ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 25

Автор:
ГЛАВА 25.






Генерал-майор технических войск Маслов поздним вечером 1 января посвятил в детали оперативной обстановки своего нового начальника штаба, подполковника Иванова, встретившего Новый 1942 год в кабине полуторки, следующей по заметённым снегом дорогам из штаба Юго-Западного фронта в Воронеже в Купянск, в штаб 38-й армии. Пятидесятилетний командарм, рослый сухощавый мужчина пятидесяти лет, поздравил вновь прибывшего с повышением в должности и, коротко расспросив о послужном списке, сразу повёл к оперативной карте.
По завершении в декабре Елецкой операции Юго-Западный фронт подвергся серьёзной реорганизации. Был вновь воссоздан Брянский фронт. Фактически упраздненный осенью танками Гудериана, а затем упраздненный и формально маршалом Шапошниковым, с отставкой Гудериана фронт был Шапошниковым немедленно восстановлен, его возглавил генерал Черевиченко, продолживший таким образом карьерное перемещение с юга на север, не без протекции своего земляка маршала Тимошенко. Командующим Юго-Западным фронтом стал другой земляк маршала, генерал Костенко. Когда третий земляк Тимошенко, генерал Москаленко, сменил генерала Малиновского во главе 6-й армии, самой сильной армии Юго-Западного фронта, в Генштабе забили тревогу, и командовать 6-й армией стал генерал Городнянский, в штабе которого Иванов возглавлял Оперативный отдел. Москаленко стал заместителем Городнянского.
Кампанию 1942 года генерал Костенко начал на своём правом фланге, где уже 1 января перешли в наступление 40-я армия генерала Подласа и 21-я армия генерала Гордова. Подлас наступал на Курск, Гордов – на Обоянь. Оба поддерживали таким образом наступление правого соседа, генерала Черевиченко, на Орёл. Совершенно иные задачи и оперативные цели стояли перед левофланговыми 6-й и 38-й армиями Юго-Западного фронта. Им предстояло обеспечивать с севера крупномасштабное наступление Южного фронта, возглавленного генералом Малиновским, сменившим Черевиченко, на Барвенково и Лозовую. Понижение Черевиченко в должности и одновременное повышение в должности Малиновского были продиктованы отчасти беспокойством, проявленным в Москве в связи с особенностями кадровой политики маршала Тимошенко, главным же образом с учётом значительно более успешного командования армиями, продемонстрированного Малиновским с первых дней кампании 1941 года, в отличие от Черевиченко, пропустившего 11-ю немецкую армию на левый берег Днепра в районе Каховки, что повлекло за собой сначала прорыв Манштейна в Крым, затем прорыв фон Клейста к Ростову и в конечном счёте оккупацию Донбасса группой армий «Юг».
Следя за указкой командарма Маслова, новый начальник его штаба поймал себя на грустной мысли, что вернулись недоброй памяти первые дни летней кампании 1941 года, когда сыпавшиеся на головы штабистов на передовой приказы Генштаба «смелыми действиями разгромить зарвавшегося врага» оборачивались тяжелейшими оперативными провалами. Вспомнилось, как командарм 13-й армии генерал Филатов, только что счастливо убежавший из разгромленного немецкими танками армейского штаба на лесной поляне под Молодечно (сам Иванов убежал в противоположную сторону, потеряв при поспешном отступлении несколько штабных грузовиков, расстрелянных в хвост из придорожной засады немецкими танкистами, прорвался через охраняемый немецкими мотоциклистами перекрёсток, выбрал правильно одну из четырёх дорог, на каждой из которых уже хозяйничали немцы, и не без помощи Фортуны наткнулся на совершающих ночной рейд по немецким тылам корпусных разведчиков, которые и вывели колонну армейских штабистов к своим), пошёл «на принцип» и бросил генерала Руссиянова со стрелковой дивизией развёрнутым фронтом в наступление на Острошитский Городок навстречу концентрирующимся севернее Минска танкам Гота. Вспомнилось и то, как неделей позже Тимошенко азартно бросил полторы тысячи танков – все свои резервы бронетехники - атаковать во фланг корпус Гота, и те завязли по дороге на Лепель в лесах и болотах, утонули в многочисленных реках, опрокинулись в воду на высоких, обрывистых западных берегах рек, где их встречали немецкие противотанковые пушки, а ещё через неделю, многократно подвергшись на марше и контрмарше бомбёжкам, полторы тысячи танков превратились в несколько десятков закалённых в бою машин, отступивших после проигранного встречного боя к Смоленску и к Ельне, куда уже прорвался с юга Гудериан, обратив в бегство штаб Тимошенко, и где немцев остановил на пути к Москве генерал Рокоссовский, спешно отозванный из-под Киева и брошенный из Москвы навстречу немецким танкам с грузовиком кабелей связи и другим грузовиком, с штабным зенитным пулемётом в кузове, «собирать по дороге всё, что только попадётся навстречу, принимать под командование и остановить врага»…
Вот и сейчас распыление артиллерии и резервов Юго-Западного фронта между двумя расходящимися в разные стороны направлениями не предвещало ничего хорошего ни для наступления Малиновского на юге, ни для наступления Черевиченко на севере. Погнавшись за двумя зайцами, Шапошников, Тимошенко и Костенко явно рисковали не поймать ни того, ни другого. Но уж очень им, как видно, хотелось «смелыми действиями» разбить немцев до наступления весны и отличиться перед Сталиным, а заодно и реабилитироваться за свои же летние провалы, и тут уже ничего нельзя было поделать подполковнику Иванову…
- Как видите, ждут в штабе фронта от 38-й армии много. А сил у нас маловато. 36500 бойцов и командиров, на них 25 000 винтовок, 790 пулемётов, 100 миномётов, 270 пушек, из них половина противотанковых, 24 танка, из них на ходу только 10, 12 000 лошадей и практически нет грузовиков. Держать оборону на стокилометровом фронте от Мясоедова до Семёновки через Волчанск и Богородичное мы ещё можем, но чтобы наступать, да ещё в двух расходящихся направлениях, имея перед собой в первой линии три пехотных дивизии противника со всеми средствами усиления, включая артиллерию и танки, - 294-ю, 257-ю и 44-ю, и ещё две в резерве под Харьковом – это уже вряд ли. Более точные сведения о противнике я надеюсь получить уже от вас. Желаю успеха. Сам я подал рапорт о переводе меня обратно в 9-й мехкорпус, который мне оставил под Киевом генерал Рокоссовский, когда его отозвали летом спасать Москву. Командовать армией – это не для меня. Да я здесь, в общем-то, человек случайный. Армия сформирована в августе. До меня ею командовали генералы Рябышев, Фекленко и Цыганов. Последний только что убыл по болезни в Москву. До начала войны он заведовал кафедрой тактики высших соединений в Харьковской военно-хозяйственной академии, прекрасно знал местность в окрестностях Харькова, где и сражалась армия осенью. Я же до войны руководил штабом Харьковского военного округа, потому и оказался теперь во главе армии. Генерал Бодин намекнул, что со дня на день нами будет получен приказ о наступлении. Так что, пока есть время, идите-ка и выспитесь с дороги.
Выспавшись, подполковник Иванов – звание полковника он получит только через две недели – вызвал к себе начальника Разведотдела полковника Пленкова. Тот доложил, что главным источником сведений о противнике служат 20 погранотрядов, действующих перед фронтом армии под непосредственным руководством армейского штаба. Оборона противника построена вокруг укреплённых узлов в Харькове, Белгороде и Балаклее и взломать её будет делом очень непростым, если вообще возможным.
На следующий день стало известно об успехе соседей справа. 21-я армия генерала Гордова вышла к шоссе Белгород-Курск и вечером завязала бои за Обоянь. Подполковник Иванов прилёг не раздеваясь вздремнуть. Через пять минут его разбудил адъютант. Генерал Костенко передал Маслову приказ маршала Тимошенко перейти в наступление, взаимодействуя с армией Гордова, и к исходу 5 января доложить о взятии Белгорода.








Читатели (99) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы