й, переданной из Брянского в состав Западного фронта.

В Калугу Рокоссовский с комиссаром поехали через Москву, так было быстрее. Вечером в штабной "эмке" они подъезжали
к столице. Быстро смеркалось. На улицах уже почти разобрали баррикады, оставили только противотанковые заграждения: мало ли что могло случиться в летнюю кампанию. В сторону фронта шли один за другим грузовики с притушенными фарами. Улицы были пустынны. Всюду были тишина, чистота и порядок.

- А что, заночуем в Москве? - предложил комиссар. Рокоссовский не возражал. Нагрянули на квартиру к начальнику московской милиции, давнему приятелю Рокоссовского. За чашкой чая радушный хозяин рассказал о нескольких беспокойных днях в октябре. Тогда милиции пришлось конфисковать у слабонервных граждан немало транспортных средств. Теперь на этих именно машинах следовала в Калугу штабная колонна 16-й армии...

Приняв ванну, выспавшись в чистых и мягких постелях, а рано утром плотно позавтракав, командарм и комиссар выехали в Калугу. 180 километров пути промелькнули незаметно. В Калуге уже был развёрнут временный армейский КП. К вечеру ожидалось и прибытие колонны Чернышева. В отличие от Истры, Калуга мало пострадала от боевых действий. Фон Клюге до последней минуты не оставлял надежды перезимовать в этом стратегически важном городе, взятие и удержание которого стоило ему осенью и зимой большой крови.

Повсюду бросались в глаза следы поспешного отступления. Улицы были загромождены брошенной военной техникой. Уходя, немцы лишь успели отобрать у жителей тёплые вещи и обувь. Отступать в рваных сапогах и лёгких шинельках армия не могла.
Всё остальное бросали без сожалений: запасы горючего были на исходе, да и время поджимало.

Начальник штаба 16-й армии был уже в Мещовске, в 25 километрах севернее Сухиничей. Рокоссовский дал ему указание не стесняться и звонить в Калугу открытым текстом. Пусть противник знает, что вся 16-я армия Рокоссовского наступает с севера на Сухиничи.

- Предлагаете атаковать с развёрнутыми знамёнами и барабанным боем?

- А что, это в лучших прусских традициях. Немцы это уважают.

24 января штаб армии в Мещовске уже работал в обычном повседневном режиме. Начальник армейской артиллерии выехал в стрелковые дивизии знакомиться с артиллерийскими парками, а Рокоссовский с комиссаром в санях отправились в штаб 10-й армии. Добраться до деревушки Меховой в "эмке" по занесённым снегом дорогам было невозможно. В пути генеральские сани дважды подвергались атаке немецкого истребителя. Пилот "Мессершмитта" нагло пролетал на бреющем над самой дорогой. Ездоки, попрыгав с саней в сугробы, яростно отстреливались из автоматов. Оба инцидента завершились без ущерба для обеих сторон.

Получив в штабе 10-й армии самые неутешительные сведения о кадровом составе и боеспособности передаваемых в 16-ю армию стрелковых дивизий, Рокоссовский с комиссаром в санях выехали в войска. Командир 324-й стрелковой дивизии генерал Кирюхин, о котором в штабе 10-й армии сообщили, что он блокирует генерала фон Гильзу в Сухиничах, сильно смутился и сказал:

- Ну, это разве что флажками на карте. Того гляди сами окажемся в западне. Новый командующий 2-й танковой армией нанёс сильный деблокирующий контрудар со стороны Орла. Теперь, наверное, он уже вступает в Сухиничи.

Поняв, что на пехоту 10-й армии надежды мало, Рокоссовский включил в штурмовую группу дивизию Чернышева, а дивизии Кирюхина отвёл в операции вспомогательную роль.

На рассвете 29 января Рокоссовский с начальником артиллерии были в штабе Кирюхина. Всё было готово к наступлению.
До начала артподготовки оставались минуты, когда в штабе на столе зазвенел телефон. У генерала Кирюхина, поднявшего трубку, брови полезли на лоб. Положив трубку, он сообщил удивительную новость: командир полка, ближайшего к Сухиничам, докладывал, что противник в большой спешке покидает город, о чём докладывает высланный на разведку отряд.

Рокоссовский приказал командующему артиллерией отставить артподготовку. Со стороны города донеслись звуки перестрелки из стрелкового оружия, но и они быстро стихли. Воцарилась тишина.

Уже рассвело, когда Рокоссовский въехал в Сухиничи. Во дворе, где размещался штаб фон Гильзы, стояла исправная немецкая легковушка. Сапёры проверили её на наличие мин-ловушек, но ничего не нашли. Рокоссовский разместился в штабе фон Гильзы. Сюда и позвонил ему начальник штаба армии.

- Вас вызывает к телеграфному аппарату командующий фронтом.

- У аппарата Жуков. Прошу подтвердить донесение о взятии Сухиничей.

- Донесение подтверждаю.

- Вы сами откуда телеграфируете?

- Из Сухиничей.

На дальнем конце наступила пауза. Жуков явно не был готов к такому развитию событий. Спустя минуту аппарат застучал:

- Поздравляю, генерал. Новые директивы на ведение операций получите в ближайшее время.






Читатели (83) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы