ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 67

Автор:
Глава 67.


В продолжение следующих трёх дней - с 28 по 30 ноября - 9-я гвардейская стрелковая дивизия с арьергардными боями отходила на восток по Волоколамскому шоссе, теснимая правым флангом 4-й немецкой танковой армии. Каждый день повторялся с незначительными вариациями один и тот же сценарий. Сковав главные силы генерала Белобородова боями на Волоколамском шоссе с мотодивизией СС "Рейх", противник бросал в наступление в обход правого фланга Белобородова с севера по параллельной дороге 10-ю танковую дивизию, вынуждая тем самым Белобородова загибать правый фланг фронтом на север и отводить центр и левый фланг на тыловой рубеж, где вновь занимать оборону фронтом на запад. Генерал Белобородов не испытывал недостатка в артиллерии, и каждый новый километр стоил противнику чувствительных потерь. Каждый день фронт двигался таким образом на 3-4 километра к Москве.

К вечеру 30 ноября оборона дивизии Белобородова представляла собой прямой угол, одна сторона которого - от Селиванихи до Нефедьево - была обращена фронтом на север, а другая - от Селиванихи до пересечения с Волоколамским шоссе в Ленино и далее на юг до Рождествено - фронтом на запад. В глубине этого угла, в трёх и в трёх с половиной километрах от передовой соответственно, на Волоколамском шоссе располагался город Дедовск - ключевой узел коммуникаций на ближних подступах к Москве. Штаб дивизии Белобородова расположился в глубине обороны, в деревне Желябино.

Вечером 30 ноября противник потеснил арьергард Белобородова, захватил деревни Дедово и Петровское и ворвался в Селиваниху, но в ночь на 1 декабря 40-й полк отбил Селиваниху.

Утро 1 декабря выдалось морозное и ясное. Едва рассвело, командир и комиссар выехали из штаба дивизии в Дедовск, где в помещении ткацкой фабрики командир инженерно-сапёрного батальона ночью оборудовал командный пункт. Дымы из печных труб пригородов Дедовска поднимались вертикально вверх в подёрнутое морозной дымкой синее небо за чёрным
лесом.

- Что, комиссар. Думаю, здесь мы и остановимся. Дальше отступать некуда. До Москвы сорок километров.
- Ближе. Сорок - это до Кремля.
- Выдыхаются немцы. Из Дедовска им будет трудненько нас выкурить.

Это было правдой. Понёсшая в последних ноябрьских боях чувствительные потери, 4-я немецкая танковая армия в составе 40-го и 46-го танковых корпусов и 5-го армейского корпуса не располагала более силами, чтобы обеспечивать высокий темп продвижения, комбинируя угрозы прорыва по всему фронту наступления, к тому же фронт этот слишком растянулся к северу, и командование танковой армии, не получая более подкреплений от фон Бока, все резервы которого были исчерпаны,
было вынуждено всё чаще перебрасывать редеющие части с участка на участок по рокадным дорогам, что лишь увеличивало потери матчасти от поломок, устранить которые в условиях наступивших морозов и прекращения подвоза запчастей из тыла было чрезвычайно трудно.

Несмотря на мороз, на улицах Дедовска было многолюдно. С чемоданами, с узлами, с мешками на тележках, на санках и за спиной жители покидали город и вереницей тянулись к железнодорожной станции, к поезду на Москву. В цехах ткацкой фабрики было пусто и тихо. 500 тонн хлопковой пряжи автобатальон дивизии Белобородова уже вывез в тыл. Оставили несколько кип. Из них в медсанбате делали мешки для обогрева отправляемых в тыловые госпитали раненых, число которых каждый день в 9-й гвардейской дивизии заметно прибавлялось. В 40-м полку после ноябрьских боёв в строю осталось 550 бойцов и командиров, четыре пушки и три пулемёта.

Оперативная обстановка в течение всего дня 1 декабря становилась всё более напряжённой. В половине пятого часа вечера
немецкая пехота с 15 танками снова заняла Селиваниху, выбив из неё 40-й полк. Генерал Белобородов с комиссаром выехали в штаб 40-го полка во главе колонны дивизионной артиллерии. В полночь в штабе полка был подготовлен план штурма Селиванихи. Пехоты для штурма было маловато. Но полк гаубиц и подтянутый начальником дивизионной артиллерии противотанковый артполк, только что полученный Белобородовым из штаба армии в порядке усиления, обещали успех. 85 -миллиметровые зенитные пушки, состоявшие на вооружении противотанкового артполка, прошивали выстрелом оба борта немецкого Pz.III.

В штаб дивизии командир и комиссар вернулись в час ночи.

Едва успел генерал Белобородов прилечь на диван, чтобы поспать два часа, как плащ-палатка, служившая занавеской в проёме штабной двери, отодвинулась, и в комнату вошли генерал Жуков и генерал Рокоссовский.

- Доложите обстановку! - приказал Жуков.

Кратко обрисовав обстановку в районе Селиванихи, Белобородов завершил доклад:

- В три часа ночи атакую Селиваниху с двух сторон силами стрелкового полка.
- Состав полка?
- Пятьсот штыков.
- Мало.
- Так точно. Резервов пехоты у меня нет. Но мы подтянули два артполка. Должно хватить.
- А куда вы дели переданную вам 40-ю стрелковую бригаду?
- Бригада прикрывает Дедовск во втором эшелоне от вероятного удара противника со стороны Нахабино.
- Опасаетесь за правый фланг?
- Так точно.
- Правильно опасаетесь. Для противника это направление самое перспективное. Хорошо! Вернёмся к сороковому полку. Задачу командиру полка поставьте более глубокую: не ограничиваясь взятием Селиванихи, развивать успех и отбить у противника Петровское, Хованское, Дедово.

- Есть поставить более глубокую задачу!

Увидев вытянувшееся лицо генерала Белобородова, командующий Западным фронтом усмехнулся.

- Вы что же, генерал, думаете, что я простым ревизором к вам приехал? Принимайте усиление - 17-ю и 146-ю танковые бригады и батальон 49-й стрелковой бригады. Этих сил хватит?
- Вполне.
- Приступайте немедленно. И распорядитесь принести горячего чаю.

В шесть часов утра, когда Селиваниха уже была отбита и танки с батальоном пехоты усиления на броне ушли на запад, в сторону Петровского, в штабе Белобородова раздался звонок из штаба фронта. Трубку поднял генерал Рокоссовский. Услышав на другом конце провода короткое сообщение генерала Соколовского, командарм изменился в лице и опустил трубку на рычаг.

- Каменку сдали. Немцы прорвались к Крюково.

- Едем, Константин Константинович, - сказал Жуков, вставая из-за стола и застёгивая шинель.
- Туда?
- Туда, в Крюково. А вы, генерал-майор, сегодня же доложите лично о взятии Дедово.






Читатели (82) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы