ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 26

Автор:
ГЛАВА 26.



Самолёт генерала Рябышева, уходя от преследования атаковавших его немецких истребителей, потратил слишком много топлива и совершил вынужденную посадку в чистом поле, не долетев до Сталинграда семидесяти километров. Чтобы не замёрзнуть, одетые в лёгкие шинели генерал Рябышев и дивизионный комиссар Воронин до утра пританцовывали вокруг самолёта на пронизывающем осеннем ветру.

С рассветом холодный ветер утих. По счастью, в трёх километрах оказалось жильё, посёлок Опытное Поле. Отсюда по телефону Рябышев и Воронин вызвали машину, доставившую их в Сталинград. Семь дивизий 57-й армии формировались преимущественно из донских казаков, служивших прежде в Красной Армии. Помимо формирования дивизий Рябышев руководил строительством трёх концентрических обводов оборонительных сооружений вокруг города. На строительство привлекались рабочие и колхозники. Строительные работы не освобождали их от основной работы, на стройку десятки тысяч человек выходили после окончания трудового дня на основном месте работы.

В начале зимы в Сталинград приехал Будённый. Под его руководством были проведены армейские учения. Стрелковые дивизии были укомплектованы винтовками на 20 процентов, а в артполках было всего по четыре противотанковых орудия. Однако учения прошли успешно, личный состав продемонстрировал навыки бутылкометания, полученные за два месяца учёбы, и 18 декабря армия, состоящая из пяти стрелковых и двух кавалерийских дивизий, начала выдвижение в 153 эшелонах к передовой по железным дорогам Сталинград – Лихая – Старобельск и Сталинград – Поворино – Лиски – Валуйки – Старобельск. 28 декабря, не потеряв в пути ни одного человека под частыми бомбёжками, армия выгрузилась из эшелонов и остаток пути проделала маршевыми колоннами. Шли по бездорожью на 25-30-градусном морозе по открытой местности, продуваемой метелями. Не хватало походных полевых кухонь и почти не было автотранспорта для подвоза снабжения, всё это сильно затрудняло развёртывание армии. Новый, 1942 год, войска встретили на марше. К 5 января все части прибыли к местам сосредоточения. Штаб армии был переведён из Старобельска в Макеевку. Одну из прибывших на фронт дивизий по приказу маршала Тимошенко Рябышев передал соседу справа, командарму 6-й армии Юго-Западного фронта генералу Городнянскому. Взамен он получил 225-ю стрелковую дивизию генерал-майора Земерцева. Дивизия успела пройти суровую школу в боях за Днепропетровск, затем вела сдерживающие бои во время осеннего отступления правого крыла Южного фронта за Северский Донец. Теперь дивизия была развёрнута по левому берегу реки на участке от станицы Яровая до устья реки Оскол. Обе кавалерийские дивизии – одна, 60-я, формировалась в станице Иловлинская из местных казаков, другая, 79-я, - в Средней Азии из русских, таджиков, казахов, украинцев, узбеков и туркменов, проживавших в Средней Азии и прошедших до войны службу в Красной Армии – Рябышев отдал в 5-й кавкорпус генерал-майора Гречко. Взамен рябышев получил от нового командующего Южным фронтом генерала Малиновского три артполка, три миномётных артдивизиона и три танковых бригады.

Две армии Южного фронта – 18-я и 56-я – прикрывали каменское и ростовское направления, где противник был особенно силён. 9-я армия и оба кавкорпуса – 1-й и 5-й – находились в резерве. Начинать большое зимнее наступление предстояло правофланговым армиям- 57-й, 37-й и 12-й.

57-я армия должна была ударом из района Каменка, Студёнок в общем направлении на Барвенково и в тесном взаимодействии с левой соседкой, 37-й армией, нанести поражение 17-й армии противника, наступая в двухэшелонном построении – три стрелковых дивизии с танками в первом эшелоне, две стрелковых дивизии – во втором. Левый фланг наступающей армии обеспечивала 37-я армия. Наступая в двухэшелонном построении – четыре стрелковых дивизии и две танковых бригады, усиленные пятью тяжёлыми артполками и двумя миномётными артдивизионами в первом эшелоне, одной кавдивизией и двумя стрелковыми дивизиями во втором эшелоне, армия должна была ударом из района Дарьевка, Иванодарьевка в общем направлении на Дружковку нанести поражение группе Шведлера. Штаб армии располагался в Лисичанске.

Против 57-й армии оборонялись две немецкие пехотные дивизии – 257-я и 298-я. 257-я пехотная дивизия была полностью вооружена, укомплектована и считалась у противника одной из лучших на Восточном фронте. Имея задачу оборонять весьма значительную по протяжённости линию фронта, командир дивизии выставил в первой линии обороны лишь очень незначительные силы с задачей вести наблюдение за противником, а главные свои силы держал в глубине обороны, организованной в виде хорошо подготовленных к длительной автономной обороне узлов, перекрывающих секторами артиллерийского и пулемётного огня всю линию выделенного дивизии участка фронта. Узлы обороны были соединены постоянными проводными линиями связи и заблаговременно отрытыми ходами сообщения, по которым постоянно поддерживалась связь с соседями. Ближайшие армейские резервы и базы снабжения противник сосредоточил в Лозовой, Барвенково и Славянске. На 50-километровом участке прорыва армии Малиновского располагали численным превосходством в людях – в 7 раз, в полевых орудиях – в 2,5 раза, в миномётах – в 8 раз, в ручных пулемётах – в 2 раза. В свою очередь, противник располагал подавляющим преимуществом в станковых пулемётах, установленных в дотах и дзотах, подходы к которым хорошо простреливались и были защищены проволочными заграждениями и минными полями. Сильнопересечённый характер местности затруднял маневрирование артиллерией, и это было на руку обороняющейся стороне. Правый берег Северского Донца был гораздо выше левого, и это также было на руку противнику: артиллеристы Рябышева были таким образом лишены возможности вести наблюдение за скрытыми за высоким берегом огневыми точками противника и корректировать огонь. Все мосты и переправы через Северский Донец противником были заблаговременно уничтожены. И если пехота и обозы Рябышева могли перейти реку непосредственно по льду, то для танков и для тяжёлой артиллерии уже нужны были мосты, переправы или усиленные настилы.

В ближнем тылу у Рябышева не было ни одного шоссе, а немногочисленные грунтовые дороги были намертво занесены снегом. Все перегруппировки осуществлялись по рокадным железным дорогам Валуйки – Кондрашевская и Валуйки – Лисичанск. По счастью, обе находились в удовлетворительном состоянии и не простреливались тяжёлой артиллерией противника.

В свою очередь, в тылу у противника было три исправных рокадных железных дороги: Харьков-Лозовая-Славянск, Красноград-Лозовая-Славянск и Павлоград-Красноармейское-Славянск. Большинство грунтовых дорог на территории противника своевременно и регулярно очищались от снега и поддерживались в рабочем состоянии.

На всю предстоящую операцию командование 57-й армии предполагало накопить четыре полных боекомплекта патронов и снарядов, четыре сутодачи продовольствия, четыре заправки горючего и ГСМ для танков, и запас фуража на 11 суток. Фактически удалось накопить от двух до двух с половиной комплектов боеприпасов, а горючего, ГСМ и фуража –на 5-7 суток.

Накануне наступления, вечером 17 января, в штаб Рябышева приехал генерал Малиновский, с которым Рябышев познакомился в конце августа в Новомосковске. Тогда Рябышев командовал Южным фронтом, а Малиновский – армией. Теперь роли генералов поменялись. Малиновский со дня их последней встресчи явно сбросил лишний вес и выглядел стройным и не по годам подтянутым. В своей бекеше цвета хаки, с маузером и морозостойким полевым планшетом на боку, Малиновский весело поприветствовал старого знакомого и предложил тому докладывать.

Услышав от Рябышева о плане начать наступление внезапной атакой без артподготовки, Малиновский сдвинул брови и попросил командарма пригласить начальника армейской артиллерии генерала Малярова.

- Доводы командующего армией весомы и убедительны. На фронте наступления у нас всего по 16 орудий на километр, эффект от их артподготовки будет незначительным, а расход боеприпасов – высоким. Однако наступление без артподготовки противоречит Уставу и ставит под угрозу срыва всю операцию.

- А что думают командиры стрелковых дивизий?

- Все они согласны с мнением командующего армией.

Малиновский задумался.

- Да, риск большой, но и соблазн захватить противника врасплох, сэкономив боеприпасы, также велик. Хорошо. Начинайте внезапной атакой без артподготовки в разведанных проходах между укреплёнными узлами обороны противника, максимально используя данные армейской разведки и пересечённый рельеф местности. Наблюдатели артиллерии наступают вместе с пехотой и корректируют огонь артиллерии там, где соблюсти внезапность по тем или иным причинам не удастся. После захвата первой линии обороны немедленно открывайте огонь по второй линии и укреплённым узлам противника. За своевременное открытие огня отвечаете персонально вы, генерал Маляров.

Генерал Рябышев просиял. Но радость генерала была преждевременной. Предложение командарма свести все три танковых бригады в один ударный кулак и с тыла ударить им на Славянск он отмёл и приказал без затей распределить танки между стрелковыми дивизиями.

Армия генерала Рябышева сосредоточилась в лесополосе в 20 километрах от укреплённой линии обороны противника. Впереди было открытое пространство, где наступающей пехоте негде было остановиться и обогреться. В этой ситуации моральная поддержка танков, приданных пехоте, была неоценима. К тому же без танков пехоте Рябышева не удалось бы с ходу преодолеть проволочные заграждения.

Принесли чай. За стаканом генералы обменялись рассказами о пяти месяцах, прошедших со времени их последней встречи.
В два часа ночи Малиновский уехал. Рябышев не раздеваясь прилёг на топчан. Он то и дело просыпался и смотрел на часы.
Перед рассветом генерал встал и вышел на свежий воздух. В это время генерал Анисов, сменивший должность помощника генерала Ватутина в Оперативном отделе Генштаба на должность начальника штаба 57-й армии, отдал частям приказ атаковать.

Вскоре стали поступать доклады командиров дивизий. 341-я стрелковая дивизия полковника Щагина, сформированная из рабочих сталинградских заводов, и 351-я стрелковая дивизия полковника Гурского, сформированная в городе Фролов из донских казаков окрестных станиц с опытом гражданской войны, внезапной атакой захватили противника врасплох, заняли авангардами к десяти часам утра первую и вторую линии обороны противника и развивали успех на правом фланге наступления.

255-я дивизия генерал-майора Змерцева, 335-я дивизия полковника Волосатых и 333-я дивизия полковника Афонина прорвали первую линию и вели бой за населённые пункты Красный Яр, Богородичное, Сидорово, Маяки.

Во второй половине дня противник повсюду усилил сопротивление и на ряде участков предпринял контратаки. Все они были отбиты. Особенным упорством отличались в этот день бои за небольшое село Красный Яр. Расположенное на высоком берегу Северского Донца село с трёх сторон было окружено лесом. На подступах к селу стрелков генерала Змерцева ждали минированные древесные завалы, натянутые между стволами проволочные заграждения, сплошные минные поля на танкоопасных просеках и полянах. В селе занял круговую оборону батальон немецкой пехоты, в избытке снабжённый автоматическим оружием и боеприпасами. Все атаки стрелков Змерцева были в этот день гарнизоном отражены, за неоднократными тактическими прорывами следовали немедленные эффективные контратаки и восстановление статус кво. Оставив под Красным Яром полк, генерал Змерцев атаковал остальными силами сёла Тихоцкое и Сосинки и к 18 часам завладел обоими населёнными пунктами.

Хуже обстояли дела у полковника Волосатых. Не дождавшись от него сообщения, Рябышев в половине седьмого сам вызвал полковника к аппарату. Стрелки и артиллеристы 335-й дивизии выбились из сил, выдвигаясь на рубеж атаки через бездорожье по глубокому снегу, и теперь, когда дивизия вышла к населённым пунктам Голая Долина, Богородичное, Хрестищево, у войск уже не было сил атаковать. Ряды колючей проволоки и минные поля на подходах к сёлам стали для обессилевших стрелков непреодолимым препятствием. К вечеру усилился ветер, повалил снег, полевые кухни и обоз застряли в пути. Все атаки были отражены немецкими гарнизонами.

- Что я могу вам сказать, полковник. Только одно: постарайтесь как можно скорее завладеть населёнными пунктами, после чего расквартировать, обогреть и накормить войска.

Только в ночь на 19 января, разведав проходы в минных полях на территории противника, генерал Рябышев двинул через Северский Донец по проложенным сапёрами настилам танки.








Читатели (510) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы