ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 48

Автор:
Глава 48.


В пять часов пополудни гром канонады возвестил о возобновлении немецкого наступления на Полтаву. Вся первая линия обороны полка капитана Архипова, по-прежнему прикрытая арьергардом из двух КВ на флангах и трёх лёгких танков, маневрирующих между ними, а также село Мачиха подверглись массированной бомбардировке. Советская фронтовая авиация сосредоточила в это время свои операции на днепровской переправе фон Клейста и не смогла оказать поддержки полку Архипова под Полтавой. Когда «Юнкерсы», отбомбившись, улетели, в наступление пошли в развёрнутом строю цепи пехоты позади стреляющих на ходу САУ. В ответ прогремел залп двенадцати гаубиц капитана Архипова, заранее отведённых на тыловую позицию и укрытых справа развёрнутыми фронтом на запад танками Т-34. После второго залпа гаубиц пехота и штурмпанцеры, наступавшие вдоль шоссе, отступили, взорвав за собой мост через приток Ворсклы, зато тем же лесом, откуда перед этим выскочил немецкий разведотряд, за левый фланг батареи гаубиц вышли несколько немецких САУ. Артиллеристы не растерялись, развернули гаубицы на стрельбу прямой наводкой и «порубили штурмпанцеры в колбасу», о чём и доложил командиру полка командир артдивизиона. Так закончился день 16 сентября. Ночью полковые разведчики выдвинулись к притоку Ворсклы и взяли в плен сапёра 100-й пехотной дивизии, заснувшего на посту в боевом охранении своих коллег, трудившихся над восстановлением взорванного накануне моста. Пленный показал, что отступление пехоты и штурмпанцеров за приток Ворсклы, как и взрыв моста, были вызваны разрушением советской авиацией переправы на Днепре у Кременчуга. Однако сапёры фон Клейста намерены к утру восстановить все переправы, и немецкое наступление возобновится вместе с движением колонн через Днепр. До тех же пор пехота 100-й пехотной дивизии заняла оборону за притоком Ворсклы и спешно окапывается.

До рассвета разведгруппы обеих сторон вели активную разведку во всех направлениях, тут и там происходили стычки между разведгруппами, завязывалась перестрелка. Капитан Архипов выдвинул к передовой миномётную роту, прикрытую взводом мотострелков и тремя танками. Миномётчики всю ночь вели через реку беспооящий огонь с разных позиций, изображая линию фронта.

С рассветом в небе над НП капитана Архипова проследовала в сторону Полтавы армада немецких бомбардировщиков. Волна за волной шли немецкие эскадрильи, и казалось, что этим эскадрильям не будет конца. Над городом поднялись густые облака чёрно-бурого дыма: горела нефтебаза. Налёт на Полтаву продолжался до восьми часов утра, после чего пылал уже весь город. Тогда «Юнкерсы» перенесли удары на обозначенный миномётчиками Архипова «фронт» и буквально перепахали его воронками. Досталось и селу Мачиха. Когда «Юнкерсы» улетели, по восстановленной переправе через приток Ворсклы снова двинулись, рассыпаясь в цепь, автоматчики. На этот раз впереди них шли не только штурмпанцеры, но и танки. Арьергард Архипова медленно отходил от укрытия к укрытию, встречая наступающих огнём из засад. Несколько раз немецкая пехота залегала, и тогда останавливались танки и САУ, а вызванные ими «Юнкерсы» принимались методично выкуривать танки Архипова из укрытий. Лишь в пять часов вечера немцы заняли Мачиху. Они попытались выдвинуться севернее, но были немедленно контратакованы танками Т-34 батальона капитана Пониваго, после чего отошли в Мачиху. Так закончился день 17 сентября.

С рассветом, как и накануне, прилетели «Юнкерсы» и, построив «чёртов круг» над тыловой позицией капитана Архипова, принялись методично сравнивать её с землёй. Это была самая жестокая бомбёжка, под которую приходилось попадать капитану Архипову с начала войны. Разрывы бомб сливались с залпами подтянувшейся из-за Днепра тяжёлой немецкой артиллерии. Армада «мессершмиттов» не подпустила к бомбардировщикам вызванную Архиповым фронтовую истребительную авиацию, и пикировщики работали без помех. Батарея 37-миллиметровых зенитных пушек-автоматов вела огонь без перерыва, но справиться с такой воздушной армадой не могла, и эффективность стрельбы зенитчиков была невысока. К вою заваливающихся в пике бомбардировщиков и грохоту взрывов примешивался визг и скрежет сыпавшихся на зенитчиков вместе с бомбами пустых бочек из-под горючего. Атака на земле ещё не началась, а полк Архипова уже потерял пять танков, две гаубицы и много автомашин. В одинннадцать часов танки фон Клейста атаковали танкистов капитана Пониваги. Одновременно другая большая немецкая колонна, выдвинувшаяся из Решетиловки, вышла с запада к Будищенскому лесу севернее Полтавы. Поднявшись на высокую пожарную каланчу, капитан Архипов увидел растянувшуюся на километры колонну танков, бронемашин и грузовиков с мотопехотой, обходящую город с северо-запада. Над полями и холмами на горизонте поднимались облака пыли, обозначая движение других, невидимых колонн. К полудню, когда все стога сена, в которых маскировались с ночи танки Пониваги, запылали, батальон Пониваги не выдержал шквала огня и в беспорядке отступил за третью линию обороны. На плечах отступающих танкистов Пониваги немцы с ходу прорвали центр третьей линии обороны капитана Архипова и ворвались в южную часть Полтавы. Танки КВ капитана Богачёва заняли круговую оборону вокруг пожарной каланчи. Бой на улицах Полтавы и в южных пригородах был упорным и кровавым. Командир батальона лёгких танков капитан Никитин был ранен, его начальник штаба - убит. Пока танки и бронемашины обеих сторон сталкивались на окутанных дымом пожаров улицах и нередко таранили друг друга, мотострелки капитана Ломако и немецкая мотопехота выясняли отношения штыком и гранатой. Сориентировавшись в быстро меняющейся оперативной обстановке, командир полка отозвал с передовой лёгкие танки и двинул на прорвавшегося противника танки КВ. Когда они вышли к месту боя, первый немецкий штурм захлебнулся. Танкисты Богачёва расстреливали в упор и давили гусеницами немецкие противотанковые пушки, приземистые коробки немецких САУ, опрокидывали немецкие грузовики и танки. Противник откатился в южные пригороды. Однако передышка длилась недолго.

В пять часов вечера начался новый штурм. Он последовал за массированным налётом «Юнкерсов», обративших южную часть города в груду дымящихся развалин. Комиссар полка, корректировавший с крыши огонь тяжёлой артиллерии, был завален обломками рухнувшего дома. Его откопали. Оглохший, контуженный, он самовольно оставил медпункт, взял автомат и отправился на передовую. Лёгкие танки капитана Никитина отступили в глубину улиц. Немецкие танки последовали за ними и здесь наткнулись на огневые засады Т-34 и КВ. Мотострелки двух батальонов Архипова вели по немецкой пехоте огонь из подвалов и с крыш уцелевших домов. Пехота 55-го армейского корпуса противника медленно, квартал за кварталом, прокладывала себе дорогу к железнодорожному и автомобильному мостам. Когда к массированному огню немецкой артиллерии добавился сосредоточенный огонь немецких пулемётчиков, капитану Архипову стало неуютно на пожарной каланче, и он перебрался на городской почтамт. Между восемью и десятью часами вечера бой на улицах Полтавы достиг наивысшего накала. «Юнкерсы» сосредоточивали удары на предмостном укреплении, которое постепенно сжималось. Пожары гудели, в осенних сумерках в городе от пожаров было светло, как в солнечный день. Рушились стены домов. Красная кирпичная пыль взмывала, оседала и снова взмывала в воздух густыми облаками, смешиваясь с жирным дымом горящей нефтебазы. И только поддержка тяжёлых и средних танков позволяла двум батальонам мотострелков Архипова выдерживать натиск армейского корпуса немецкой пехоты. В десять часов вечера немецкие танки прорвались к обоим мостам. Попытка снабженцев 38-й армии организовать доставку снарядов танкистам Архипова на плавсредствах не увенчалась успехом. Немцы устроили над рекой фейерверк из осветительных ракет, и почти все лодки были потоплены миномётным и танковым огнём. У танкистов Архипова были расстреляны все снаряды. Топлива оставалось в обрез. После недолгого военного совета в штабе полка возобладало мнение немедленно выходить из окружения, спасая бронетехнику и артиллерию. Немногочисленный заслон, выставленный противником на северной окраине, в панике разбежался, и танковая маршевая колонна покинула город по шоссе в направлении Диканьки. В пылающей Полтаве осталось шесть арьергардов мотопехоты. Уходя из города, танкисты оставили ей один обездвиженный танк, несколько трофейных бронемашин и пулемёты ДШК на платформах, из которых слили бензин, чтобы дозаправить танки. В десяти километрах от города, у Шведской Могилы, разведчики Архипова отыскали старика, который ещё помнил, как в старину ходил с односельчанами через брод на луговые покосы за Ворсклу. Это был брод между деревнями Петровка и Семёновка, по которому в 1709 году Пётр Первый перевёл свою армию через реку, направляясь к полю Полтавского сражения. Перейдя реку вброд в обратном направлении, капитан Архипов повернул на юг и, продвигаясь маршевой колонной вдоль восточного берега, к десяти часам утра 19 сентября привёл 92 танка, восемь гаубиц и несколько десятков грузовиков с мотопехотой к станции Свинковка на железной дороге Полтава-Харьков.




Читатели (521) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы