ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Жёлтый зверёк. Полная версия

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин
Я офицер конной армии Его Величества Короля Северной Империи Золотой Равнины. Меня зовут Рассвет Алый.

Идёт наше войско по равнине мерным шагом, смотрит вперёд, песни поёт.

Так же мерным шагом идёт пока эта моя жизни. А параллельно с ней на разных скоростях протекают другие мои жизни. Некоторые из них текут не спеша, а некоторые несутся стремительно, как метеориты.

В разных жизнях у меня разные имена и роли. Я такой же, как и прочие граждане моей необъятной невидимой и могущественной страны. Мы сильнее, совершеннее и гуманнее прочих народов. Наша цель – миссионерство, борьба за справедливость, познание и завоевание новых миров.

Жизни каждого гражданина нашей страны принадлежат общему делу. У нас нет секретов друг от друга. Все наши жизни находятся под наблюдением сателлитов. Видеозапись истории каждого индивида становится частью истории страны.

Каждый из нас управляет своими жизнями одновременно. Управление – сложный и тонкий процесс. Малейшая ошибка – запутаются параллельные жизни, словно нити порванной паутины и тогда наступает безумие, паралич, забвение.

Но в этой жизни, здесь и сейчас замолкает бравая солдатская песня, и эхо её тает в зловещей тишине прерываемой криком ворон. Повеяло холодом. На горизонте показались крыши ветхих хибар, а над ними висит чёрное облако воронья. Проклятая деревня. Одна из многих. В этих местах людей поразила одержимость. Повсюду запустение. Здесь поселилось зло. С ним нам сейчас предстоит сразиться.

Одержимые верят в тёмный Рай. Антиматерия даёт им невероятную силу. Со стремительной кровожадной яростью бросаются они на всё живое.
Они не хоронят мёртвых, ни своих, ни чужих. Одержимые поклоняются мёртвым.
И вот они выходят нам на встречу, грязные, в лохмотьях, вооружённые чем попало, мужчины, женщины, даже старики и дети. У них одинаково искажённые ненавистью, лица.
Особенно ужасны поражённые одержимостью дети: бугрящиеся мускулами, с каким- то зеленоватым оттенком кожи. У них стремительно развиваются признаки пола. Они словно становятся инкубами.

Мы должны истребить их всех до одного, чтобы зараза не распространилась дальше.
Одержимые сильны. Но мы профессиональные воины и умеем убивать.


- С славным возвращением из похода, Рассвет Алый. – торжественно приветствовал дежурный офицер дворцовой стражи, принимая корзину с бутылками и снедью
Кубки наполнились и осушились:
- За победу!
- Слава героям!
- Что нового при дворе?
- При дворе свеженькие служаночки и кухарочки.
- Что ещё надо солдату!?
- Служаночки при дворе всегда должны быть свежими и сговорчивыми, пиво прохладным, а мясо горячим и сочным . Иначе это неуважение к нашему брату – солдату, жизни своей не щадящему во благо империи.
- Продолжает ли Епископ надоедать королю рассуждениями о моральном облике офицера?
- Этот боров красномордый никому больше нравоучений не читает. Епископ лоснится от счастья. Справил себе новое, серебром шитое убранство. Он уже полгода повсюду появляется в сопровождении отроковицы – послушницы. Девица ходит за ним следом, лёгкая, как тень, в тёмном плаще с широким капюшоном. Только белокурые локоны да маленькие, пухленькие ручки из-под широких одежд видны.
В покоях за трапезой она сидит с открытым лицом. На вид ей лет двенадцать – тринадцать. Епископ любит баб ядрёных, пышных. А эта худенькая, насквозь светится. Ангелочек. Дитя чистой красоты. Только взгляд не детский.
Власть у неё над Епископом. Только власть эта ей без надобности. Не просит ничего ни для себя, ни для других. Одевается просто. Украшений не носит. Живёт себе при дворе, ни с кем не водится, ни о чём не печалится. Бродит по саду, или в соборе на Органе играет. Музыка неслыханная, странная – мороз по коже. Песенкой девицу зовут.
Бывает она с Епископом на допросах еретиков. Палачи прозвали её Госпожа Смерть. Как придёт, так вскоре из пытаемого дух вон. Ни признания, ни публичной казни. С палача за это спрос.»
Рассвет Алый слушал придворного офицера с нарастающим интересам.
«Говорят – она послушница из Белого Северного Монастыря. Как же! Девицу эту Епископу – старому греховоднику, с кладбищенского рынка разбойники в подарок привели. Сам их лично в покои провожал. До этого она в катакомбах обреталась.. Горденькая - не подступишься. А кто она есть такая - шлюха подзаборная, подстилка воровская. Откуда только холеность: ручки белые, локоны шёлковые, словно из господ?» - :продолжал
подвыпивший офицер.

Рассвет Алый вышел из дворца в сад. Полуденный зной разогнал гуляющих придворных. Одуряюще тяжело благоухал распаренный жасмин. Над кустами роз вскидывали хрустальные гривы фонтаны.
Рассвет Алый старался ступать бесшумно.
Вскоре он увидел одетую в тёмное платье фигурку в беседке, оплетённой душистым горошком. Песенка сидела спиной к нему на высоком стуле, напряжённая, прямая, как вышколенный солдатик. Перед ней на столике лежала раскрытая шахматная доска с расставленными фигурами.
- Сыграем? – спросила она, не оборачиваясь.
- Я на службе
- Вот и служи. Развлекай меня.
- Я офицер, а не шут.
Она обернулась, лукавая, неестественно хорошенькая, маленькая блудница. Улыбаясь, она запрокидывала голову и брезгливо кривила губы. Только глаза не улыбались: - «Ах ты солдафон! В шахматы с маленькими девочками играть не любишь. А любишь пышных баб лапать, жареное мясо жрать и вино пить!» - она говорила взахлёб, томным жеманным полушёпотом.
Рассвет Алый вздрогнул. Глядя на ряд пуговиц её тёмного, наглухо застёгнутого платья из плотной ткани, он вдруг ясно представил себе едва наметившиеся белые грудки в голубых прожилках, любопытные носики алых сосков.
Он покрылся испариной - «День такой жаркий.Девчонка – просто фонтан феромонов»
Там высоко в небе око сателлита следит за каждым его движением, датчики на теле передают малейшие изменения его физического состояния.
« Они не могут читать мои мысли. Но скоро и эта последняя оболочка индивидуальности будет разрушена»
Девичьи лазурные глаза сияли злорадством.
- Жарко да? А мне вот холодно. Кто бы согрел? Я давно ни с кем не играла. А ты, Рассвет Алый, умеешь по - настоящему. По глазам вижу. Присядь рядом . Не будь таким гордым. Я не кусаюсь, разве что очень нежно. Ждала тебя с утра. Видишь, и шахматы расставила.
- Откуда меня знаешь? Не видела ни разу.
- Видела. Во сне.
Рассвет снисходительно улыбнулся: - «Чего только девушка не придумает, чтобы познакомится»
- Не хочешь не верь. И ещё я о тебе наслышана. Такого!
Она расхохоталась нагло, похабно, визгливо, как настоящая уличная девка. Нахохотавшись вдоволь, отхлебнув из кубка, вдруг стала суровой и собранной.
«Я знаю про тебя всё» - произнесла она твёрдо совсем другим голосом – упрямым и чистым.


”Всего три дня мы провели вместе сидя в саду за игрой в шахматы.
Она говорила: -« Я не верю в добро и зло. Я не верю в чёрных и белых. Есть игра. Кто выиграл – тот и прав»

Я, как представитель развитой цивилизации, должен быть примером высшей морали. Мы моногамы и в браке никогда не нарушаем данную друг другу клятву. Я люблю свою жену. Она любит меня. Мы похожи, как брат и сестра.

Я, Рассвет Алый имею репутацию ненасытного искателя любовных приключений.
Когда приходит письмо от придворной дамы его по этикету полагается сжечь сразу после прочтения. Я сжигаю не читая. Эти письма похожи на одинаково заполненные формуляры. Тот же сорт бумаги, формат, объём и стиль. Перечисление моих вызывающих восхищение внешних данных в стандартных эпитетах: волосы – чёрный шёлк, кожа – серебро, глаза – бездонное море.
Перечисление моих вызывающих восхищение духовных качеств: храбрый как лев, мудрый как змей, стремительный как ягуар, гордый как орёл.
В письмах Песенки нет слов – это клочки обгоревшей палитры, сложенные вдвое. А внутри расплющенная бабочка, или обрывок красивой ткани, пропитанный её, Песенки, запахом, вырванный с корнем редкий цветок.
*********
Мы вместе, на охоте, на балу. В толпе придворных мы наедине. Бесконтрольность наших мысленных диалогов сводит с ума. Это полная свобода на грани абсолютного рабства.
- Ты когда ни будь говорил с одержимыми?
- Нет
- Боишься заразиться?
- Нет. Я вижу их души – их прозрачные тела. Зло пустило в них корни и проросло, как чёрная опухоль. В огненных центрах дезинфекции эту заразу приходится долго выжигать, пока она не ослабит захват щупалец и не выпустит прозрачное тело.
- А что в огненных центрах будут делать с моим прозрачным телом?
- С нашими прозрачными телами. В них, как бельчонок в дупле, поселился жёлтый зверёк страсти.
*******
«Наконец то этот гордец узнает, каково быть игрушкой в чужих руках» - перешёптывались придворные дамы
- Она шпионка Епископа.
- Она ведьма
- Благородный офицер, Рассвет Алый променял любовь благородных дам на корыстную благосклонность низменной шлюхи. Поделом.

Рассвет Алый сам создал эту легенду – ритуал, на который дамы шли с трепетом: с завязанными глазами садились они в карету с задёрнутыми шторами, ехали петляющей дорогой к побережью, в укромную лагуну, где у входа в грот горели факелы. Там, в озере с тёплым источником, в кромешной тьме, какой ни будь надёжный, не болтливый парнишка – рыбак, по случаю умащенный и надушенный знакомыми дамам духами Рассвета Алого охотно принимал в объятья очередную принцессу.
Но кто- то из смышлёных дам учуял подмену. С тех пор мстительные интриганки досаждали, как могли.

«Епископ – этот вечно потный боров. Песенка счастлива. Как она может говорить о любви?»
Она рассуждает о пользе грязевых ванн разврата. Бессознательно она ведёт себя так, словно её тело не принадлежит ей.
открыв архив её памяти, я встретился со зверем похоти редкой породы
- С тобой всё по - другому
- Как?
- Я не могу объяснить

Епископ, бледный как смерть, бродил по саду с потерянным видом, бормоча себе под нос: «Она больше не хочет говорить со мной.»

Я захлопнул шахматную доску. Она удивилась. Игра не была окончена.

С цивилизацией «Подростков» мы давно ведём борьбу за сферы влияния. Они порочны и деструктивны. Сдерживая демографический взрыв на своих планетах, этот тип гуманоидов умеет тормозить физическое развитие тела на грани полового созревания.

Вложенная в сознание программа словно высветилась фосфорным светом. Я успел подумать, глядя ей прямо в глаза: - «Убирайся! Исчезни немедленно!»
- Я не хочу покидать тебя! – в её глазах было отчаяние и паника.
- Я вынужден арестовать тебя и передать в руки представителей моей страны. – сказал я спокойным, официальным тоном.



Читатели (224) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы