ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 28

Автор:
ГЛАВА 28.


Армейская разведка Манштейна очень скоро установила, что немедленное энергичное преследование отступивших от Феодосии румын и обессиленных марш-броском на запад и бросивших на обледенелой дороге из Керчи всю артиллерию гренадёр графа фон Шпонека не входит ни в задачи 44-й армии противника, высадившейся в Феодосии, ни в задачи войск 51-й армии, удержавших плацдармы в районе Керчи. В первую неделю января перед шестью дивизиями 44-й армии командованием русских была поставлена ограниченная задача на востоке соединиться с войсками 51-й армии, на западе выйти к рубежу Старый Крым, 15 километров западнее Парпача и Ак-Моная, и здесь закрепиться фронтом на запад и ждать дальнейших приказов. Десанты русских в Евпатории и в Судаке косвенно подтверждали эти сведения. Очевидно, противник намеревался организовать одновременное нападение на 11-ю немецкую армию со всех сторон значительными силами и похоронить её в Крыму ещё до наступления весенней распутицы. Основательность и нерасторопность советских штабистов можно было понять. Доставка необходимого для энергичного наступления количества боеприпасов и горючего по бурному морю была сопряжена для русских с большими трудностями, а у Манштейна имелся пусть весьма скудный, но всё же гораздо более надёжный ручеёк снабжения по железной дороге, у него был также контроль за несколькими ключевыми аэродромами, и пока эти козыри оставались у Манштейна на руках, командование 11-й армии могло с оптимизмом смотреть в будущее. Ближайшей задачей для Манштейна было не допустить прорыва блокады Севастополя, не дать противнику вырваться с плацдармов в Евпатории и Судаке, затем как можно быстрее отбить Феодосию, стянув к ней всю румынскую тяжёлую артиллерию, после чего ликвидировать плацдарм в Судаке, выставив надёжный заслон против керченской группировки противника, и уже затем, полностью обезопасив свои тылы, подготовить контрнаступление на Парпачском перешейке и вторично сбросить противника в Керченский пролив, чтобы к лету подготовить в спокойной обстановке решающий штурм Севастополя. Это был трудный многоходовый план, требующий от командования 11-й армии чрезвычайно энергичных действий с напряжением всех сил, но вместе с тем это был план логичный и выполнимый. Каждое утро Манштейн начинал с метеосводки: ему нужен был свежий норд-ост, могучий союзник, уравнивающий шансы с противником, располагающим полным господством на море.

Внимательно следили за розой ветров и в штабе Черноморского флота, где готовился новый десант в Судаке. Но генерал Манштейн вновь нанёс удар первым. Сосредоточив к 15 января все мобильные войска, обе переброшенные из-под Севастополя пехотные дивизии, самоходки «Лейбштандарта» и румынские тяжёлые батареи под командованием немецких артиллеристов в 15-20 километрах западнее Феодосии, он первым начал решительное наступление. Второе сражение за Феодосию продолжалось двое суток. Во время штурма отличились гренадёры 105-го пехотного полка полковника Мюллера, ликвидировавшие перед этим десант в Евпатории, и 213-го пехотного полка полковника Гицфельда. К исходу 17 января над феодосийским портом снова был поднят флаг Германии. Потери противника составили 6700 человек убитыми, около 10 000 пленными, 177 орудий разных калибров и 85 танков.

Высадка второй волны русского десанта в Судаке началась 16 января мощной артподготовкой всех кораблей эскадры контр-адмирала Владимирского. В районе судакского пляжа огнём корабельной артиллерии были подавлены все орудия противодесантной обороны противника, кроме одного, успевшего причинить незначительные повреждения канонерской лодке, прежде чем краснофлотцы, высадившиеся с первого подошедшего к пляжу катера, перебили в рукопашной схватке орудийный расчёт. И на этом, и на двух соседних участках высадка прошла без потерь. Высадились 1750 горных стрелков с двумя батареями горных орудий. В планы советского командования входило организовать эффективное взаимодействие горных стрелков с 44-й армией и подготовить наступление последней захватом силами судакского десанта всей Судакской долины и установлением контроля за сетью дорог, связывающих Судак с Алуштой, Старым Крымом и Отузами. Тяжёлое поражение 44-й армии в Феодосии поставило крест на этом проекте, со вкусом разработанном в тиши штабных кабинетов.

Разбитая 44-я армия отступила из Феодосии на восток. Когда на ФКП Черноморского флота в Севастополе прервалась радиосвязь с командованием 44-й армии и с морской пехотой, находившейся в Феодосии, командование флота, отказываясь поверить в повторную сдачу Феодосии, послало на разведку эсминец «Сообразительный». Капитан-лейтенант Ворков, встреченный на подходе к порту миномётным огнём, сумел принять на борт отряд блокированных в порту моряков и беженцев из города и вернуться с ними в Севастополь. Главные силы флота не смогли прийти на помощь Феодосии: на Чёрном море поднялся жестокий шторм. Он бушевал целую неделю. Свирепый норд-ост срывал в Туапсе и Новороссийске крыши с домов, вырывал из земли с корнем вековые деревья. Несколько кораблей, стоявших под погрузкой, получили повреждения. Лишь 23 января эсминец «Бодрый» каптана 3-го ранга Митина сумел подойти к берегу Крыма у Судака и ценой огромных усилий принять на борт раненых десантников и выгрузить боеприпасы. Спустя ещё двое суток, в ночь на 25 января, в районе Судака высадилась третья волна десантников. Операцией командовал капитан 1-го ранга Андреев. Высадку прикрывали и обеспечивали три отряда кораблей, в том числе, крейсер «Красный Крым», три эсминца, тральщик и сторожевые катера. Море было неспокойно. Шлюпки покрылись на ветру ледяной коркой. Несколько шлюпок опрокинулось в волнах на подходе к берегу. Волнение усиливалось с каждым часом. С наступлением рассвета высадку пришлось прекратить. Из 1700 человек десанта, включающего 150 бывалых морских пехотинцев, высадить удалось лишь 1450 человек. Приняв 200 раненых, отряд ушёл в открытое море. Когда спустя ещё трое суток корабли с боеприпасами и продовольствием снова приблизились к южному побережью Крыма в районе Судака, всё побережье уже контролировали войска Манштейна. Два сводных полка десантников под командованием майора Селихова с боями отступили от побережья в горы, где установили контакт с партизанами. Пробиться на соединение с 44-й армией они так и не смогли.

Когда 16 января немолодой командующий группой армий «Юг» узнал о возобновившейся высадке противника в Судаке, у него после многодневного перенапряжения, стресса и накопившихся бессонных ночей случился инсульт, и фельдмаршал фон Рейхенау скоропостижно умер. Гитлеру пришлось скрепя сердце вернуть в строй другого опального больного, фельдмаршала фон Бока, и поставить его во главе группы армий «Юг». После отставок фон Рунштедта, Гудериана, фон Лееба и скандального изгнания из армии генерала Гёпнера, произошедшего, как и в случае с Гудерианом, по доносу известного склочника и ябедника Гюнтера фон Клюге, свалившего на Гёпнера всю вину за глубокий прорыв противника, имевший место 2-4 января в районе Малоярославец, Боровск, у Гитлера выбор был не велик.

Генерал Манштейн был не из тех противников, кто позволяет вести с собой войну из общих соображений, со всеми удобствами. Здесь русским явно требовался Жуков, но у Жукова хватало своих забот на Западном фронте, на ржевско-вяземском направлении, где в ходе развернувшегося в январе зимнего наступления Красной Армии решались судьбы 4-й полевой, 9-й полевой, 3-й танковой и 4-й танковой немецких армий, а с ними и всей группы армий «Центр».

Приказ о наступлении Жуков получил поздно вечером 7 января. 8 января одновременным наступлением Калининского и Западного фронтов началась Ржевско-Вяземская операция. 39-я армия генерал-лейтенанта Масленникова, наступая с севера мобильными соединениями в обход Ржева, стремилась выйти к Сычёвке и Вязьме, а три армии Жукова – 43-я, 49-я и 50-я - двинулись с востока на Юхнов. Два дня ушло у Жукова на перегруппировку, чтобы из собственных сил фронта сформировать ударный кулак и нанести им удар в центре, когда противник оттянет все резервы на атакованные фланги. В состав ударной группы вошла 20-я армия, усиленная лыжниками, кавалерией, танками и артиллерией 16-й и 1-й ударной армий.

Утром 10 января после полуторачасовой артподготовки ударная группировка Жукова перешла в наступление. Одновременно предприняли попытку перейти в наступление 16-я и 1-я ударная армии. Мела сильная метель. Авиация обеих сторон бездействовала. К исходу дня 20-я армия, преодолев первую траншею, продвинулась всего на 2-3 километра и завязала упорные бои, наткнувшись на узлы укреплённой обороны противника. Здесь наступающие в авангарде гвардейские части противник встречал плотным огнём. Успехи 16-й и 1-й ударной армий оказались ещё скромнее.

В течение всего дня 11 января 20-я армия отражала яростные контратаки противника. 12 января Жуков двинул в наступление второй эшелон ударной группировки и потеснил противника на 5 километров, прорвав центр его обороны на всю глубину. В полосе наступления 1-й ударной армии были взяты Гусево и Спас-Помазкино.

13 января Жуков ввёл в прорыв на участке 20-й армии свои фронтовые резервы - 2-й гвардейский кавалерийский корпус, 22-ю танковую бригаду и пять батальонов лыжников. Фон Клюге попытался контратаковать левый фланг прорвавшихся войск частями 23-й пехотной дивизии и 900-й бригады СС, усиленными танками и артиллерией 3-й танковой армии, но успеха не достиг.

15 января 20-я и 1-я ударная армии атаковали третью линию обороны фельдмаршала фон Клюге, согласованную с Гитлером, требовавшим от фон Клюге безусловного её удержания.

«Я не могу исполнить приказ фюрера, главным образом из-за катастрофического положения со снабжением войск», - категорически объявил фон Клюге Гальдеру. Он потребовал предоставить командованию группы армий «Центр» полную свободу рук в определении окончательной «зимней линии обороны» и, получив разрешение на «поэтапный и планомерный отвод», 16 января приказал 4-й танковой армии эвакуировать калужский выступ. Тем самым были похоронены надежды Гитлера удержать последний удобный плацдарм для возобновления наступления на Москву в летнюю кампанию 1942 года. Гальдер задал фон Клюге вопрос: хватит ли у него вообще сил остановить наступление русских? Фон Клюге отвечал, что непременным условием удержания им обороны в районе Ржева и Вязьмы является полный отказ от снабжения тыловыми службами группы армий «Центр» 2-й полевой армии. 2-я полевая армия была немедленно передана Гальдером на довольствие группе армий «Юг», что и добило фельдмаршала фон Рейхенау.






Читатели (366) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы