ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



На городской свалке

Автор:


Глава из моей повести "Рука или Оттенки серого"




Бомжи города веселились до упаду. А, как им было не веселиться, если ещё с вечера на городскую свалку стали свозить всякую всячину. Это новая жена местного магната очищала его особняк от старых вещей. А, вещей, действительно, было очень много. Покойная жена миллионера была в своё время известной актрисой. Но, она была женщиной, лишённой вкуса и чувства меры и в течение многих лет скупала одежду, сервизы, картины,… превратив большой дом в склад дорогих и ненужных вещей.
В тот день городские трущобы существенно пополнились. Было страшно и смешно наблюдать, как какая-нибудь беззубая старуха в лохмотьях манерно держит грязными дрожащими пальцами чашечку из тонкого китайского фарфора. Или как пьяный старик со слезящимися глазами умильно рассматривает альбом с пожелтевшими фотографиями покойной кинодивы. Кто знает, может быть, когда они оба были молоды и вся жизнь ещё была у них впереди, их пути-дорожки скрестились…Или могли скреститься… Кто знает…

Особенно гордится своей находкой молодая обитательница трущоб по имени Кристин.
Она первой выхватила роскошный розовый чемоданчик из груды вываленного барахла, пардон, добра. Раскрывать при всех его не стала. Нежно прижала к худой груди, прикрыла дырявым полинялым шарфом и побрела в свой уголок.
Жила Кристин, если вообще можно так определить её способ существования, под лестницей одного из старых заброшенных зданий на окраине города. Там у неё были свои матрац, подушка, стул и шкафчик. Другие бомжи знали, что Кристин за каждую свою вещь может перегрызть глотку. Её откровенно побаивались.
Никто и не помнил, как молодая ещё женщина попала в эту человеческую клоаку. Из какой она была семьи, почему общество отвергло её… Или, почему она вычеркнула себя из списка законопослушных граждан…
Так вот, эта женщина и стала счастливой обладательницей почти нового чемоданчика старой кинодивы. Довольная добычей, она забилась в свой уголок под лестницей, села на видавший виды матрац и… закрыла глаза. Да, даже на дне человеку дозволено помечтать. И она мечтала, представляя, что же её ждёт внутри находки.
Наконец, Кристин отважилась, взяла крошечный ключик, свисавший на шёлковой нитке с ручки чемоданчика, и открыла им миниатюрный замочек. Потом осторожно подняла крышку…
В чемоданчике лежали женские перчатки. Атласные, кружевные, кожаные, разных цветов и оттенков перчатки излучали достаток и желание их обладательницы блеснуть перед своими товарками. Некоторые из перчаток были совсем новыми, остальные тоже неплохо сохранились.
Это приобретение было очень красивым, но, что, собственно, могла с перчатками делать Кристин? Надевать их на немытые руки с давно не подстриженными ногтями? «Красоваться» перед своим дружком Маркусом, таким же бомжем, как и она сама?
С подобными раздумьями, и, как обычно, на голодный желудок, Кристин улеглась на свой матрац и попыталась заснуть.
- Завтра чего-нибудь придумаю.
Ей снилось, что она на балу, в роскошном белом платье, расшитом крупными жемчужинами. Она кружит в танце, на ногах у неё башмачки, достойные самой Золушки. А на руках… А на руках у неё белые кружевные перчатки из розового чемоданчика.
Кристин танцует, смеётся. Её золотые локоны потешно подпрыгивают в такт мелодии. Руки в перчатках едва дотрагиваются до плеч партнёра. Кто же это рядом с ней? Маркус? Нет, не Маркус… А кто?
Другая картинка уже на огромном балконе. Кристин жарко, она вышла подышать свежим воздухом. Она слышит, как кто-то к ней подходит. Это её партнёр по танцам. Он нежно обнимает её за шею. Потом его руки начинают всё сильнее и сильнее сдавливать ей горло. Кристин пытается вырваться, но не может. Ей не хватает воздуха и… она просыпается.
Но, что это такое? Её шею всё ещё сдавливают чьи-то руки.
- Отпусти! Кто это? Отпусти, я сказала! Узнаю, кто, убью… Кристин приподнимается с матраца. Пытается оторвать чужие руки от себя.
Но, руки, вернее, одна рука, не отпускают её шею до тех пор, пока голова Кристин не падает на грязную подушку в последний раз.
А бледная рука в красивой белой кружевной перчатке забирается в розовый чемоданчик и застывает. До новой жертвы…









Читатели (319) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы