ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Антихайдеггер

Автор:
АНТИХАЙДЕГГЕР.





Лекция о предмете и методе философии.






Суха теория, мой друг,
Но зеленеет жизни древо.

Гёте.






Приступая к вопросу о предмете философии, небесполезно сделать оговорку, уточняющую смысл понятия «предмет» применительно к данному случаю. Как мы убедимся, в процессе этого уточнения естественным образом возникнет вопрос о методе философии. И это не будет случайностью, ибо именно в глубокой соотнесённости, органической взаимообусловленности предмета и метода – неповторимая специфика философии как самостоятельной сферы интеллектуальной деятельности человека.

Причина трудностей, с которыми неизбежно сталкивались до сих пор все попытки дать определение предмета философии, коренится в отсутствии в естественном человеческом языке соответствующей слову «истина» метафоры. Тревога, испытываемая подлинными философами со времён античности в связи с этим обстоятельством, полнее всего отразилась в известной статье Хайдеггера «Vom Wesen der Wahrheit».

Между тем все упомянутые попытки увязали в «субстанциальности» предметной области, в то время как специфически философская проблематика имеет отношение скорее к смысловой (то есть языковой) ауре, окружающей «субстанциальные» объекты познания.

Аура, о которой идёт здесь речь, подобна зеленеющей листве, поддерживающей и питающей жизнь «субстанциального» дерева философского дискурса. Как нетрудно убедиться, именно в смысловой открытости всех ключевых метафор естественного человеческого языка другим метафорам, другим интерпретациям заключена специфически философская организация этой семантической ауры.

Именно поэтому текучесть формы, открытость понятий, взаимопроникновение смыслов, множественность интерпретаций – необходимые предпосылки плодотворности философствования.

Именно поэтому столь тяжеловесным предстаёт язык Гегеля с его «наукоучением», язык, служащий предметом сарказмов со времён Шопенгауэра, этого великого мастера стиля, первым среди философов подметившего и доказавшего на практике, что невозможно быть точным и понятным философом, не будучи виртуозом художественного слова.

Чем глубже философия, тем менее она склонна к формальной, жёсткой постановке проблем. В этом её принципиальное отличие от математики и противоположность математике, противоположность, в которой и заключена вся Wesen der Wahrheit Хайдеггера.

Истинный философ, подобно великому Ортеге, не громоздит многотомных «наукоучений», напротив, он скорее ограничивает себя указанием на проблему, оставляя её точную формулировку открытой для дальнейшего исследования. Извечные философские вопросы не «решаются» им в общепринятом в науке смысле, а скорее взаимоувязываются и углубляются. Ибо целью философии и одновременно сущностью её метода является как раз уточнение проблемы, обогащение её смысла в самом процессе исследования.

В отличие от науки, философии свойствен принципиально иной путь к обогащению нашего знания о мире. Этот путь – скорее в выявлении и постановке новых проблем, чем в решении проблем старых.

Так любая страница прозы Гёте – уголок сада, где каждая фраза – растение, проходящее на наших глазах все стадии развития от семени до цветка. Органически членясь, равномерно расходятся в ней побеги придаточных предложений, не нарушая гармонии целого. В изгибах каждой ветки – материализованный ритм органического роста. Структура фразы Гёте являет нам некую универсальную органическую среду, погружаясь в которую, мы уже вдыхаем живительную атмосферу цветения духа, угадываем по изгибам ветвей скрытые в зелени плоды.

Сделав это необходимое вступление, автор отсылает читателя и слушателя к статье Ортеги-и-Гассета «Адам в раю». К чему громоздить слова там, где всё лучшее и главное уже сказано до нас? Не в этом ли смысл и метафора знаменитого «Чёрного квадрата» Казимира Малевича?







Читатели (69) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы