ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 56

Автор:
Глава 56.


В 1939 году Красная Армия полностью перешла на кадровую систему комплектования личного состава. Действовавшая прежде кадрово-территориальная система предполагала наличие в составе соединений как кадровых, так и территориальных частей. В последних постоянную службу несли лишь кадровые офицеры, а рядовой и младший командный состав призывался из запаса по территориальному принципу на краткосрочные сборы. Не была исключением и 78-я стрелковая дивизия, в которой один стрелковый полк был кадровым, состоящим главным образом из старослужащих с опытом гражданской войны за плечами, а два других стрелковых полка - территориальными. Прошло всего два года, и полковник Белобородов, возглавивший дивизию в июле 1941-го, не выявил сколько-нибудь заметной разницы в качестве боевой подготовки всех трёх стрелковых полков. Дивизия стояла в Уссурийском крае, в глухой тайге у самой границы, и была полностью укомплектована. Имея 14 000 человек личного состава, дивизия, кроме трёх стрелковых полков, имела два артиллерийских полка и три отдельных дивизиона - противотанковый, зенитный и миномётный, - всего 60 миномётов и 130 орудий, в том числе 12 тяжёлых гаубиц. Наконец, разведбатальон имел на вооружении роту лёгких танков-амфибий, а автопарк насчитывал 450 единиц колёсной техники.

В середине октября дивизия погрузилась в эшелоны под Владивостоком и начала движение на запад. Эшелоны шли со скоростью курьерских поездов, делая короткие и редкие остановки в узловых станциях, чтобы сменить паровоз на другой, заранее заправленный углём и водой. 28 октября штабной эшелон проследовал без остановки Москву и продолжил движение по Ржевской (Рижской) железной дороге. На подъезде к Москве, возле станции Северянин, полковник Белобородов опустил окно купе штабного вагона и выглянул наружу. Сомнений не оставалось: к стуку колёс и пыхтению мощного паровоза примешивался низкий вибрирующий звук. Где-то высоко в небе, над пеленой облаков, гудели бомбардировщики. По незнакомому звуку полковник сразу определил, что бомбардировщики - чужие. Над лесом, где-то в районе Сокольников, поднимался к небу чёрный дым пожара.

- Немцы Москву бомбят, - сказал полковник комиссару Бронникову. Тот тоже выглянул и прислушался. О тяжёлом положении под Москвой комдив и комиссар знали из газет. Конечный пункт следования эшелонов дивизионной колонны был неизвестен обоим. Когда миновали Москву, и за окном вагона, то удаляясь от железной дороги, то вновь приближаясь к ней, потянулась лента Волококоламского шоссе, комдив и комиссар переглянулись.

- Да уж не к генералу ли Рокоссовскому едем?
- Хорошо бы, - ответил комдив. Рокоссовского он знал с 1929 года. В тот далёкий год во время так называемого конфликта на КВЖД в песчаных степях Даурии политрук стрелковой роты Белобородов своими глазами видел, как Рокоссовский ведёт в атаку 5-ю кавалерийскую бригаду, заходя в тыл противнику, оборонявшему станцию Чжалайнор, атакованную с севера Владимирским стрелковым полком. За тот бой Рокоссовский получил свой третий орден Красного Знамени.

Комдиву и комиссару не пришлось долго теряться в догадках. В тот же день штабной эшелон прибыл на конечный пункт следования, в Истру. Над станцией кружило звено истребителей с красными звёздами, прикрывая район выгрузки. Встретивший Белобородова представитель штаба Западного фронта поставил полковника в известность, что его дивизия поступает в резерв Западного фронта, и вручил ему запечатанный пакет, в котором Белобородову предписывалось связаться со штабом 16-й армии, где и получить дальнейшие указания. Штаб Рокоссовского находился на Волоколамском шоссе в 30 километрах западнее Истры. Начальник штаба армии генерал-майор Малинин, которому позвонил с вокзала Белобородов, прежде всего поинтересовался, сколько эшелонов его дивизии прибыло, а сколько ещё в пути. Услышав, что прибыло девять, а в пути находятся двадцать семь, генерал поспешил закончить разговор:

- Докладывайте о прибытии эшелонов дважды в день, утром и вечером, а я буду передавать эту информацию в штаб фронта.

Спустя двое суток Белобородов доложил Малинину, что все эшелоны прибыли, выгрузка завершена, дивизия сосредоточена в указанной ей дислокации. В ответ он тут же получил через Малинина приказ Жукова выделить генералу Рокоссовскому стрелковый полк с артиллерией, а главные силы дивизии развернуть западнее Истры поперёк Волоколамского шоссе фронтом на запад от станции Холщевики до деревни Кострово.

- Куда прислать полк? - запросил Малинина Белобородов.
- Выдвигайте полк на запад к реке Озерна, там он сменит на передовой 27-ю танковую бригаду.

В тот же день подполковник Суханов двинул стрелковый полк на запад по Волоколамскому шоссе. За пехотой следовали два дивизиона гаубиц и штабная оперативная группа во главе с командиром дивизии. Шёл ледяной дождь, переходящий в снегопад. За селом Ядромино голова полковой колонны свернула на юг, на раскисший от непогоды просёлок. Последние десять километров тридцатикилометрового марша были самыми трудными. Белобородов прибыл в штаб танковой бригады ещё засветло. Во всей бригаде к этому времени осталось несколько танков, а удерживать десятикилометровый фронт в качестве сильно потрёпанной стрелковой бригады танкистам было уже не под силу. К тому же левый фланг бригады был полностью открыт - между ним и правофланговой дивизией 5-й армии, соседки 16-й армии слева, зияла десятикилометровая дыра, прикрытая лишь отдельными пулемётными гнёздами, и только непролазная грязь на просёлочных дорогах спасала эти две армии от крупных оперативных неприятностей на стыке.

Принимая позиции у танкистов, полковник Белобородов развернул один батальон стрелкового полка фронтом на запад по берегу реки, второй батальон развернул слева фронтом на юго-запад, загибая тем самым левый фланг всей 16-й армии, а третий батальон оставил в резерве позади первых двух в районе деревни Онуфриево. Противник занимал господствующие высоты за рекой Озерна. С верхушки колокольни в селе Михайловское артиллерийские наблюдатели противника просматривали оборону полка Белобородова на всю её глубину, включая штаб полка в деревне Сафониха. В Сафонихе колокольни не было, и артиллерийским наблюдателям и разведчикам полковника Белобородова приходилось довольствоваться кронами высоких деревьев на окрестных пригорках. Это ставило тяжёлую артиллерию обеих сторон в неравное положение. 2 ноября немцы обстреляли из гаубиц штаб полка в Сафонихе. Затем под накрытие попала полевая кухня, выдвигавшаяся к передовой. Ответным залпом тяжёлых гаубиц немецкая батарея была приведена к молчанию. Артиллерийская дуэль ещё несколько раз возобновлялась в течение дня. Тут и там постукивали пулемёты - это разведотряды обеих сторон вели активную разведку и натыкались на пулемётные засады. Вечером генерал Малинин передал полковнику Белобородову приказ прибыть утром следующего дня в штаб 16-й армии.







Читатели (74) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы