ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года.Глава 51

Автор:
Глава 51


Пелецкие мхи - сплошная кочковатая трясина, покрытая карликовыми сосенками и берёзками, - с трудом выдерживают в течение нескольких секунд тяжесть одного человека. Чтобы не провалиться сквозь ковёр плавающих по её поверхности мхов, человек должен постоянно перемещаться, быстро перепрыгивая с кочки на кочку. Во главе отряда окруженцев двигался старший лейтенант Подгорный, он был самым крупным и тяжёлым в отряде, и потому никто не стал возражать, когда он принял на себя лидерство. Нащупав шестом опасное место, он предостерегающе поднимал руку и отправлялся на поиски обхода. Именно эти обходы делали движение группы медленным и изнурительным. Немцы больше не преследовали беглецов, они были вполне уверены, что тем и так не выбраться оттуда, куда они забрались. Самолёты над трясиной тоже не летали. К ночи отряд находил небольшой островок, поросший карликовым лесом. Беглецы раскладывали костры из валежника, сушились и, обогревшись, засыпали тут же, на рассыпанном возле костров хворосте, не заботясь об охранении. Задолго до рассвета они просыпались от холода и в мокрой одежде: постели из хвороста успевали погрузиться в просачивающуюся сквозь мхи ледяную жижу. Неудивительно, что первым вставал командир. Он снова разводил костры, кипятил воду в котелках, будил спящих, делил поровну скудный завтрак, и отряд, наспех перекусив, продолжал путь. Трое суток шли они через Пелецкие мхи и на четвёртые ступили наконец на твёрдую землю. Вскоре они вышли к границе Нелидовского района и Тверской области. Здесь у них состоялся военный совет относительно дальнейшего маршрута. Первым высказался старший лейтенант Подгорный. Он считал само собой разумеющимся, что нужно как можно скорее выбираться к своим. Где был фронт, никто не знал. Продолжать путь к Москве можно было лишь малыми группами по 2-3 человека, этого требовал прежде всего характер местности - дальше на восток начинались перелески, через которые большому отряду пройти незамеченным было очень трудно. К тому же по мере приближения к фронту риск снова наткнуться на сильного противника был очень велик. Наконец, разбившись на малые группы, легче и безопаснее было находить продовольствие в деревнях.

Возобладало, однако, другое мнение. Никто, кроме самого Подгорного, не хотел отделяться от группы. Было признано целесообразным двигаться всем вместе на северо-восток через густые леса. А чтобы как следует подготовиться к походу, обещавшему быть трудным и не близким, решили сначала сделать продолжительную остановку здесь, вдали от больших дорог, на краю лесной чащи и непроходимых для противника болот, соорудить лесную базу, вернуться к неоднократно встречавшимся в последние дни на пути следования местам жестоких боёв и собрать хороший оружейный арсенал, экипироваться тёплыми вещами, а также разжиться в каком-нибудь блиндаже радиоприёмником и узнать о линии фронта из сводок Информбюро. Подгорный счёл план разумным, и его вновь избрали командиром. Комиссаром отряда тут же избрали Жолудева как старшего из группы авиаторов и обадателя единственной географической карты. Командир и комиссар немедленно разбили отряд на три отделения, назначили в каждое командира и поставили каждому свои задачи. Подгорный с группой из 15 человек брал на себя сооружение базы, комиссар с отрядом в пять человек отправлялся собирать оружие и боеприпасы к нему. Разведгруппе сержанта Новикова поручили разжиться исправным радиоприёмником.

Когда через пять дней и ночей комиссар привёл две реквизированные у селян подводы, из которых выгрузили пулемёт "максим", два пулемёта Дегтярёва, два исправных немецких ручных пулемёта с запасом патронов и несколько 45 -миллиметровых миномётов, а также достаточное количество винтовок и пистолетов и некоторое количество немецких консервов, строительство базы уже подходило к концу - строители сооружали непротекаемую крышу. На следующий день вернулась с двумя приёмниками группа сержанта Новикова. В тот же вечер, 5 ноября, отряд прослушал сводку Совинформбюро. То, что пришлось услышать, всех потрясло - никто не ожидал, что немцев пустят так близко к Москве. На следующий день вооружённые разведгруппы выдвинулись в разных направлениях, чтобы провести рекогносцировку дальних окрестностей базы, дорог, местности и населённых пунктов: нужно было накопить запасы провизии.

Группа Жолудева отправилась на юг вдоль реки Межи. Дороги были одна хуже другой. Проехать по непролазной грязи было делом почти немыслимым. Гати, проложенные немецкими моторизованными авангардами, пришли в негодность, а немецкая пехота и тылы, очевидно, ещё не подтянулись с запада. Наконец путь на юг преградила непроходимая трясина. Немецких гарнизонов в деревнях не было, но в некоторых успели побывать немецкие мотоциклисты. Крестьяне встречали красноармейцев радушно. Спрашивали, скоро ли наконец погонят немцев и что делать, если те всё-таки займут деревни гарнизонами. В деревне Жеребцово немцы уже побывали и, не мудрствуя, назначили старостой прежнего председателя колхоза. Староста, не желавший ни с кем ссориться, пообещал Жолудеву поставлять отряду картофель "в счёт невыполненных плановых поставок государству на 1941 год".

Под вечер 6 ноября на базу вернулись все группы. Выяснилось, что на всех крупных железнодорожных станциях стоят сильные немецкие гарнизоны, что полотно прикрывают парные патрули, что вдоль полотна немцы на 500 метров вырубают леса и кустарники, а это свидетельствовало о присутствии в лесах партизан.





Читатели (75) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы