ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 44

Автор:
Глава 44.




Поскольку следование плану развёртывания для разведбатальона на этом закончилось, капитан Архипов получил в ночь на 26 июня от полковника Цибина новую задачу: не теряя контакт с правым соседом – 9-м мехкорпусом Рокоссовского – обойти немецкий авангард в районе Дубно, выйти с севера к дороге Луцк - Дубно и, ведя глубокую разведку коммуникаций противника, при случае атаковать немецкие транспортные колонны и максимально затруднить противнику подвоз танкового горючего и боеприпасов к передовой.

На основании сведений, собранных у беженцев и отступающих красноармейцев, капитан уже знал, что немецкий танковый полк прошёл накануне вслед за мотоциклистами разведки в сторону Дубно с юго-запада прямо через поля, свернув с дороги в районе Демидовки, после чего через Демидовку весь день следовала транспортная колонна под защитой лёгких танков. Старший лейтенант Сергеев, отправленный проверить информацию, доложил по радио в штаб батальона:

- Вижу огни Демидовки. Там немцы. Дорога на въезде и выезде забита на два километра бензовозами и грузовиками с боеприпасами и мотопехотой. Охрана дрыхнет мёртвым сном.

- Ты их не буди. Жди нас, - ответил шифровкой капитан.

Вскоре Сергеев встретил в условленном месте на опушке леса капитана Архипова, приведшего с собой все пять своих Т-34 с полным боекомплектом. Не задерживаясь, танки произвели залп по автоколонне и, ворвавшись в неё, принялись при свете начавшихся пожаров утюжить колонну гусеницами, опрокидывая грузовики и лёгкие танки и расстреливая из пулемётов разбегающуюся мотопехоту. В три часа утра всё было кончено. Капитан Архипов открыл люк и выглянул наружу из башни почерневшего от копоти командирского танка. Над Демидовкой поднималось зарево горящих бензовозов. Вокруг догорали остовы грузовиков, чернели коробки сгоревших лёгких танков. Нужно было собрать у лейтенантов информацию о пленных.

В эту ночь разведчики Архипова взяли в плен около 80 солдат и пятерых немецких офицеров. В Демидовке взяли танкистов 11-й танковой дивизии, а лейтенант Губа на правом фланге батальона, севернее – танкистов 13-й танковой дивизии. Пленные офицеры показали, что 11-я танковая дивизия имела задачу, не задерживаясь в районе Дубно, прорываться далее на восток к Острогу.

На рассвете пришла шифровка от лейтенанта Губы: «Свернул правый фланг, уступив позиции корпусу Рокоссовского. Двигаясь левым флангом с севера на юг, обошёл Дубно с запада и с юго-запада. Пересёк дорогу Луцк – Дубно, затем шоссе Дубно – Тернополь. Вышел в хвост к танкам 11-й танковой дивизии, иду через пшеничные поля по следу гусениц.»

«Ждите меня на НП в костёле», - ответил капитан Архипов. Через полчаса его Т-34, проследовав через поля пшеницы, исполосованные следами гусениц, остановился на пригорке возле деревенского костёла, отмеченного разведчиками на карте ещё во время предвоенной рекогносцировки. У верхнего окошка костёла командира встретил лейтенант Губа. Из окошек открывался великолепный вид на окрестные поля, холмы и перелески. Повсюду к северо-востоку, насколько хватало глаз, стояли немецкие танки. Их было много, на глазок от 100 до 120. Танки стояли тремя группами побатальонно. Неподалёку отдельной группой стояли грузовики с мотопехотой. Никакой маскировки не было, да она и не была нужна: в небе над танками кружили, выстроившись в два эшелона, «Мессершмитты», предохраняя танкистов от удара с воздуха. В центре немецкого бивака стояло несколько бензозаправщиков с белыми цистернами. Однако заправщиков было мало. Судя по всему, это был один из двух танковых полков 11-й танковой дивизии, ожидающий колонну, разгромленную ночью батальоном Архипова. Капитан отправил по радио подробное донесение в штаб Цибина и выслал разведчиков на поиски 8-го мехкорпуса генерала Рябышева.

Часы в штабе дивизии Цибина, расположенном по другую сторону вклинившегося между флангами 8-го и 19-го мехкорпусов немецкого авангарда, в 15 километрах северо-восточнее Дубно, показывали 11 часов утра. Полковник нервничал. Намеченная днёвка дивизии в районе Здолбунов, Хомуты была теперь под большим вопросом. Танки Цибина стояли без горючего. Ожидать подвоза горючего до темноты Цибин вряд ли мог: немецкая авиация висела над всеми дорогами. Главные силы 19-го мехкорпуса Фекленко, выдвигающиеся под прикрытием тяжёлых танков, и вовсе отстали где-то в тылу. И только вынужденный простой немецких танков в ожидании подвоза горючего временно избавлял дивизию Цибина от крупных неприятностей. Между тем из вышестоящих штабов на голову полковника сыпались гневные филиппики: «В чём дело? Почему не участвуете в контрударе на Дубно? Рокоссовский справа от вас уже наступает.»

В ответ на предложение капитана Архипова обстрелять противника с тыла из лёгких гаубиц из штаба Цибина пришла шифровка: «Глазам и ушам. Удар на Хомуты нанести в 14.00. Одновременно со мной». Капитану было жаль упустить удобный момент для огневого удара, но он понимал, что у полковника могут быть свои трудности, а совместный удар был бы, разумеется, гораздо более результативным.

Час проходил за часом. Немецкая авиация кружила над рощами и лощинами, где в 500-700 метрах от немецкого бивака стояли замаскированные танки, бронемашины Б-10 и пушки РПД капитана Архипова (батарея гаубиц была развёрнута в лесу), и не было никакой гарантии, что воздушная, а затем и наземная разведка противника обнаружат притаившийся в тылу у танкового полка разведбатальон. И если воздушная разведка немцев могла принять танки, бронемашины и пушки за свои, то уж наземная ошибиться никак не могла. После этого артиллерия и танки противника расстреляют батальон за полчаса. Собрав на НП военный совет, капитан определил три рубежа обороны. По ним, отступая от рубежа к рубежу с арьергардными боями, можно было добраться до леса, в глубине которого было бы гораздо легче укрыть бронемашины и лёгкие танки от прицельного огня.

Вместе с группой корректировщиков огня капитан ползком приблизился к биваку немецких танкистов. Ветерок доносил ароматный запах с полевых кухонь. Немецкие танкисты собирались обедать. У капитана засосало под ложечкой, и он почёл за благо поскорей вернуться в костёл. Здесь его ждала новая шифровка Цибина. «Атака откладывается до 17.00. Огневой удар начинайте за четверть часа до указанного срока.»

Ровно в 16.45 гаубицы и пушки РПД произвели первый залп. Снаряды из пушки РПД легко прошивали броню среднего немецкого танка. Их залп оказался особенно результативным. За первым пристрелочным залпом гаубиц последовал второй. Корректировщики огня хорошо знали своё дело, и вскоре батарея гаубиц вела беглый огонь из всех орудий. Под накрытие попали танковый батальон, белые бензозаправщики и группа легковых машин. В столбах огня и дыма в небо взлетели колёса и горящие белые бензобаки. Пытаясь уйти из-под огня, немецкие танки сталкивались, крутились с перебитыми гусеницами, и над ними поднимались к небу крутящиеся спирали дыма. Так продолжалось полчаса. Старший лейтенант Сергеев, карауливший тем временем штаб 11-й немецкой танковой дивизии, перехватил радиограмму открытым текстом. Немецкие штабисты требовали немедленно прекратить огонь по своим.

Получаса хватило командиру немецкого танкового полка, чтобы взять ситуацию под контроль, рассредоточить танки и свести к минимуму ущерб от огня гаубиц Архипова, а лёгкие танки, грузовики и бронемашины увести из зоны поражения прямым огнём 45-миллиметровых пушек, спрятав их за дымовой завесой.

Оправившись от неожиданности, немецкие танкисты открыли ответный прицельный огонь по бронетехнике капитана Архипова. Откуда-то издали на позиции разведбатальона стали прилетать снаряды немецких гаубиц. А вскоре прилетели и немецкие пикировщики. Впервые в жизни капитану Архипову довелось услышать их сверлящий уши нарастающий вой.

Капитан приказал начать отход на первый тыловой рубеж. Первыми отступили платформы с РПД. За ними ушли колёсные броневики Б-10 и лёгкие танки. Последними отошли танки Т-34. Немецкие танки двинулись следом, не приближаясь на расстояние прямого выстрела. И лишь после того как артиллерия и авиация перенесли удары на новую позицию Архипова и хорошенько её обработали, немецкие танкисты атаковали.

Трудно пришлось бы батальону капитана Архипова, но в это время с востока загремели пушки полковника Цибина, и вслед за короткой артподготовкой пошли в наступление танковые полки полковников Алябьева и Веретенникова. Развернувшись в тылу у немецкого танкового полка, советские танки открыли беглый огонь прямой наводкой по моторам немецких танков, особенно уязвимых для огня с тыла. Почти каждый выстрел был результативным. Немецкие танки вспыхивали один за другим. Командир немецкого полка повернул все машины кратчайшей дорогой на Дубно. Капитан Архипов был вынужден освободить им дорогу и отойти в лес, после чего присоединился к наступающим с востока танкам полковника Алябьева.

После четырёхчасового боя и преследования танкисты 43-й танковой дивизии отбросили авангард 11-й танковой дивизии на 30 километров и на плечах отступающих ворвались на северную окраину Дубно.




Читатели (156) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы